Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей



Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей / Илиотропион, или cообразование с Божественной волей / cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович) / Глава I. О том, что сообразование человеческой воли с Божественной не может состояться без совершенного упования нашего на Бога Глава II. В чем заключается упование на Господа Глава III. О том, каким способом мы можем утверждать в себе крепкое упование на Бога при обстоятельствах, противных нашей воле Глава IV. О том, какое упование на Бога имели все святые Глава V. О том, сколь многими благодатными дарами вознаграждает Бог уповающих на Него Глава VI. Упование на Бога ослабевает и изнемогает без познания о Провидении Божием Глава VII. О том, как велико Провидение Божие о наших потребностях в жизни Глава VIII. Провидение Божие о праведниках Глава IX. О провидении Божием, относящемся к друзьям и врагам Глава X. Каково сомнение или маловерие у многих людей Глава XI. О том, что от познания Божественного Провидения происходит величайшее упование на Бога, от истинного же упования рождается в нас согласие с Богом и Его Божественной волей Глава XII. Заключение, содержащее в себе наименование описанных в этой книге предметов с кратким обозначением их сути



Глава I. О том, что сообразование человеческой воли с Божественной не может состояться без совершенного упования нашего на Бога 

Самоотвержение, или свободная покорность наша Божией воле, не может совершиться, если мы будем слабы в вере в Бога, в несомненной надежде на Него во всем, а следовательно, и в истинной любви к Нему. Как я могу действовать согласно с другим лицом, которому я не верю? И как могу надеяться на того, в ком не уверен, что он станет заботиться о моем благоденствии преданно, предусмотрительно и усердно? Поэтому мы будем говорить о нашем уповании на Бога.

На вопрос о том, что в Священном Писании говорится об уповании на Бога, один из писателей XVII в. ответил: «В Священном Писании едва ли найдется какая-либо глава, в которой бы Бог не обещал всем надеющимся на Него Своей благодатной помощи и Своего Провидения (предусмотрительности и попечительности) обо всех». 

Блаженный царь Давид, наилучший учитель о надежде на Всевышнего, одну ее, преимущественно пред всеми добродетелями, прославляет от полноты своего благодарного сердца: Ты, Господи, единого на уповании вселил мя еси (даешь твердую надежду) (Пс 4,9); Господи, крепосте моя: Господь утверждение мое, и прибежище мое, и Избавитель мой, Бог мой, Помощник мой, и уповаю на Него: Защититель мой, и рог спасения моего, и Заступник мой (Пс 17, 2–3); Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашу ся? Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое, аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю (Пс 26, 1, 3); Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небесного водворится (Пс 90,1); Надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится в век живый во Иерусалиме (Пс 124,1); На Тя, Господи, уповах, да не постыжуся во век: правдою Твоею избави мя и изми мя (Пс зо, 2). Просторно было сердце Давида и преисполнено любовью и упованием на Бога! А потому он обильно черпал из Божественных источников и почерпнутое отражал в своих псалмах. 

Подобно Давиду и все мудрые и благоразумные мужи везде усердно прославляли упование на Бога: сам Соломон, этот неподражаемый образец мудрости, изрек: Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой (Притч 3, 5). Не какую-либо мудрость прославляет он, но только мудрость, происходящую от всего сердца. Да и ревностнейший из апостолов пишет: смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него; ибо Он печется о вас (1Пет 5,6–7); и псалмопевец говорит: Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает (Пс 54,23)и опять Соломон наставляет: Во всех путях твоих (т.е. делах) познавай Его (Господа), и Он направит стези твои (Притч з, 6)и Давид: Благо есть надеятися на Господа, нежели надеяться на человека (Пс 117,8). Далее пророк Иеремия: Благословен человек, который надеется на Господа, и которого упование – Господь. Ибо он будет как дерево, посаженное при водах и пускающее корни свои у потока; не знает оно, когда приходит зной; лист его зелен, и во время засухи оно не боится и не перестает приносить  плод (Иер 17, 7–9). Иуда Маккавей увещевал соотечественников: припоминайте от рода до рода, что все, надеющиеся на Него (Бога) не изнемогут (1Мак 2,61); блажени вси надеющийся Нань (Пс 2,12). Ибо это упование умилостивляет Бога и Он уповающему на Него сотворит благо; а потому твердо стой в завете... веруй Господу, и пребывай в труде твоем (Сир 11, 19–20). Остерегайся не впасть во искушение: верен Бог, Который не попустит человеку быть искушаемым сверх сил (1Кор 10, 13); будь доволен своим жребием и меру во всем наблюдай (см.: 2Кор 10, 13); помни, что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф 4,4), и что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму (Мф з, 9): все возможно Богу. Он равно спасает нас как в больших, так и в малых опасностях. 

Царь Иудейский Амасия нанял из Израильтян сто тысяч храбрых воинов за сто талантов серебра. Но человек Божий пришел к нему и сказал: царь! пусть не идет с тобою войско Израильское, потому что нет Господа с Израильтянами и всеми сынами Ефрема. Но иди ты один, делай дело, мужественно подвизайся на войне. Иначе повергнет тебя Бог пред лицем врага, ибо есть сила у Бога поддержать и повергнуть. Амасия спросил у человека Божия: «Что же делать со ста талантами, которые отдал я войску Израильскому?» И сказал человек Божий: может Господь дать тебе более сего. Послушал Амасия, уповая на Бога, и двадцать тысяч врагов погубил. Таково упование на Бога, а не на силы человеческие! (см.: 2Пар 25,6–12).

Фома по прозванию Морус138, благочестивый и просвещенный человек, находясь в заточении, на разные вопросы дочери своей Маргариты отвечал: «Ничто не может случиться, если то неугодно Богу. Все то весьма хорошо, чего Бог желает, хотя нам кажется и неприятным иногда; в благости Божией, Маргарита, я не сомневаюсь, хотя чувствую себя бессильным и немощным – в особенности, если бы я в страхе видел себя отверженным и готовым пасть в бездну, я вспомню святого Петра, начавшего уже погружаться в море, по своему маловерию, и подобно ему воззову ко Христу Спасителю: Господи! спаси меня и повели мне придти к Тебе по воде (Мф 11, 28). Верю и надеюсь, что Он не презрит меня, подаст Свою руку и не допустит, чтобы я утонул. Если же Он попустит, чтобы я соделался ближайшим соучастником Петру в его отвержении, то есть клясться и отвергнуться от Бога, поистине скажу – не потерял бы я надежды на милосердие Божие к кающимся, плакался бы горько о своем падении, и Он воззрел бы на меня и спросил: Петре! любишь ли ты Меня? Люблю, люблю, сердечно люблю тебя, Христе Господи! Совесть мою очищу и грех падения моего заглажу: здешней моей жизнью жертвуя о славе имени Твоего святого. В этом я твердо уверен, что Бог не оставит меня. Аминь». 

Истинно христианское, мудрое рассуждение! Ибо во всех делах человеческих присутствует Промысл Божий: Яко благословящии Его наследят землю, кленущии же Его потребятся. От Господа стопы человеку исправляются, и пути его восхощет зело. Егда падет, не разбиется, яко Господь подкрепляет руку его (Пс 36, 22–24). Итак, прежде всего нам должно иметь твердую надежду на Бога. 

Иисус Христос часто воспоминает и хвалит это непосгыдное упование наше на Бога. Божественный Учитель приводит многоразличные подобия, заимствованные от птиц, цветов и даже от неверных рабов для утверждения в нас несомненного упования на Бога во всем, говоря: Посмотрите на воронов: они не сеют, не жнут; нет у них ни хранилищ, ни житниц, и Бог питает их; сколько же вы лучше птиц? Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть? Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем? Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них. Если же траву на поле, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, то кольми паче вас, маловеры! (Лк 12,24–28); ваш же Отец знает, что вы имеете нужду в том (там же, 30). Сколь многоразличными образами искусно вразумлял Спаситель учеников Своих, наставляя их во всем уповать на Бога; так, Он, желая накормить пять тысяч народа, собравшегося к Нему в пустыне, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их (народ) накормить? (говорил же это, испытывая Филиппа) (Ин 6, 5). Таким же образом Он, желая четыре тысячи людей подкрепить пищей, призывает учеников на совещание, спрашивая их: «Сколько у вас хлебов?» Они же, маловеры, отвечали: «Откуда мог бы кто взять здесь, в пустыне, столько хлеба, чтобы накормить их?» О славные мужи! Бог может, Он, повелевающий нам иметь на Него всесовершенную надежду, не изнеможет в этом; Промысл Божий непогрешим и не желает оставлять в нужде уповающих на Него: Бог исполнит все Свои обещания, в этом удостоверяют нас исторические примеры всех веков. Да не падает каждый из нас духом, но да возвышается надеждой своей ко Всемогущему, возлагая на Него все свои желания и печали! И Он все устроит к лучшему для нас. 

Некто из учителей139 изъяснял слова царя Давида, сказанные им Господу Богу: кто я, Господи, Господи, и что такое дом мой, что Ты меня так возвеличил! И этого еще мало показалось в очах Твоих, Господи мой, Господи; но Ты возвестил еще о доме раба Твоего вдаль (2Цар 7,18–19). Объясняет эти слова учитель так, что Бог печется о смиренных и кротких людях неизменно, по непреложному закону, и наоборот – гордым Он противится. Этот закон вечен, как Сам Господь Бог, в роде человеческом он действует начиная с Адама; каждый человек должен хранить этот завет с Богом, то есть должен смирять себя пред Богом, любить и почитать Его всем сердцем, всею душой и всем помышлением; и Господь о нем имеет всегдашнее смотрение и охранение. Ибо к кому взываем мы? Отче наш, сущий на небесах (Мф 6,9): истинно, что Сей могущий, богатый и щедролюбивый Отец осенит нас изобильно Своей благодатью. Иероним говорит: если и малейшие животные без воли Бога Творца не падут и о всех Он промышляет, и если часть из них погибает; то – не без Его воли; а вы (все люди), тем более, что вы вечны, не должны бояться, что Промысл Божий оставит вас. Почему же мы не имеем совершенной надежды на Него, не имеем мужественного сердца, достойного такового Отца? Не отчаивайтесь, братья, если дом наш находится в величайшей нищете; но у нас есть щедрый Господь, Который не допустит умереть нам с голоду. Бесчисленные полки врагов вооружились против нас? Мы имеем непобедимого Военачальника, Который одним мановением рассыплет все войска видимых и невидимых врагов наших. Поносящие нас и проклинающие языки докучают нам и ложными клеветами оговаривают? Обратим взоры наши на небо, и Бог, Праведнейший Судия и Отмститель, готов к нашему оправданию, и земных клеветников и судей не устрашимся. Ибо никогда Бог не бывает побеждаем от людей, и Его неизреченное милосердие не может быть преодолено земными силами: верит ли кто несомненно Богу? Он больше даст ему. Уповает ли кто несомненно на Бога в исполнении своих прошений? Бог дарует ему больше из богатейших Своих сокровищниц и благословит его во всем. Ибо для возмещения наших убытков довольно возложить на Бога всю надежду, не колеблясь сомнениями, и ожидать Его великих и богатых щедрот и милостей: и по мере увеличения нашего упования в такой же мере большие получим дарования небесные. Часто мы видим, что не только упование наше не может сравниться с благостью Божией, но она превышает и превосходит его. 

О сказанном выше пространнее говорит Августин, архиерей Иппонийский, объясняя текст псалма 145-го: «Блажен, емуже Бог Иаковль помощник его, упование его на Господа Бога своего, сотворшаго небо и землю, море, и вся, яже в них (Пс 145,5–6). Если Бог сотворил не только небо и землю, но и все, что в них, следовательно, и тебя, и птиц, насекомых и червей – все это Бог сотворил и обо всем имеет попечение и радение: не говорите же: “Я не принадлежу Богу!” Ему принадлежит и душа твоя, и тело твое, ибо то и другое сотворил Бог. Скажешь, Слово Божие не числит собственно меня в бесчисленном множестве. Тебя ли не числит Тот, Кем и волосы головы твоей пересчитаны?»140 Но говоришь: «Весьма часто мы бываем так угнетены бедствиями и лишены всякого утешения и помощи, что неудивительно, когда по временам впадаем в малодушие». На это дает ответ тот же блаженный Августин: «Что бы ни случилось, неугодное нашей воле, да будет тебе известно: все случается по воле Божией, по Его Промыслу, по Его мановению (указанию) и по Его приказанию (закону). Если мы и не понимаем, почему и для чего это случилось? – вверимся Его Промыслу, ибо без причины ничего не бывает»141. Подтверждая это, продолжает блаженнейший отец, «Промысл Божественный учит нас, чтобы мы во всяком происшествии не порицали бы неразумно происшедшее, но прилежно искали бы в нем пользу, и где при этом разум наш изнемогает, там вера должна поддержать, что все случается не без пользы, хотя и сокрытой для нас: и прежде бывали полезные, но для современников непонятные происшествия, польза которых открывалась уже впоследствии. Ибо и самая эта сокровенность пользы (непонятных фактов) служит для нашей пользы, научая нас или смирению, или показывая ничтожность нашего превозношения»142. Для подтверждения этого святой отец представляет в пример нам муравья и пчелу: «Кто так умно расположил члены муравья и пчелы, чтобы они имели свои природные обычаи, свой образ жизни и свое движение? Рассмотри и обдумай дело, которое хочешь, из малейших живущих творений; каждое из них имеет все для него необходимое: разумное устройство членов, пробуждение жизни, которой движется, каждое само собой устраняется от смерти, любит жизнь свою, желает радости, уклоняется от бедствий и опасностей, обнаруживает многоразличные действия и охраняет себя, насколько может. Кто дал жало комару, которым он сосет кровь нашу и уничтожает ее; сколь тонко это жальце, вытягивающее кровь? Кто это устроил и сотворил? Малейшим вещам, рассматривая их, удивляешься и ужасаешься: восхвали же Всевышнего»143. Таким образом, размышляя, убойся своих грехопадений и страшись праведного Судии, воздающего каждому по делам его. Не прилепляясь сердцем к земному, возносясь выше него, возложи все упование свое на Бога Единого и будь, без всяких сомнений, уверен, что всякие происшествия и приключения будут споспешествовать тебе к лучшему: ибо кто верил Господу – и был постыжен? (Сир 2, 10); Блажени вси надеющийся Нань (Пс 2,12). 

Глава II. В чем заключается упование на Господа 

Итак, мы жалки и весьма бедны! Сколь малое познание имеем о Боге! Мы получаем лишь малую часть света Божиего, как луч, проходящий через скважину: мы знаем то, что Бог есть величайшее добро, до того неизмеримо великое, что все то, о чем позволительно (не противозаконно) нам просить или желать, можем получить от Него смиренной молитвой в свое время, если будем терпеливы, не будем унывать (ослабевать сердцем), но, возвышенные сердечной любовью к Богу и несомненным упованием на Него, привыкнем надеяться и молчаливо ожидать спасения Божия. Долготерпение (при обидах или при ожидании помощи Божией) – драгоценный камень для надеющихся, куда ни обратятся, везде успевают они (ср.: Притч 17,8); Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его (Плач з, 25). В чем же состоит упование на Бога и чем оно утверждается? 

Сначала заметим, что упование – выше надежды, превосходит ее; ибо упование не какая бы то ни было надежда, но надежда крепкая, совершенная, не поколебимая никакими сомнениями. Различие это выразил Сенека следующими словами: «О тебе я имею надежду, но не упование»144; последнее, то есть упование на Бога, должно обнимать собой все действия человеческие; тот только уповает на Бога, кто благорассудно содержит в себе это упование во всех предметах, как важных, так и маловажных, в каждом мгновении своей жизни верит истинно, всей душою, что Бог в свое время не оставит своего возлюбленного раба. Представим этому примеры. 

Царь Давид учредил училище для обучения воинскому делу и повелел учить иудеев стрельбе. Прежде же установления такого воинского обучения в нем был весьма искусен Иоанафан, который был удостоен похвалы самого Давида: без крови раненых, без тука сильных лук Иоанафана не возвращался назад (2Цар 1, 22): нелегко иногда попасть и в не прикрытые шлемом или панцирем части тела, но стрелы Иоанафановы пронзали обыкновенно самую броню. Упование на Бога есть таковой лук Иоанафанов: оно (упование) касается сердца Божия и проникает в Него, не возвращаясь без Божией милости к уповающим на Бога. Всех царей израильских и иудейских вместе было тридцать девять; но сколько же из них могли (заслуживали) пронзать сердце Божие своим упованием на Него? Всего три или четыре из тридцати девяти: Давид, Езекия, Иосия, к ним же мог бы причислен быть и Иосафат, если бы он уничтожил нечестивые жертвоприношения на высотах. Сердца этих царей были поистине правы пред Богом и исполнены несомненным, твердым упованием на Бога. 

Когда великое множество моавитян и аммонитян, объединившись, пошли войною на Иосафата, он, не в силах противиться врагам, обратился с величайшим упованием к Богу: весь предался молитвам ко Господу; объявил пост по всей Иудее. И общенародное собрание пред лицеи Господа для умилостивления Бога и для общего совета, и молитву свою заключил словами: Боже наш! Ты суди их (врагов). Ибо нет в нас силы против множества сего великого, пришедшего на нас, и мы не знаем, что делать, но к Тебе обращаем очи наши! И помощь Божия немедленно явилась: здесь же, в этом собрании, находился благочестивый муж Иозиил, на которого сошел Дух Господень, и он вещал: слушайте все Иудеи и жители Иерусалима и царь Иосафат! Так говорит Господь к вам: не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия. Не вам сражаться на сей раз; вы станьте, стойте и смотрите на спасение Господне, посылаемое вам (2 Пар го, 1, з, 12,14–15,17). Ободренный этими словами, Иосафат вывел свое войско против врагов, и чтобы оно не оробело вступить в брань со столь великим множеством противников, он, как храбрый и непобедимый полководец, ободряя сердца своих воинов упованием на Бога, сказал им: послушайте меня, Иудеи и жители Иерусалима! Верьте Господу Богу вашему, и будете тверды; верьте пророкам Его, и будет успех вам (2Пар 20,20) Он приказал поставить впереди войска церковных певчих, чтобы они в благолепии святыни воспевали и славословили Господа, пели псалом: «Исповедайте Господа, ибо Он благ, милость (помощь) Его вечна!» Смотрите, дивная вещь: царь с войском вступает в сражение подобно епископу, входящему в церковь со священнослужителями. Поистине явление необыкновенное и на поле брани достойное смеха – выставлять беспомощных, безоружных певцов впереди вооруженных воинов! Но Бог присутствовал при Иосафате, споспешествуя ему, вооружившемуся таким непобедимым оружием упования на Бога. В то время когда певцы начали петь славословие Всевышнему, Господь невидимо возбудил между аммонитянами и моавитянами междоусобие: враги рубили и резали друг друга до последнего своего воина. Войско же Иосафатово вступило на возвышенное место и увидело одни трупы врагов, лежащие на земле, и не было ни одного врага, который бы не избежал смерти. На месте вражьего междуусобного побоища Иосафат увидел множество дорогой одежды, драгоценных сосудов и велел народу своему забирать добычу: три дня собирали ее, так она была многочисленна. Смотрите, как могущественно крепкое, истинное упование на Бога, во всех случаях жизни оно сильнее всех других средств – словом, оно непобедимо! 

Если во всех наших делах, как сказано выше, благопотребно упование на Бога, то тем более оно необходимо, когда мы совершаем молитвы или перетерпеваем какие-либо неприятности. Об этом поговорим в следующей главе, а о молитвах скажем здесь. 

Размышляя о молитве, один красноречивый учитель сказал: «Молитва у многих людей бывает или страшливой и боязливой, или нерадивой, или же безрассудной. Боязливая молитва не доходит до неба, потому что безмерная боязнь смущает ум до того, что молитва не только не восходит на небо, но даже не может быть произносима. Нерадивая молитва в своем восхождении слабеет от лености (уныния) и изнемогает до того, что совершенно теряет силу. Безрассудная молитва хотя доходит до неба, но падает оттуда и возвращается назад, потому что встречает себе препятствие и не только не получает милости от Бога, но и раздражает Его своею безрассудностью. Молитва же верная, смиренная и горячая восходит беспрепятственно на небо и не может быть неуслышанной»145. Итак, прежде всего необходимо чтобы молитва была верной. Как многие из нас, прежде чем начать молиться, начинают уже сомневаться: «Господь не услышит меня, не умолю Его о том, чего буду просить, напрасно буду взывать к Нему». О, такая молитва – бедный посланник до Бога! Только что вышел из дому, тотчас же падает, не опираясь на упование. Каково же должно быть упование при богоприятных молитвах, тому поучает нас Христос Господь: в одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего. Но он долгое время не хотел (Лк 18,2–4); безбожный медлитель! Наконец, побежденный безотступным беспокойством, причиняемым ему вдовой, правильно рассудил спор ее с соперником. Вот крепкое упование вдовы, постоянно твердившей: «Сегодня судья защитит меня», но когда надежды ее не оправдал истекший день, она говорила: «Не сегодня, так завтра защитит меня, или в третий день, или через месяц, в этом году дело кончится непременно». Итак, долготерпеливое упование вдовы наконец одержало победу. Христос представил нам эту притчу как доказательство тому, что неотступное прошение (молитва) имело и у неправедного судьи такую силу, тем более оно действительно и благотворно у премилосердного Небесного Отца. Ум наш, подобно упомянутой вдове, насчитывает множество противников себе. Зачем же он медлит? Зачем не обращается к всеправеднейшему Судии и все свои необходимые нужды и дела не откроет и не поручит Ему с совершенным упованием на Него? Бог ли не защитит избранных своих, вопиющих к Нему день и ночь, и долготерпения их (то есть не в ту ж минуту наказывает их гонителей, если предвидит их исправление)? Блаженный царь Давид, побуждая нас обращаться к Богу за помощью, говорит: Открый ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворит (то есть все приведет в порядок, поможет и защитит тебя) (Пс 36,5). Что ужасаешься? Что падаешь духом неверия? Тебя оговаривает кто, ругает? Передай Господу, и Он совершит. Плоть ли твоя не покоряется духу разума? Помолись со слезами, и Он совершит. Различные искушения, или наветы бесов, не дают тебе покоя? Призови Бога в помощь, и Он совершит. Все, что ни делаешь, уповай на Бога, и Он совершит. 

Продолжим начатую нами беседу о прошении, или молитве. Иисус Христос предлагает нам еще и другой пример: если кто, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: друг! дай мне взаймы три хлеба. Ибо друг мой с дороги зашел ко мне, и мне нечего предложить ему. А тот изнутри скажет ему в ответ: не беспокой меня, двери уже заперты, и дети мои со мной на постели; не могу встать и дать тебе. Если (говорит Христос) он не встанет, не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему сколько просит. И Я скажу вам (слова Христовы): просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам (Лк и, 5–9). Нет ничего приятнее Богу, когда мы к Нему прибегаем и умоляем Его о помощи себе с таким упованием, как друг к другу; ни один человек и никогда не должен думать о том, что уже не время призывать ему Бога, то есть никогда не должен отчаиваться в спасении Божием. Смотрите, как убогий бедняк, чтобы получить грош или кусок хлеба, терпеливо стоит пред дверьми или бежит за проезжающим на повозке и смиренно кланяется, прося подаяния. Что же нам нужно делать, когда просим себе милости и помилования у всещедрого и всемилостивого Бога? Нам необходимо быть постоянными и терпеливыми, когда скоро не получаем просимого, и иметь несомненное упование, что Бог не оставит наше прошение без благотворных для нас последствий. Возлюбленный ученик Христов Иоанн так говорит об этом: вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную. И вот какое дерзновение (уверенность) мы имеем к Нему, что, когда просим чего по воле Его, Он слушает нас во всем, о чем бы мы ни просили, – знаем и то, что получаем просимое от Него (1Ин 5,13–15). Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? Или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы? Или, если попросит яйца, подаст ему скорпиона? Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святаго просящим у Него (Лк 11, 11–13). Но часто бывает, что мы безрассудно просим себе не хлеба, но камня, не рыбы, но скорпиона: ибо мы не знаем часто, о чем молиться, как должно; но Сам Дух Святой ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными (Рим 8,26). И если Бог, остерегая нас от погибели, не исполняет наших молитв, то мы недовольны, ропщем на чадолюбивого Отца, говоря: «Он не видит и не слышит». О безрассудные! Часто ли родители препятствуют своим детям есть несозревшее яблоко и какой-либо другой вредной пищи, хотя они приготовляют для них и завещают многотысячные наследства? 

Святой апостол Павел прилежно молился Богу о том, чтобы быть свободным от искушения плоти, думая, что просит праведной и полезной вещи, но молитва его не была услышана Богом, отвечавшим ему: довольно для тебя благодати Моей против искушений (2Кор 12, 9). Когда и мы не получаем просимого нами у Бога, то да будет нам известно, это делается потому, что или исполнение нашего прошения вовсе для нас не полезно, или же полезнее отложить его до большей благопотребности, или, наконец, что Бог предвидит и предназначает время более благоприятное для нас, в которое будет совершено наше прошение, чтобы мы между тем с большим упованием умоляли бы Его о милости. Но просить у Бога чего-либо жестокого, бесчеловечного (например, смерти врага своего) недопустимо: во-первых, потому что Бог, как милостивый Отец наш, откажет в нашем прошении, а во-вторых, как Праведный Судия, обратит просимое для другого против нас самих и молитва наша из молитвы обратится в тяжкий грех (см.: Пс 108,7). Да будет нам известно и то, что всякая молитва наша, произносимая с должной покорностью воле Божией, бывает всегда услышана, и мы получим или просимое нами у Господа, или Он дает нам другое, что для нас лучше. Это весьма укрепляет наше упование на Бога. Все, о чем молясь просим по воле Божией, Он услышит и даст нам. 

Глава III. О том, каким способом мы можем утверждать в себе крепкое упование на Бога при обстоятельствах, противных нашей воле 

Кормчий познается во время морских бурь и штормов; воин – в сражении; подвижник – в борьбе против искушений. Никто не знает, на что он способен, если не испытает себя в многоразличных бедствиях. К познанию себя необходимы испытания. Кто может совершить как должно свое дело, если он не изучил его практически, не привык к нему? Некоторые добровольно предаются бедствиям, испытывая свою добродетель, кроющуюся во время благополучия. Радуются, говорю, великие мужи в скорбях и трудах, как мужественные воины в сражениях. Всякая доблесть желает пребывать в сопротивлении себе, она идет прямой дорогой, и ее победа над встречными неприятностями есть часть ее славы. Поэтому Бог тем, которых Он избрал Себе, дает совет подвизаться (трудиться, страдать) и часто подает им повод совершить что-нибудь доблестное, великодушное, требующее пожертвования собою; некоторые неудобства в здешней жизни нам необходимы: откуда можно узнать, насколько преуспел ты в надежде на Бога, если все сбывается по твоему желанию? Откуда будет известно, что ты стерпишь нищету, если изобилуешь богатством? Откуда узнаешь, что имеешь мужество переносить бесчестие, зависть человеческую, если проводишь свою жизнь в радости, без всяких огорчений? Действительно, для познания самого себя необходимы испытания. Немудрено возглашать живя в благополучии: Господь утверждение мое, и прибежище мое, и Избавитель мой (Пс 17, з); когда в то же время нищий говорит: «Знаю хорошо, что не умру с голоду на этой неделе, когда имею торбу, полную хлеба», без всякой надежды он это говорит. Упование (в русском языке упование и надежда – синонимы) видимого не есть упование, ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении (Рим 8,24–25). А потому упование на Бога становится тогда видимее, ярче, когда мы переносим все наши бедствия мужественно, когда они тяготеют над нами. Об этом и будет наша беседа. 

Крепким основанием нашей беседы будут две истины. 

Первая истина. В мире везде, во всяком состоянии и звании жизнь наша переполнена искушениями и бедствиями, иначе и нет возможности продолжать здесь жизнь. Сам Христос, Бог наш, предсказал: В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир (Ин 16, 33); все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим з, 12).

Вторая истина. Мы не должны забывать изречения святого Павла: верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести (1Кор 10, 13). 

При таком двойном основании святой Киприан так наставляет нас об уповании на Бога: «Положим, что слуга твой виновен, заслужил быть наказанным пощечиной или плетью: но ты дал ему только легенький щелчок; он тотчас же рассвирепел, бросил работу, ушел из дому и везде твоим недоброжелателям рассказывает о тебе разные нелепости; и если я такому человеку стану покровительствовать, буду ли я тебе приятен? Поистине слуга этот – негодяй, уже не единожды уличенный, заслуживает большего наказания. И как сопротивляющийся своему хозяину, желавшему исправить его, он должен быть наказанным по уголовным законам. Если бы, обратясь к друзьям своего бывшего хозяина, он стал просить себе защиты, то казался бы потерявшим разум, но так как он обратился к неприятелям хозяина, пред ними оклеветал и обругал его, то поступок этот вдвойне преступен ». 

В образе этого слуги узнай, христианин, себя самого; когда Бог тебя наказывает, то наказание это гораздо легче (что Богу свойственно), чем ты заслужил. Зачем же ты смиренно не покоришься Ему? Что за нелепости болтаешь, говоря: «Заслужил ли я тюрьму или ссылку? Когда поступают так со мной, я стану еще больше пьянствовать, чтобы вином залить свое горе. Зачем сам себя мучаю? Зачем не дам себе покоя, обремененный такими бедствиями от Бога?» Это и есть, о человек, предать самого себя врагам своим; почему ты не обращаешься за помощью к друзьям Божиим? Опомнись и призови их в помощь себе! Уповай на Бога и смиренно покорись Ему. Где есть упование на Бога, там воля наша крепко привязана к Богу; напротив, весьма мерзостно и противно, когда Всеблагий Господь Бог желает исправить недоброго служителя легким наказанием, тот не желает того, полагая, что он не заслужил столь тяжкого наказания. Оставь свое безумие: уповай на Бога и живи на своем месте, не нарушая своих обязанностей и обетов; не удивляйся и не завидуй делам грешника, веруй Господу, и пребывай в труде твоем (Сир 11, 20). Блаженный Иероним, побуждая к упованию на Бога, говорит: «весьма много в мире льстивых приманок и бесчисленных сетей; но мы воскликнем к Богу: “Если я буду находиться среди смертельных опасностей, не убоюсь зла, ибо Ты со мною; если станет против меня целый полк неприятелей (всех диаволов геенны), не убоится сердце мое; если начнется против меня война (всех в мире нечестивых человеков), и тогда я безопасен, уповая на Господа (ср.: Пс 26,2-з)”»146. Если же, по действу злого духа, возникнут в тебе льстивые помышления, смущающие тебя, и ты начнешь увлекаться ими, но разум твой и совесть спросят: что мне делать? – на вопрос отвечает тебе Елисей: «не бойся, ибо многочисленные свидетели говорят за нас». Справедливо сказал Амвросий: «Там бывает большая помощь, где возникнут большие бедствия: ибо как в благополучное время, так равно и в скорбное Бог – могущественнейший нам помощник»147. Бог обратил камень в хранилище меда и елея: ибо питал Бог израильтян в пустыне медом из камня и елеем из твердой скалы (см.: Втор 32,13). Сотни и тысячи народа освежил и напоил Он из чистого источника в таком месте, где не мог бы удовлетворить свою жажду малейший птенец. У Бога есть крылатые слуги, очень быстрые, быстрее ветра, через которых посылает Он пищу избранным Своим: если и мы возложим на Бога сердечное свое упование, Он будет с нами, не оставит нас. Но часто пытливый ум наш рассуждает подобно Гедеону, вопрошающему явившегося ему Ангела: «Господин мой! если Господь Бог с нами, то отчего постигают нас все эти бедствия? Где Его чудеса, о которых нам повествуют? О Промысле Божием говорится дивное и величественное, мы имеем заповедь: во всем на Бога полагаться; но между тем волны многоразличных бед и скорбей бросают нас туда и сюда, и мы бедствуем и погибаем. Если Бог с нами, зачем постигают нас многоразличные несчастья, которые подавляют нас печалью?» Попытаемся ответить на этот вопрос. 

Один из мудрых учителей, увидев слишком опечаленного авву, сказал ему в утешение: «Да не погубит тебя эта ужасная буря морская, да не поглотит тебя пучина водная (ср.: Пс 68, 16). Пусть смиренномудрие твое привыкнет не побеждаться от злого, но побеждать зло добром: и победишь, если возложишь на Бога крепкую надежду и будешь терпеливо ожидать окончания дела. Лучше тебе смиренно предать себя под крепкую руку Божию и никак не противиться распоряжению Всевышнего»148. Хотя диавол люто свирепеет и крепко вооружается, но без повеления Божия не может никому вредить, ни даже и свиньям прикоснуться не может (см.: Лк 8,32). Зачем же нам бояться адского змея, связанного железными оковами, ни для кого не страшного и не способного никому вредить, кроме разве тому, кто сам к нему приблизится? Но вот я слышу, что некоторые говорят о себе: «Я так страдаю, что кажется мне, я уже брошен в ад». Поэтому ли ты, христианин, теряешь надежду свою на Бога? – Верь мне, не ты один так страдаешь; много есть таких, которые, подверженные адским мукам, выходят из этого ада невредимыми. Товит, муж доброй, непорочной жизни, находился в таком горьком положении, но не терял упования на Бога и был услышан и восхвалил Его в следующих выражениях: Ты, Господи, наказываешь и опять утешаешь, низводишь во ад и опять выводишь оттуда, и от руки Твоей никто не убежит (см.: Тов 13,2). Чтобы научить святых апостолов быть великодушными и попечительными так же о других, как и о себе самих, Христос Господь взял их с собой на корабль и попустил ветрам взволновать море сильной бурей. Бедствуя среди ужаснейших волн, ученики Христовы решили, что они уже погибают, и тем более убоялись. Предполагая, что Христос уснул крепким сном, начали будить Его, взывая: Господи! спаси нас, погибаем! Тогда Христос говорит им: «Что вы так боязливы, маловерные? зачем устрашились? где вера ваша? что может вредить спящему человеку, когда Бог над ним бодрствует и никогда не дремлет». Отсюда явно, что упование на Бога, преимущественно среди величайших опасностей, торжествует, когда всё и все находится в страхе и трепете (ср.: Мф 8, 24–27). Какие многочисленные бедствия постигли праведного Иова: враги угнали весь его скот, а что осталось, было истреблено огнем небесным, все его дети погибли при падении и разрушении дома; сам Иов, не только покрытый гнойными струпьями, но весь сделавшийся одной язвой, сверх того растерзанный упреками своей жены и друзей, все погубил, кроме одного крепкого упования на Бога. Он, брошенный на гноище, в куче червей, истекающий смрадным гноем, обтирая его не мягким платком, но соскребая черепком, против обыкновения; однако ж при всем этом мужественный подвижник победоносно возглашал: «если и убьет меня, на Него уповаю, Он мой Спаситель, и жив буду!» Многоплачевное это позорище обратилось потом в величайшую радость и невозмутимое спокойствие. О! Как часто бывает, что плачевное начало венчается благотворным концом! 

И так каждый, обуреваемый волнами скорбей, укрепись, умножь свою надежду на Бога. Как поступаешь ты, маловерный человек, в том случае, когда сильный дождь застигнет тебя? Верно, если это случится в городе ли, селении, ты ищешь в доме укрытия от дождя и в поле бежишь под ветвистое дерево. Здесь же, во время скорбной бури, для тебя безопасное убежище – крепкое упование на Бога, и никогда не найдешь ты в пустыне мира сего столь благоприятной гостиницы, которая будет в дождь – покровом, в сильный холод – баней и во всякой беде твоей – защитой. Это упование на Господа всякой твари: уповай на Бога и, подобно мореплавателям, которые, готовясь к плаванию, ожидают от Бога попутного ветра, так и ты пребывай в своем звании, а все прочее Бог устроит: «Человек предполагает, а Бог располагает», – говорит мудрая пословица. Так и ты предполагай по своим обстоятельствам, а Бог совершит твои начинания к лучшему для тебя по воле Своей святой и праведной. И если случится какая-либо скорбь, терпи долго и ожидай, подобно земледельцу, благоприятного богатого жнива: уповай на Бога. 

Скажешь, терпеть от врага как-то легче; но невыносимо страдать от людей, кажущихся добронравными; это превосходит всякое терпение: оно смущает вас и оскорбляет донельзя. Что же нового и необыкновенного в этом? Так было всегда в мире: во времена апостольские заурядным делом было вершить обиженным суд неправедный под видом законного, содержать в сердце лесть, прикрывая ее маской правды; так же было обыкновенным переносить обиды и неправды, страдать от друзей, родственников и людей, облагодетельствованных нами. Истинны слова Христовы, предсказанные Им заранее о последующих временах: отныне пятеро в одном доме станут разделяться (противиться), трое против двух, и двое против трех: отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей (Лк 12,52–53). При этом увидишь, что совершаемые благодеяния обращаются в злодеяния, преследуются жизнь и здоровье тех, за которых преследователи должны были не щадить ни своей жизни, ни своего здоровья. Царя Давида преследовали не только Ахитофел, ближайший его советник, и не только его тесть Саул, но и Авессалом, его сын; и Господа Иисуса Христа кто убил? Убили Его не язычники (идолопоклонники), но возлюбленные Богом сыны Израилевы. Его спросят, отчего у Тебя язвы на руках, и Он ответит: оттого, что Меня искололи (пронзили) в доме, возлюбленном Мною (см.: Зах 13, 6). Еще более печально, что и от самих учеников Своих сколько потерпел Иисус Христос: Иуда Искариотский, которому за несколько предшествовавших часов Христос умыл ноги, сделал его участником Своей Тайной Вечери (Святого Причащения), этот неблагодарный ученик и раб предал врагам своего Господа, возлюбленный Петр отвергся от Него при страдании Его, а прочие Его ученики оставили Его и бежали: что удивляемся мы? враги человеку – домашние его, – сказал пророк (Мих 7,6). Но уповающий на Бога все это побеждает. Спросишь при нашем уповании на Бога, каким образом мы удобно можем одержать эту победу? Вот тебе шесть кратких наставлений для того. 

Первое наставление. Если с тобой случится несчастье, ты немедленно, тотчас же обратись к Богу и открой Ему свое сердце о том, почему ты страдаешь, что причиняет тебе нестерпимую боль. В этом отношении мы, едва ли не все, сильно грешим: когда тяготят бедствия и огорчения, то мы всем жалуемся и всех приводим в сожаление о нас; одного только Бога забываем, Он бывает последним из всех, к кому мы прибегаем, прося помощи: и тем порядок превращаем в беспорядок. Иначе поступал Давид; он говорил: Возведох очи мои в горы (то есть к жилищу Божию), отнюдуже приидет помощь моя; помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю (Пс 120,1–2). Всякий, кто не поступает так тотчас же в несчастье, бывает встревожен гневом ли, болезнью или обидами до такой степени, что не может прийти в себя; а потому и при малейшем смущении не медля обратись к Богу, говоря: Господи! что повелишь мне делать? (Деян 9, 6). И тотчас же услышишь ответ толкователя Божией воли: «Надейся на Господа; будь мужествен; да будет сердце твое крепко, и надейся на Господа». Злые замыслы прогони и всеми силами не допускай их до себя, истреби их, а непрестанно держи в уме: Господи! что повелишь мне делать? 

Второе наставление. Молчи и воздержи хотя бы уста и язык, когда не можешь удержать ум; последуй благому и благотворному совету царя Давида: Рех: сохраню пути моя, еже не согрешати ми языком моим: положих устом моим хранило, внегда вocmamu грешному предо мною. Онемех и смирихся, и умолчах от благ (Пс 38, 2–3). Потому молчи; ибо если в бедствиях и притеснениях не обуздаешь языка, не удержишь его, то знай, что легко наживешь себе беду, споткнешься в словах, – а потому безопаснее молчать, в особенности о своих бедах и противниках. Ты не можешь говорить о них ничего хорошего? По крайней мере не говори о них и злого слова: пусть будет совесть твоя утешителем, а праведнейший Бог – Судьей, от очей Его не сокроются твои противники и их злоумышления; уповай на Бога и молчи. 

Третье наставление. Когда ты обратишься к Богу и привыкнешь молчать, тогда всего себя предоставь воле Божией, искренно покорись ей и благодари Бога, что Он благоволил удостоить тебя невинно страдать, а если и заслужил ты страдание, то своим терпением загладишь вину и обнаружишь свое незлобие. Покорный воле Божией человек держит Бога как бы в объятиях своих, говоря то же, что сказал Иаков, когда боролся с Ангелом: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня (Быт 32,26). Когда при опрокидывании лодки двое в ней сидящих крепко ухватятся друг за друга, то приходится обоим погрузиться в воду, если лодка опрокинется. Таким же образом для нас необходимо наитеснее присоединяться к Богу и покориться Его всеправедной воле в постигающих нас бедствиях, смиренно говоря: «Делай со мной что Тебе угодно, о Боже мой, не упущу Тебя и Тебя повлеку в глубину водную, тем более уповая на Тебя, чем менее надеюсь на себя». 

В четвертых. Когда сколько-нибудь утихнет скорбная буря, обратись к молитве: призывай к себе на помощь Пречистую Божию Матерь, святых Ангелов и святых угодников Божиих и представь им свою нужду, свою беду; и недостаточно сделать это один раз, повторяй опять через многие дни, времена и целые годы, если того требует дело твое. Не переставай до конца постоянным своим прошением отверзать Божию десницу, которую Он крепко сжал для оказания тебе просимой помощи. Царь Езекия, получив грозное послание нечестивого Сеннахирима, пошел в дом Господень, и развернул его послание пред лицом Господним, и помолился, имея всегда в устах и сердце все упование на Господа Бога, говоря: Господи Боже Израилев, седящий на Херувимах! Ты один Бог всех царств земли, Ты сотворил небо и землю. Приклони, Господи, ухо Твое и услышь меня; открой, Господи, очи Твои, и воззри, и услышь слова Сеннахирима, который послал поносить Тебя, Бога живаго!.. И ныне, Господи Боже наш, спаси нас от руки его, и узнают все царства земли, что Ты, Господи, Бог один (4Цар 19,15,19). И каждый, отягощенный печалью, разверни писание твое пред Богом, и сколько имеешь обид и неприятностей – все их представь пред очи всеправеднейшего Судии и премилосердного Отца. Если же прошение твое не будет исполнено, то размышляй о непостижимости судов Божиих и о совершенном всеведении и Промысле Вышняго и всецело предоставь себя воле Божией. Ты поступил как было должно, остальное Бог исполнит. 

Пятое наставление. Посоветуйся с человеком мудрым и, по наставлению Сираха, без рассуждения не делай ничего, и когда сделаешь, не раскаивайся (Сир 32, 21). Более же всего остерегайся следовать своим вожделениям и влечениям; ибо потеряешь всякое терпение, погубишь всю кротость, если послушаешь внутренних своих советников, то есть пристрастий и влечений: они – недобрые советники. Скорбь постигла тебя не без Божия распоряжения; Ему же лучше всех известно, как ты освободишься от скорби и искоренишь ее. Но если безвременно отважишься на что-нибудь, повторяя: «Так хочу сделать, так повелеваю, вместо возражений волю мою представляю». Хотя это тебе и приятно, но оно расстроит Божие распоряжение о тебе и впоследствии сам на себя станешь пенять, что причинил себе зло. Всякое зло мы причиняем сами себе своей непокорностью Богу; об этом говорит пророк со вздохом: у Господа Бога нашего – правда, а у нас – стыд на лицах... оттого, что мы согрешили пред Господом, и не покорялись Ему, и не слушали гласа Господа Бога нашего, чтобы ходить в повелениях Господа, которые Он дал пред лицом нашим (Вар 1,15,17–18). Итак, каждый всю свою надежду возлагай на Бога, исполняя Его заповеди, и чем крепче будет надежда твоя на Бога, тем сильнее сделаешься против врага своего и будешь в покое и безопасности. 

Наконец, шестое наставление. Если, несмотря на все твое усердие и заботливость, не сбывается что-либо по твоему желанию, не вознегодуй на Бога и ни на едино из Его творений; но поразмысли, что Богу известно до малейшей черты, что ты уже потерпел, что еще предстоит потерпеть тебе: Он желает изведать и укрепить твое мужество: а потому что Богу приятно, то самое и тебе да будет благоприятно. Ибо воистину счастливы мы, о, Израиль, что угодное Богу и для нас благотворно (см.: Вар 4,4). 

Никто не дерзай говорить: «Вижу – напрасно тружусь: просил я у Бога помощи с величайшим упованием на Него, всего себя предоставляя в Его волю; но ничего не вымолил. И ты говоришь: что знает Бог? может ли Он судить сквозь мрак? Облака – завеса Его, так что Он не видит, а ходит только по небесному кругу» (Иов 22,13–14). Это слова людей нечестивых. Ничего нет суетного в том, что хорошо сотворено: разве у Бога есть одно только казнохранилище, и если кто не получает от Него денег, то ничего другого да не надеется и да не ожидает? Неразумен тот работник, который за свой труд хочет получить от своего господина только одну мелкую монету. И если господин будет уплачивать ему золотыми империалами или отборной пшеницей, неужели работник воспротивится принять такую плату и будет требовать непременно мелкой монеты? Итак, да будет уверен всякий, кто не получил от Бога просимого, что он не тщетно молился, он умолит Бога дать ему что- либо другое, несравненно лучшее. 

Если Бог не утоляет Своего гнева, наказывая нас различными бедствиями и скорбями, то Он, милосердный Отец, поступает с нами так, как поступают благоразумные родители со своими детьми. Они наказывают детей розгой и, ударивши несколько раз, спрашивают: «Будешь ли еще не слушать меня и проказничать?» Если строптивое дитя молчит, опять бьют, приговаривая: «Будь покорен, добр»; и продолжают это до тех пор, пока сын одумается и с истинным раскаянием даст обещание исправиться. Тогда отец говорит: «Смотри же, помни это и не повторяй своего упорства». Так и Бог наказывает нас и по временам спрашивает: «Желаешь ли во всем следовать Моей воле и надеяться на одного Меня?» И как это часто бывает, мы или ожесточенно молчим, или отвечаем на вопрос нерешительно, уклончиво, потому Бог не прекращает часто посылать на нас различные бичи для нашего вразумления и ожидает искреннего от нас ответа: «Хочу, Отче мой, хочу во всем последовать Твоей воле: скажи – что повелишь мне делать?» 

Один красноречивый учитель прекрасно охарактеризовал означенный вопрос: Господи! что повелишь мне делать? – говоря: «О слово краткое, но полное, но живое, но действующее, достойное всякого принятия! Как немного находится таких самоотверженных людей, которые и самое сердце свое отдали Богу, говоря: “Хочу чего Бог хочет, а не я”, ежечасно повторяя: Господи! что повелишь мне делать? Беда нынешнего века: мы больше встречаем слепых, упоминаемых в Евангелии, чем новообратившихся ко Христу апостолов, подобных святому Павлу, спрашивавшему с трепетом у Господа: Господи! что повелишь мне делать? Когда евангельский слепой умолял Спасителя, говоря: Сын Давидов! помилуй меня! – Господь сказал ему: чего ты хочешь от Меня? (Лк 18,38,41). Как велико милосердие Твое, Господи! Как велика благость Твоя! Так ли Господь вопрошает раба, чтобы исполнить его волю? Действительно тот слеп, который не рассудил, не ужаснулся и не сказал с величайшим смирением: “Нет, Господи, я недостоин такого вопрошения; приличнее мне сказать Господу моему: Господи! что повелишь мне делать? – ибо не моя воля должна бьггь исполнена тобой, но Твоя воля да будет мне непременным законом, да последую ей: Господи! что повелишь мне делать?”»149 

Таковое упование на Бога, о котором мы беседовали здесь, не может пребывать в нас постоянным и неизменным, если мы не утвердим его своим долготерпением и покорностью воле Божией по навыку. В притворе храма Соломонова находились два столба: один из них назывался Иахин (на правой стороне), а другой – Воаз (на левой стороне): эти столбы символизировали долготерпение и постоянство; (см.: З Цар 7, 21) этими-то столпами должно быть утверждено упование наше на Бога. Безмерную печаль поглощает долготерпение. Постоянству же ничто, определяемое временем, не кажется продолжительным; приближающий же себя к Богу упованием яко гора Сион: не подвижится в век (Пс 124, 1).

Глава IV. О том, какое упование на Бога имели все святые

Истинное благородство христианского рода в том, чтобы в сомнительных или весьма трудных случаях уповать на Бога и в Нем одном иметь крепкую опору. Такое суждение достойно и мужественно; тот велик и славен, кто имеет величайшую надежду на Бога именно тогда, когда угрожает ему величайшая опасность. Такое упование на Бога имели не только святые мужи, но и жены. 

Не стану повествовать об Аврааме, твердом верой в Бога. Авраам верил Богу и уповал на Него, не имея надежды иметь детей, он не усомнился в обетовании Божием неверованием, но превозмог верой, прославив Бога, и знал, что Бог силен соделать то, что Он обещал; он не пощадил единородного своего сына, принося его в жертву по повелению Божию; он с тремястами восемнадцатью своих домочадцев победил четырех царей. Умолчу об Иосифе, первом властелине всего Египта, он многократно доводим был до величайшей печали, но не пал духом, ибо имел сердце, уповающее на Бога. Моисей, укрепляемый Богом, сколько славных дел сотворил? – все полки египетские в один раз потопил в море; на войне с амаликитянами, вместо бесчисленных воинских орудий имея один только жезл в руке, сказал он своему военачальнику (Иисусу Навину): Выбери нам мужей (сильных) и пойди, сразись с Амаликитянами; завтра я стану на вершине холма, и жезл Божий будет в руке моей (Исх 17,9). Удивительное, чудное дело! Моисей стоял ничего не делая, как зритель, и поразил все полки врагов. Далее Иисус Навин, военачальник, имея невыразимое словами упование, дерзнул повелеть солнцу, чтобы оно остановилось в своем течении, сказав: стой, солнце, над Гаваоном!.. и оно остановилось, стояло солнце среди неба, и не спешило к западу почти целый день. И не было такого дня ни прежде ни после того, в который Господь так внимателен был к голосу человеческому, и это потому, что Сам Господь сражался за Израиля (Нав 10, 12–14). Как Иисус Навин остановил течение солнца вперед, так Езе- кия через пророка Исаию заставил солнце возвратиться назад в течении своем (ср.: 4Цар 20,9–11). Что же припомнить нам о Халеве? Он имел столь сильное упование на Бога, что не устрашился войти в среду многотысячного народа израильского, взбунтовавшегося против Моисея и Аарона, и обличить их беззаконие, говоря: если Господь милостив к нам, то введет нас в землю сию (то есть Ханаанскую); только против Господа не восставайте и не бойтесь народа земли сей; ибо он достанется нам на съедение; защиты у них не стало, а с нами Господь; не бойтесь их (Чис 14, 8–9). Столь же сильное упование на Бога имел Гедеон, рожденный скорее быть земледельцем, нежели воином; он, уповая на Бога, дерзнул с тремястами воинов выступить против бесчисленного неприятельского войска, напал на него и победил. 

Действительно человек, вооруженный непоколебимым упованием на Бога, заставляет Его весь мир изменить с его естественными законами. Мы уже видели тому пример, говоря о Езекии. По его желанию солнце повернуло свое течение на десять степеней назад: если верить Птолемею, то солнце во время равноденствия движется со скоростью триста шестьдесят пять тысяч двадцать три мили, из которых каждая степень требует часа времени для пробега; когда солнце на десять степеней воротилось назад, то есть на десять часов, то оно совершило отступление назад в три миллиона шестьсот пятьдесят две тысячи двести тридцать миль 3 652 230 миль. 

Явление это чудно и удивительно, но оно, по воле Божией, совершилось мгновенно, солнце как бы кто дернул назад за привязанную к нему веревку. Упование на Бога у Езекии обнаружилось в силе своей в другой раз, когда Сеннахирим, царь Ассирийский, окружил многочисленным войском Иерусалим. Езекия, укрепляя город Давидов, более всего укреплял в народе упование на Бога, говоря: «будьте тверды и мужественны, не бойтесь и не страшитесь царя Ассирийского и всего множества, которое с ним; потому что с нами более защиты, нежели с ним: с ним мышца плотская (человеческая сила), а с нами Господь Бог наш, чтобы помогать нам и сражаться в войсках наших против врагов»; и укрепил он народ свой надеждой на Бога, и открылась чудная помощь Божия: Господь послал Ангела, и он истребил всех и главноначальствующего и начальствующих в войске царя Ассирийского, и он со стыдом возвратился в землю свою (ср.: 2Пар 22,7–8,21; Ис з7,16–17,20–21). Седекия же, царь, не последовал примеру Езекии, хотя имел и больше войска, чем Езекия. Причиной погибели Седекии было упование на свое могущество, нежели на Божие. 

То же самое погубило и иудейского царя Асу: тридцать шесть лет царствовал Аса благочестиво и был весьма любезен Богу, но после лишился милости Божией по той причине, что надежду свою возложил не на Бога, а на человеческие силы. Хотя даже дело Асы, по человеческому рассуждению, казалось не заслуживающим и малейшего наказания, ибо какое это преступление? Он послал Венададу, царю Сирийскому, серебро и золото, говоря: союз да будет между мною и тобою, как был между отцом моим и отцом твоим; вот, я посылаю тебе серебро и золото: пойди, расторгни союз твой с Ваасою, царем Израильским, чтоб он отступил от меня; что же здесь несправедливого? Однако ж пророк Ананий сказал Асе: так как ты понадеялся на царя Сирийского и не уповал на Господа Бога твоего, потому и спаслось войско царя Сирийского от руки твоей: ...ибо очи Господа обозревают всю землю, чтобы поддерживать тех, чье сердце вполне предано Ему. Безрассудно ты поступил теперь. За то отныне будут у тебя войны (2Пар 1б, з-9). По той же самой причине праведный Иов не присваивал себе добродетелей, но все приписывал Богу, говоря: Смотря на солнце, как оно сияет, и на луну, как она величественно шествует, прельстился ли я в тайне сердца моего, и целовали ли уста мои руку мою? (поклонялся ли я им). Это также было бы преступление, подлежащее суду, потому что я отрекся бы тогда от Бога Всевышнего (Иов 31, 26–28). Святой Григорий, подтверждая слова Иова, говорит: «Иов, все добрые дела, которые совершались его руками, приписывал не себе, но одному Богу. Иов не имел привычки приписывать своему благоразумию дела рук своих и утешаться ими; не превозносился он своим могуществом и властью, но возлагал все свое упование на Единого Бога». Так же поступал Карл V150, кесарь, победоносный в войнах, говоря: «Я пришел, увидел, но Бог победил». Упование на Бога возвысило царя Давида на высокую степень святости: в сей добродетели он всех превзошел; читающий с любовью его псалмы согласится со мной в том, как часто повторял он от искреннего сердца: Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? (Пс 26,1); Векую боюся в день лют? беззаконие пяты моея обыдет мя (чего мне бояться во дни бедствия, когда злоба гонителей моих окружает меня?) (Пс 48, 6). Иона, заключенный во чреве кита, находясь уже при смерти не впал в уныние, но как бы находясь на безопасном корабле, молитвенно воззвал к Господу Богу своему: молитве и прошению всегда и везде – место благоприятно; чего он просил? Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня; все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. Однако ж я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святого Твоего (Иона 2,4,8). Вот образ величайшего упования на Бога! Таким же образом молились Даниил во рве среди голодных львов; три отрока в вавилонской печи воссылали к Богу полную упования молитву свою. Товия представляет нам в этом деле удивительный пример: он, потерявши имущество, родину – нищий, странник, ослепший, однако не потерял крепкого упования на Бога, прилежно хранил его и сохранил, хотя родственники его, жена его и близкие к нему люди, насмехались над ним, говоря: «Где теперь твоя надежда, ради которой давал ты нищим милостыню и столь многих погребал? Тщетна была твоя надежда». Но он, вразумляя их, сказал: не говорите сего; ибо мы дети Святого и ожидаем той вечной жизни, которую Бог обещал и даст тем, которые крепки в вере в Него и уповании на Него (ср.: Тов з, 15–17). Это упование на Бога возвратило Товии его имение, отечество, зрение и утвердило за ним вечную награду в будущей жизни. Какие успехи сделал святой Павел в этой добродетели, открывается из следующего: часто он, в уме представляя себя уже окончившим земное поприще, возглашал: я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой (веру, преданность) на оный день (то есть на день суда Божия) (2Тим 1, 12). Вооруженный таким упованием, святой Павел не уклонялся ни от одного труда, ни от одного бедствия: он мужественно шел на острие меча, через побиение камнями, через стрелы и огонь, укрепляемый упованием на Бога, силой Которого часто проходил сквозь железные затворы. 

Из жен всех превзошла в этой добродетели Иудифь, совершившая неслыханное дело. Она, давши обет убить Олоферна, осаждавшего город Ветилую, возложила все упование свое на Бога, взывая к Нему: Молю Тебя, Господи Боже, услышь меня вдову! Ты сотворил прежде сего бывшее, и сие и последующее за сим, и содержал в уме настоящее и грядущее, и, что помыслил Ты, то и совершилось; что определил, то и явилось... Ибо все пути Твои готовы, и суд Твой Тобою предвиден (Иудифь 9,4–6); не во множестве сила Твоя и не в могучих могущество Твое; но Ты – Бог смиренных, Ты – помощник умаленных, заступник немощных, покровитель упавших духом, спаситель безнадежных... Владыка неба и земли, Творец вод, Царь всякого создания Твоего! Услышь молитву мою... (там же, 9, 11–12). С таким же упованием отвечала она Олоферну: да живет душа твоя, господин мой; не буду есть этого, чтобы не было соблазна, но пусть подают мне то, что принесено со мною... раба твоя не издержит того (кушанья) ...прежде, нежели Господь совершит моей рукой то, что Он определил (тамже, 12,2,4).

Когда же, став у постели опьяневшего от вина Олоферна, изливая тайно слезы и молитвы, она говорила в сердце своем: Господи, Боже всякой силы! призри в час сей на дела рук моих... Боже Израиля! укрепи меня, да совершу мое намерение поразить врагов, восставших на нас; и она благополучно все совершила (там же, 13,4,7). Воротясь в город Ветилую, первыми ее словами было: Хвалите Господа, Бога нашего, что Он не оставил уповающих на Него, и при этом показала гражданам отсеченную ею голову Олоферна (см.: там же, 13,14–15). Вспомним здесь еще целомудренную Сусанну, это воплощение чистоты, невинности и упования на Бога, которая, будучи ведомой на место побиения камнями, возвела очи на небо со слезами, ибо сердце ее крепко уповало на Господа, и не напрасно: пророк Даниил на суде обличил ее клеветников в ложном свидетельстве против нее, и она была освобождена судом от смерти, которая постигла клеветников – похотников нечестивых (см.: Дан 13). Есфирь имела столь же крепкую надежду на Бога, как и Сусанна. При дворе царя Артаксеркса был обычай, по которому никто, как мужского, так и женского пола, не имел права входить во внутренний дом царя не будучи им призван. Нарушителю этого закона грозила смертная казнь, исключая тот случай, когда царь в знак помилования прострет к вошедшему золотой жезл. Когда по извету Амана евреям угрожало поголовное избиение во всех областях царства, о чем предуведомлен был Мардохей, воспитатель царицы Есфири, супруги Артаксерксовой из евреев, Мардохей настаивал на том, чтобы Есфирь пошла в царские покои с прошением об избавлении евреев от смерти, а между тем царь не призывал ее. Боясь нарушить царский закон, она прежде всего велела всем иудеям пребывать три дня в посте и молитвах, то же и сама сделала с девицами своими; по истечении сих дней она, возложив на Бога величайшее упование, вошла к царю с молением об отмене изданного Аманом закона об избиении евреев, и все исполнилось по ее просьбе (см.: Есф з). 

Уместно привести здесь на память древнее чудо, случившееся в России. Когда Богом вдохновенный греческий архиерей Михаил из Царьграда прибыл в Россию для проповеди святой веры русскому народу, неверующие люди пожелали увидеть вначале какое-нибудь чудо от него. Архиерей спросил их: «Какого чуда вы хотите?» На это отвечали: «Книга, содержащая учение вашей христианской веры, да будет брошена в огонь, и если она не сгорит, тогда мы узнаем, что вера ваша истинная и добрая и что велик ваш Бог». Архиерей, воздев руки на небо, молился: «Прослави имя Твое, Христе Боже!» И с величайшим упованием на Бога вложил книгу Евангелия в огонь, и когда сгорели дрова и огонь погас, книга не сгорела и ничуть не повредилась от огня. Видя это чудо, многие уверовали во Христа и крестились: дивные дела совершаются неизменно уповающими на Бога!151 

Много и других чудес находим мы в житиях и деяниях святых угодников Божиих, имена которых знает Он Сам, исчисляющий множество звезд и по именам их называющий; у Него все они написаны в Книге жизни. О всех их должно и справедливо сказать: кто уповал на Бога – и остался в стыде? Всякому должно всегда содержать в памяти слова Мудрого: Надейся на Господа всем сердцем твоим (Притч з, 5). Многие, не имеющие такого упования, во всем ожидают только помощи от людей. Потому Бог нередко предоставляет их собственной их воле и их суетным пожеланиям. 

Взгляните на древние роды, и увидите: кто верил Господу – и был постыжен? (Сир 2, 10).

Глава V. О том, сколь многими благодатными дарами вознаграждает Бог уповающих на Него 

В жизни мирской многих людей предохраняют шлем на голове, броня на груди, якорь в море; однако же находится еще большее число людей, из которых покрытые шлемом бывают поражаемы, имеющие броню – пронзаемы, укрепляющиеся на якорях – опрокидываются в воду; в жизни же нравственно-духовной... Надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится в век (Пс 124,1), ибо Сионскую гору не сдвинут с места ни жесточайшие бури, ни яростные волны не потому только, что она – гора, но более потому, что она гора, посвященная Богу. Таким же образом и человека, истинно уповающего на Бога и во всем сердечно угождающего воле Божией, не опрокинет никакое бедствие. Таковое упование на Бога есть шлем, непреоборимый никаким орудием; броня, не пропускающая ни стрелы, ни пули; якорь, не допускающий никакого случая потопления; все это – как бы якорь надежный и крепкий, входящий (через упование на Бога) в наше внутреннее я, в нашу душу и дух (ср.: Евр 6,19). 

Святой апостол Павел, учитель вселенский, заметив некоторых людей, колеблющихся в надежде на Бога и уповающих на мирскую суету, и желая предостеречь их от сей беды, сказал: будем держаться исповедания (сознательного) упования на Бога неуклонно... не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние. Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное (обетование): ибо еще немного, очень немного, и Грядущий (то есть Господь Иисус) придет и не умедлит. Итак, не оставляйте упования вашего, которому предстоит великое воздаяние (Евр 10, 23, 35–37). Рассмотрим каждое воздаяние, или вознаграждение, порознь: 

Первое вознаграждение состоит в том, что упование не оставляет никого в стыде. Упование на человека – обманчиво: оно тысячу раз прельщает нас, однако ж не вразумляет обманутых. Хорошо сказал об этом философ Платон: «Надежда на человека есть сон бодрствующих или желающих быть обманутыми». Такое упование привело многих людей к бесчестью и ничтожеству: надежда нечестивого исчезает, как прах, уносимый ветром, и как тонкий иней, разносимый бурею, и как дым, рассеиваемый ветром, и проходит, как память об однодневном госте (Прем 5,14). А надежда на Бога никого не обманула и не посрамила: взгляните на древние роды и посмотрите: кто верил Господу – и был постыжен? или кто пребывал в страхе Его – и был оставлен? или кто взывал к Нему, и Он презрел его? (Сир 2, 10). Утверждаясь упованием на Бога, царственный пророк сказал: На Тя, Господи, уповах, да не постыжуся во век (Пс 30, 2). А блаженный Августин говорит: «Кто часто бывает в стыде?» И отвечает: «Это тот, кто сознался, говоря: “На что я надеялся, того не получил на деле; ибо надеялся на тебя или на другого человека”; погибший тот, кто надеется на человека. Ты посрамлен, ибо тебя посрамила лживая надежда: ибо всяк человек – лжив. Если же будешь уповать на Господа Бога твоего, не постыдишься; ибо Тот, на Кого возложил ты упование, поруган не бывает. Это упование никого и никогда не посрамляет»152

Вспомните при этом упование пророка Моисея, какое он возлагал на Бога Израилева при переводе израильтян через Чермное море, когда фараон гнался по следам их со всем своим воинством. Моисей не пал духом, не потерял упования на Бога, но, помолясь, простер свою руку, ударил жезлом по морю, и вдруг море разделилось надвое, открывая сухой путь для перехода. Упование на Бога не посрамляет; а первое вознаграждение уповающим состоит в том, что желание их всегда исполняется и они никогда в том не будут посрамлены. 

Второй наградой для уповающих на Бога бывает их мирная и безмятежная жизнь. Истинно и неизменно уповающий на Бога совершает свои дела, хотя бы они были весьма разнородны и тягостны, без всякого смущения и во всех злых приключениях с ним не унывает, говоря со святым Давидом: Аз же на милость Твою уповах: возрадуется сердце мое о спасении Твоем (Пс 12,7), ибо мы спасены в надежде на Тебя (Рим 8,24), истинно счастливы все, уповающие на Тебя! Блаженный Августин, объясняя слова 127 псалма, ст. 2: труды плодов твоих снеси, говорит: «Блажен еси и добро тебе будет: труды плодов снеси – изречение это многих приводит в недоумение, им кажется, что правильнее читать плоды трудов твоих снеси, ибо многие едят плоды от трудов своих: они, трудясь в садах, на полях, не едят самих трудов, но то едят, что родится от их трудов; что ж это значит: труды плодов твоих снеси? – это значит: теперь мы трудимся, плоды после будем получать, но как и самые труды радуют нас в надежде получения плодов, этой радостью утоляем мы душевный наш голод, по словам апостола: утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны (Рим 12,12)». Если уже сами труды наши утоляют наш голод, то кто может себе представить, как будут сладки плоды трудов? 

Древние люди имели обыкновение писать на стенах следующие истины: «Кто дела свои поручает Богу, тот и здесь будет жить мирно и безмятежно, и в будущей жизни наследует блаженство». Но в чем же состоит поручение наших дел Богу? Оно состоит в нашей уверенности, что все, касающееся нас, бывает по воле или по допущению Божию и мы за все то обязаны благодарить Бога: добро ли получаем? – от руки Божией получаем; зло ли? – по допущению Божию – для вразумления нас: за то и за другое возблагодарим Бога! 

Все принимать от руки Божией или по Его распоряжению бывающее есть общий закон, без всяких изъятий, по учению одного из наставников, и до того общий, что не только внешние, мирские скорби, беды и печали, но и внутренние, происходящие от недоумения и несовершенства нашего, каждый должен принимать с благодарностью Богу: любящим Бога... все содействует ко благу (Рим 8, 28). 

Уповающим на Бога третьей наградой бывает крепость в перенесении бед и непобеждаемый оными ум: в этом удостоверяют нас следующие изречения слова Божия: Как проносится вихрь, так нет более нечестивого (не верующего в Бога и не уповающего на Него); а праведник – на вечном основании (т.е. воле Божественной) (Притч 10, 25). Мужественный царь Давид говорит: на Господа уповая не изнемогу (Пс 25,1). Блаженный Феодорит поучает: «Бога имей своим наставником и правителем во всем, так чтобы образ твоей жизни и твои поступки и обстоятельства твои устрояемы были Его премудрым Промыслом, тогда только ты будешь крепок и неизменен в своих поступках и помышлениях». Таковыми явили себя тысячи святых угодников Божиих. Невиданное и ужасное явление: быть повешенным на виселице, строганным по телу железными зубьями, бьггь опаляемым огнем и при всем этом пребывать радостным и веселящимся. Неудивительно, когда собирается множество народа по случаю даровой раздачи денег, или отмены, или уменьшения той или другой общественной повинности – это не ново: но когда рубят головы, когда колесуют, распинают на крестах и вешают, когда приготовляются и налагаются мучения, несмотря на все это, исповедующие Христа Бога бегут к мучителям, предваряя друг друга, чтобы первым умереть за Христа, – вот это ново и неслыханно прежде Христа. Об этом свидетельствует Евсевий, говоря, что видел он своими очами, как в Египте бесчисленное множество христиан было сопровождаемо за город на места казни; они свободно, не связанные, предваряя друг друга, подставляли свои шеи под меч; до того было много шедших на страдание, что мучители утомлялись, мечи притуплялись; из них одни, утомленные, сидели, другие – оттачивали и переменяли мечи, и для этого было недостаточно одного дня: ни один из мучеников, даже дети, не страшился смерти за Христа; вот полк непреодолимых воинов Христовых, которые, как гора Сион, не дрогнули пред смертью за Христа, Спасителя нашего. Святитель Иоанн Златоуст называл упование на Бога горой непреодолимой, крепкой и неподвижной: как горы никто не подвинет не раскопавши ее, так усиливающийся отвратить от Бога уповающих на Него ничто же не успеет, разве предаст их смерти, но и тогда не разлучит от Спасителя, но еще крепче соединит в будущей жизни. Далее святой Златоуст объясняя текст: как гора Сион говорит, что гора Сион была некогда пуста, ненаселена, но когда поселились на ней жители и обработали почву ее, она стала производить изобилие лучших плодов и получила красоту свою и благолепие: так и муж благочестивый и стойкий, хотя будет угнетаем многими трудами, болезнями и даже смертию, вовек не поколеблется153. Бог дает утомленному силу, и изнемогающему – крепость... надеющиеся на Господа обновятся в силе (заменят человеческую силу – силой Божией): поднимут крылья, как орлы, потекут – и не устанут, пойдут – и не утомятся (Ис 40,29,31). Блажени вси надеющийся Нань (Пс 2, 12). Итак, будьте мужественны, укрепляйте сердца ваши в Господе все уповающие на Него! 

4

Четвертая награда – предохранение от грехопадений в сей жизни и милость Божия, заглаживающая покаянием грехи, совершенные нами: Избавит Господь души раб Своих, и не прегрешат вси, уповающий на Него (Пс зз, 23). Каким путем можно достигнуть этого, один из учителей дает такое наставление: «Тот предохранит себя от грехопадений, кто поставил себе законом не желать ничего такого, что непозволительно, ограничивая круг своих пожеланий тем, что вольно делать, что не противоречит воле Божией». Такую добрую и совершенную волю имеет тот, кто руководствуется не греховными пожеланиями, но, противопоставляя им волю непогрешимую, принимает оную и усвояет себе и поступает во всем по ее непогрешимым влечениям. Такой человек во всех делах своих истинно уповает на Бога, верит Ему и во всем полагается на Провидение и Промысл Божий, определяющий для нас все полезнейшее к нашему усовершенствованию в каждом моменте нашей жизни. Поступающий так – искусен в мудрости и в делах своих проявляет ее, поручая себя Провидению и воле Божией, не страшась никаких зол и грехопадений. Истинное на Бога упование отводит от нас не только сердечные смущения (беспокойство, печаль), но и противные им леность и небрежение. Другой из наставников говорит пространнее: «наш ум, если не надеется на себя, но укрепляется исполнением воли Божией, может господствовать над собой в том, чтобы не обладала им никакая неправда. Стоящего в такой, Богом утверждаемой, ограде не может опрокинуть и лишить власти над собой никакая сила, ни прелесть, ни сладострастие, ни что-либо другое порочное». Итак, привыкни верить в Бога несомненно, невзирая ни на что, мнимо противоречащее вере; научись веровать Господу, и Господь по воле Своей отымет болезнь неверия от души твоей и все устроит во благо (ср.: Ис 53,1). 

Пятое вознаграждение: истинным упованием на Бога сообщается нам как бы полное всемогущество; мы кажемся как бы всесильными: святой Павел свободно возглашает: Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе (Флп 4,13); и если о каждом из нас было сказано это, такой счастливец, издалека последуй святому Павлу (то есть его деяниям) и поклонись его стопам. Однако всякий, уповающий на Бога, вместе с Иовом воззовет ко Господу: Заступись... Сам за меня (Иов 17,3), и кто дерзнет побороть меня, кто поднимет на меня руку? И со святым Павлом: Если Бог за нас, кто против нас? (Рим 8,31). Но зачем привожу я слова праведников, когда Сам Христос Господь сказал определенно: если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему (Мк 9, 23). На эти слова Христовы один из учителей справедливо заметил: «Что ж, неужели не все возможно уповающему (человеку) на Всемогущего? Ничто не открывает так ясно всемогущества Божия, как то, что Он творит всемогущими всех тех, которые уповают на Него: неужели же не есть Всемогущий Тот, для Которого все возможно?» Определеннее всех выразился об этом святитель Иоанн Златоуст: «Божественная благодать никогда не удаляется от уповающих (покоящихся в Боге)». Это то самое благонадежное воздаяние человеку, который возложил надежду на Того, Который мог спасти и действительно спасает все человечество: На Тя уповаша отцы наши: уповаша, и избавил еси я: к Тебе воззваша, и спасошася: на Тя уповаша, и не постыдешася (Пс 21,5–6). Уповайте на Господа собрание всего народа, ибо всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше... никто не устоит против вас (Втор 11, 24–25). Упование ваше, куда бы оно ни обратилось, исполнится; если только оно утвердилось крепко в Боге, то всегда будет крепким и непоколебимым. 

Когда апостолы спрашивали Иисуса Христа наедине (без народа), почему они не могли исцелить беснующегося по новолуниям, Иисус Христос отвечал им: «По неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас (Мф 17,19, 20)». Здесь приписывается всемогущая сила не только христианскому верованию, но и упованию на Бога, которое облечено всемогущей Божией силой настолько, что совершает чудеса. Итак, Христос не сказал: «Творите чудеса»; но сказал: «Имейте веру Божию» (упование): против благоволения Его не ропщите, непостоянное малодушие в недоведомых распоряжениях Божиих отбросьте от себя, всякое маловерие удалите; если на скорпиона, аспида и змей наступать пугаетесь, то по крайней мере, низложите гордость, высокоумие и презрение; если повелением не можете угасить пламень, то погашайте жар ваших похотей; если львов, тигров, вообще лютых зверей не укрощаете и не обуздываете, то гнев ваш укротите, зависть злобную убейте в себе; если сухого дерева не можете обратить в живое, зеленеющее, то неимущую руку наполните щедрым даянием. Одного требует от нас Христос: имейте веру Божию; имеющий ее всякое зло обращает в добро, из всякого олова или свинца отделяет частицы серебра и золота. Едина Божественная сила, по изречению Боэция, которая и из дурного материала приготовляет хорошие вещи по своей премудрости.

Глава VI. Упование на Бога ослабевает и изнемогает без познания о Провидении Божием 

Во время скорбного путешествия Авраама с сыном Исааком, которого отец, по Божию повелению, должен был принести в жертву на горе Мориа, когда уже приближались к горе, Исаак, несший на плечах дрова, и видя отца, вооруженного мечом и взявшего в руки огонь, спросил: «Батюшка, вот огонь и дрова, а где агнец для жертвы?» Авраам отвечал: Бог усмотрит Себе агнца для всесожжения, сын мой! – и шли далее оба вместе (см.: Быт 22,2-ю). О, если бы и мы в случившихся нуждах, а более всего в сомнительных случаях, когда нет никакой отрады, одно это всегда имели в сердце и повторяли: «Бог усмотрит и промыслит, Бог пошлет нам необходимое в наших скорбях утешение». Сказанное поясним примерами: отец многочисленного семейства, например, неустанно трудится и заботится, чтобы всех прокормить, одеть, научить делу и пристроить к приличным занятиям. Напрасно этот добрый человек сокрушает себя – «Бог усмотрит, Бог все пошлет». Иной здоров телом, но, не имея здравого ума, мучит сам себя тем, где он найдет себе пристанище, когда лишится своего благодетеля? Востину такое мучение, такое отчаяние напрасно, тщетно: Бог не оставит, Господь усмотрит. Иной любитель золота, а не добродетели, малодушествует и мучит себя мысленно: «А что будет со мной, если желание мое не исполнится, если в надежде обманусь?» Малодушный и маловерный ты человек! Бог исправит и промыслит: ибо надеющиеся на Него познают истину, и верные в любви пребудут у Него (Прем з, 9). Да послужит нам примером Максимилиан. Римский кесарь, когда его смущали и беспокоили какие-либо неприятности, всегда говорил: «Бог усмотрит, промыслит и пошлет». Так и мы должны всегда обращать ум свой к Богу: ибо Он не попустит обмануться и ввести в искушение уповающих на Него. 

Авраам, отец верующих, которому хотя и казалось повеление Божие – принести в жертву Исаака – противным обетованиям Божиим, не усомнился, но великодушно поспешил исполнять повеление: неисповедимо, с каким величайшим упованием три дня, пока не взошел он на указанную гору, приготовлял он себя к тому, повторяя: «Бог видит, Он увидит». Истинно он провидел, и произошло дивное, неожиданное явление: отец исполнил жертвоприношение, сын себя самого принес на жертву; Бог принял оба приношения, однако ж жертва пребывает жива, по выражению святого Златоуста. Жертвоприношение вполне совершилось: уповающий на Бога Авраам пришел на самую гору, до самого жертвенника, взял уже нож, которым в ту же минуту заколол бы сына, если бы не был удержан Ангелом Господним, благовестившим, что жертва уже принята Богом и от отца, и от сына (см.: Быт 22,12–14). Упование на Бога утверждается внутрь нас повседневным нашим самообучением о Провидении Божием, совершившемся уже как над нами, так и над другими в прошедшие времена. Рассматривая внимательно свою и чужую прошедшую жизнь, увидим, как в бесчисленных неудобствах и печальных приключениях, встречавшихся с нами и другими людьми, присутствовал Промысл Божий и милостиво избавлял от многих страшных бед или неожиданными способами указывал нам прямую дорогу. Каждый при этом скажет с Давидом от чистого сердца: Простер Он руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих; избавил меня от врага моего сильного, от ненавидящих меня, которые были сильнее меня. Они восстали на меня в день бедствия моего; но Господь был опорою для меня и вывел меня на пространное место, избавил меня, ибо Он благоволит ко мне (2Цар 22,17–20). 

Как много бед и неудобств потерпел я в жизни, но был спасен: Бог усмотрел, да уповаем на Бога, но никто не будет иметь дерзновения уповать на Бога, пока не будет убежден, что Провидение бодрствует над каждым из нас. Спрашивать: существует ли Провидение? – вопрос безумного, и мы от него устраняемся. Об этом Климент Александрийский154 справедливо выразился так: «Некоторые вопросы недостойны ответов (по их абсурдности); таков – вопрос о существовании Провидения Божия: ибо одно уже обозрение сотворенных вещей, действующих на земном шаре, свидетельствует, что они произведены Художником разумным и премудрым: живут и поддерживаются Его Божественным Предведением и Промыслом!» 

Что же есть Провидение? Это одно из коренных свойств Божиих – видеть все действующее, действовавшее и имеющее действовать в будущем времени, как настоящее, и иметь всемогущую заботливость о сохранении творений и разумном управлении явлений, ими производимых по непреложному закону причин и последствий. Святой Иоанн Дамаскин155 говорит об этом так: «Провидение есть воля Божественная, которой все содержится и все разумно управляется»156. Сущность этого положения для лучшего понимания раскроем подробнее. Бог от века предвидит, каким образом каждый сотворенный предмет (лицо или вещь) создан и для чего предназначен; вместе с тем Он предусматривает, какие препятствия или неудобства могут при том встретиться. Для устранения этих препятствий Всеблагий Бог благоволил избрать и указать для помощи человеку те средства, с которыми бы он мог достичь своего предназначения. Все это Бог предположил с самого начала создания мира и необъятной Своей силой произвел в дело. Итак, в Божественном Провидении, по словам святого Дорофея, содержится источник и начало всякого добра. Это открыто и известно каждому разумному человеку, отсюда произошла пословица: «Следуй за Богом; не противоборствуй Богу». Вышнему предоставь о себе Промысл и попечение; помни, что Бог усмотрит: все содержится в Священном Писании, а у древних людей выражалось в повсеместных обычаях, поговорках и преданиях. Провидение же Свое Бог обнаружил нам с самого начала мира в событии всемирного потопа, в истреблении огнем Содома, в чудесах египетских, в манне небесной, ниспадшей на пропитание стольких тысяч иудеев, которым дал закон и обнаружил при этом собственное Свое присутствие (в провозглашении десяти заповедей с горы Синай) пред всем собранием народа. Бог Сам их вел из Египта: Господь же шел пред ними днем в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днем и ночью (Исх 1з, 21). Послал им бесчисленное множество перепелок в пищу, даровал им знаменитые победы над врагами. Что Бог имеет Провидение и попечение о каждом создании Своем – это не подлежит никакому сомнению. Сама Премудрость говорит: «Господь – есть Господь над всеми, Ему ни лица сильных и никакие величия не страшны: ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех (Прем 6,7)». 

Дабы мы могли искренно укоренить в сердцах своих познание о Провидении и попечении Божием о нас, предлагаем основные истины: «Ничто в мире не бывает случайно или по слепому счастью». Если мы рассматриваем происшествия и какие бы то ни было явления не вникая в их причины и последствия, то нам многое кажется случайным, то есть счастьем или несчастьем нашим. Если посмотреть на них с истинной точки зрения, то есть по разуму Божию будем судить о явлениях, в мире бываемых, то увидим, что нет ничего случайного, что происходило бы без воли и без Провидения и Промысла Божия. Разум Божий (Промысл, попечение Божие) безграничен и обнимает все, подлежащее нашему разумению. Всемогущий Бог в одно мгновение тем же неизменным движением ока проникает и видит все: высоту неба и широту земли, глубину моря и неведомое в преисподних. Ничто не бывает без причины. Справедливо сказал Иов: я к Богу обратился бы, предал бы дело мое Богу, Который творит дела великие и неисследимые, чудные без числа (Иов 5,8–9). Он все рассмотрел, все расположил мерою, числом и весом (Прем 11, 21). Таким образом во всех делах Божественного правления сияет Его дивное Провидение и попечение, которое не только господствует (распоряжается по своей власти) во всех созданиях, но присуще им и пребывает в них: а мы, неразумные, думаем, что многое в мире бывает по слепому случаю, тогда как все без исключения происходит по предвечному совету Божию (по рассмотрению), по благоволению и Провидению Его. 

По справедливому утверждению блаженного Августина, все то, что, не понимая, мы считаем происходящим случайно, неразумно и без всякого Божия распоряжения, совершается по Божиему устроению157. Объясним это примером: Господин посылает двух слуг в одно и то же место, но различными дорогами, не сказавши об этом ни одному, ни другому; встреча их в том месте есть случайная по отношению к слугам: они не думали встретиться друг с другом, но не случайная по отношению к господину. Таким же образом нищий находит клад случайно: но для Бога, благоволившего, чтобы сокровище было там закопано, чтобы этот рабочий нашел его и обогатился, это уже не случайность, но Божие Отеческое Провидение, обогащающее бедняка; у Бога не бывает случайностей без всякого исключения. Поэтому не должно думать, что все человеческое совершается неразумно, случайно, но все происходит по вечному закону, который установлен всеведущим Создателем! Часто мы обманываемся в том, что называем случайностью то, в чем открывается высочайшая Божия Премудрость и Провидение. Приписывающие что-либо счастью (фортуне) отрицают Божие Провидение. Не случайно разбойники бросили со страха труп убитого ими человека в гроб Елисея, где брошенный, коснувшись костей Елисеевых, тотчас ожил; не случайно Моисей был положен в осмоленную тростниковую корзину и пущен на воду, где нашла его дочь фараона и усыновила. Не случайно Ахав, царь Израильский, был поражен стрелой, пролетевшей между швов панциря, а случилось это действительно по неведению пустившего стрелу воина (см.: 2Пар 18,33); истинно эта стрела направлена была рукой Божией, как и та, которая поразила Юлиана Отступника, только для пустившего ее было это случайностью. Не случайно ласточки влетали в дом Товита и добродетельного мужа лишили зрения (см.: Тов 2, 10). Это последовало по распоряжению Божию, с тем чтобы показать образ его терпения в пример последующим родам, что видно из слов Ангела, спутника Товита, сказавшего ему: «Это было угодно Богу, дабы испытать твое терпение». Ничего случайного не бывает. Не случайно было повеление кесаря Августа сделать перепись народа во время Рождества Христова (см.: Лк 2, 1 и проч.). Не случайно встретился Христос при источнике Сихарском с самарянкой (см.: Ин 4, 5–7). Все это было предусмотрено и записано в книгах Божественного Провидения еще прежде всех веков.

Когда святые мученики Киприан и Иустина158 осуждены были на отсечение голов за веру во Христа и их вели на место казни, некто Феоктист едучи на коне сказал: «Несправедливо осуждены эти люди». Судья Феликс велел тотчас же стащить его с коня и вести на казнь вместе с мучениками. Не исследованы суды Твои, о Боже; судьбы Твоя бездна многа (Пс 35, 7). Упомянутая встреча, по-видимому, произошла случайно; но это – Провидение Божие. 

Задали братия Пафнутию вопрос: «Какая тому причина, что многие, состоя под управлением и наставлением одного учителя, одни не успевают ни в добродетели, ни в учении; другие же в том и другом преуспевают?» Пафнутий отвечал: «Все, что бывает в свете, бывает или по Божиему благоволению, или же по допущению Божию; но то и другое имеет тесную связь с правосудием Божиим и Промыслом Его: дела благочестия и добродетели совершаются теми лицами, которые угождают Богу своей покорностью (признают себя пред Богом прахом и пеплом), последним смирением и горячей любовью к Нему; дела же беззакония, совершаемые теми гордецами, которые не уповают на Бога и даже не верят в Промысл Его, полагаясь на свой разум и человеческие силы, они-то и производят в мире бедствия, обиды и разные возмущения и неправды по допущению Божию». Почему же Бог допускает таковые злодеяния слишком уже часто? Платон советует молчать, на этот вопрос не отвечать: судьбы Божия – бездна многа! Тот высказал истину, кто осознал, что без совета Божия и Провидения Его и без причины ничего в мире не бывает, он, обращаясь к Богу, говорит о себе: «Возглаголю к Господу Богу: я – прах и пепел! И если я помыслю что о себе более, восстань против беззаконника, ибо недостойно есть это свидетельство, и я, виновный, молчу. Если же я смирюсь и преклонюсь к земле, из которой состоит мое бренное тело, да преклонит ко мне благодать Твоя, свет Твой просветит мое сердце и останки прежней гордости да исчезнут в моем ничтожестве и погибнет след их. Там (в загробной жизни) покажи мне, что я есмь, что был и чем буду – я ничто, но без Тебя и этого я не мог узнать. Оставленный на произвол, я страдаю моими немощами; но единый взор Твой укрепит меня и исполнит радостей»159

Августин же говорит: «Волнуется море мирское, и Ты, Господи, видишь злых – процветающими (всем довольными), добрых же – угнетаемыми: вот искушение, вот буря; Господи Боже! В этом ли состоит Твоя правда, чтобы злые благоденствовали, а добрые страдали? И Бог отвечает тебе: “Это ли твоя вера? Это ли Я обещал тебе? Или ты потому называешься христианином, чтобы наслаждаться мирскими успехами?”»160 – Смиримся пред Богом и успокоим наши сердца, удовлетворим оные верой в Божие Провидение, когда мы видим: нечестивых – господствующими, благочестивых – озлобляемыми и притесняемыми; благочестие – искореняемым, правду – разоряемой: ничего этого не было бы, если бы не Бог допустил это; и истинно не допустил бы Он, если бы не имел на то достаточных причин, ради которых признал Он лучше допустить, чем воспретить. Скажешь: «От этого допущения возникают многоразличные бедствия и величайшие смуты». Можно сожалеть об этом, но сожалеть рассудительно: ибо по весьма справедливым причинам так угодно было Богу, Который из величайшего зла может производить дивное добро так легко, как легко вынуть меч из ножен. Не удивляйся тому, что суды Божии – таинственны и непостижимы: во Второе Пришествие Христово, в страшный день Судный жизнь каждого человека явится как в зеркале; и каждая причина, по которой Провидение Божие устроило то или другое происшествие и для чего устроило, повсюду: во всех царствах, городах, семействах и с каждым человеком произошло то или другое дело. Все откроется: как милостив был Господь к согрешавшим, и каждый из них более или менее будет безответен; а также и то обнаружится, в какой степени был сообразен образ Божиего мироправления с Его славой и правдой и насколько приличен и благодетелен для всех вещей естества, или природы. Не забудем того, что Бог из каждого зла творит некоторое добро. Что может быть печальнее грехопадения Адама и Евы со всем родом человеческим? Однако ж Бог так восстановил их, что теперешнее положение христианина выше Адамова райского положения; Христова крестная смерть для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие (1Кор 1, 23); однако ж она соделалась спасением всего мира, всем званым честью, и славой, и приобретением вечной блаженной жизни. 

Пришел однажды к святому Пахомию Феодор161, мучимый жестокой головной болью, прося Пахомия, чтобы он своими молитвами излечил его; святой Пахомий отвечал ему: «Думаешь ли ты, что эта боль или другое подобное мучение приключаются без воли и попущения Божия? Терпи, и когда Бог благоволит, Он поможет и исцелит тебя». Хорошо воздержание в пище и питии, весьма полезна милостыня; но гораздо больше приобретает болящий, когда он терпеливо и с благодарностью переносит болезнь, ниспосланную по благоволению Божию: отсюда становится понятным, что не может иметь спокойствия в сердце тот, кто не тверд в бытии Промысла Божия. И наоборот, не может долго бедствовать тот, который постиг живой верой тайну всеобъемлющего Провидения Божия. Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь. Хранит Господь вся кости их, ни едина от них сокрушится (Пс 33,20–21). 

Истинно изречение одного благоразумного мужа по имени Серафин Фермский162: «Жизнь святых Бог так устрояет, что в каждое мгновение времени и каждой вещи все обращается в их (святых) пользу». Почему же бы и не все? Ибо мы знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу (Рим 8,28); так Бог покровительствует им, смотрит за ними Своим недремлющим оком. Вот почему между Господом и Его избранными замечается любезнейший подвиг: избранникам Божиим ничего нет приятнее, как хотеть и делать то, что приятно и угодно Богу; Бог же им всегда помогает и совершает то, что для них благопотребно; праведные люди любимы Царем Небесным, и о чем они просят у Него, то получают. В этом удостоверяет нас святой Иоанн Богослов, говоря: мы имеем дерзновение (смелость пред Всевышним) к Богу, и чего ни попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним. И это трижды повторяет, чтобы отнять у нас наше малодушие (1 Ин з, 21; см.: 4,17; 5,14). 

Бог повелел пророку Иезекиилю: Возьми себе пщеницы и ячменя, и бобов, и чечевицы, и пшена, и полбы, и всыпь их в один сосуд, и сделай себе из них хлебы... пеки их при глазах их на человеческом кале (Иез 4,9,12). Возгнушался таким хлебом пророк, говоря: душа моя никогда не осквернялась, и мертвечины и растерзанного зверемя не ел от юности моей доныне (также,4,14), и Бог тотчас же отменил это повеление. Иаков сказал: не отпущу Тебя, пока не благословишь меня (Быт 32,26); и получил благословение. Когда преподобный Виссарион шел с учеником к другому пустынножителю, солнце было уже на западе, а путь их был еще далек, старец помолился к Богу: «Молю Тебя, Господи, повели, да остановится солнце, пока я дойду до раба Твоего», так и было: солнце не зашло до прибытия Виссариона к тому старцу. Ясное дело: Бог волю боящихся Его сотворит, и молитву их услышит, и спасет я (Пс 144,19). Кроме того, Бог открывает еще Своим святым угодникам величайшие сокровенные тайны: сказал Господь: утаю ли Я от Авраама (раба Моего), что хочу делать! И тут же повторил обетования Свои отцу верующих и открыл ему тайну казни Содома и Гоморры серой и огнем с неба (Быт 18,17; см.: 19,24). Подобным образом Христос говорит избранным Своим: Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего (Ин 15,15). 

Учитель, обучая мальчиков грамоте, складывает иногда у одного ученика его пальцы и показывает, как он может удобнее и красивее начертать буквы и слова; а о другом ученике не заботится. Какая этому причина? Первый ученик подает хорошую надежду: он добронравен, честен, умен и понятлив; а другой – назойливый непоседа: непослушен, нахален, неукротим и ленив во всяком деле. Как тот учитель с учениками, так и Бог поступает со всеми нами: Он волю боящихся Его исполняет, во всякое время охраняет их и направляет их дела к добрым успехам; напротив, злонравным и противящимся Его заповедям говорит: «Когда вы умножите моления ваши, не послушаю вас». «Почему это, – говорят, – Бог не сохраняет нас, не направляет дел наших к успеху, как у других людей?» Вы сами виноваты: ибо очи Господни на праведныя, и уши Его в молитву их. Лице же Господне на творящыя злая, еже потребити от земли память их (Пс зз, 16–17). Покорным Богу обещано: Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, – через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя (Ис 43, 2). Воззовешь? и ответит: «Вот – Я!» «Я буду ему, – говорит Господь, – вокруг стеной огненной и в славу ему посреди его!» Сообразующийся с Божественной волей ум человеческий делается как бы Престолом Божиим, на котором восседает Бог как Царь царей; и такого человека никто не дерзнет коснуться без Божия благоволения или попущения. Удачно об этом выразился блаженный Амвросий: «Для нерадивых Господь спит, а для праведных Он бодрствует». И это не потому, будто бы Он первых предал забвению: Он их только наставляет, обличает, возбуждает, бьет; но потому, чтобы ясным образом, многоразличными знамениями явить Свою помощь, Свое Провидение о Своих избранниках. Иаков, когда был спрошен Исавом при встрече с ним: кто это у тебя? – отвечал брату: это дети, которых Бог даровал рабу твоему (Быт зз, 5). Этими кроткими словами вразумил Исава (говорит святой Златоуст): сколь великое было у Бога Провидение и попечение о нем (Иакове). Бог имеет попечение о добрых людях, как о друзьях и детях Своих, о нечестивых же, – как о взятых в плен и о рабах. И если Бог, как бы по принуждению, ради беззаконий наших, изменяет законы самой природы на худшее, то опять тысячекратно восстановляет их на лучшее ради молитв праведников и ради нашего покаяния. 

Это дивное Божие Провидение, предызображенное лествицею, которую видел во сне Иаков: она была утверждена на земле и верхним концом достигала до неба, – есть истинное свойство Божие, управляющее вселенной. Все, что делается на небе и на земле, от века видит Бог явственно и отчетливо; ибо Премудрость Божия быстро распространяется от одного конца до другого и все устрояет на пользу (Прем 8,1); Все вообще создал Живущий во веки; Господь один праведен (Сир 18,1), Который все устрояет, о всех имеет попечение. Промысл Твой, Отец, управляет кораблем, ибо Ты дал и путь в море и безопасную стезю в волнах (Прем 14, з), и многие другие места Священного Писания свидетельствуют о Провидении Божием. Истинно, есть Един Бог и нет другого Бога кроме Него, Который радеет о всех и обо всем. В Боге была и будет во веки веков жизнь, живая сила, неизменно стремящаяся разумно и премудро предвидеть в творениях свободно-разумных уклонение от добра ко злу (во вред самим себе) и сделать это уклонение, не вредя свободной воле уклонившегося, безвредным для других лиц, обществ и всего человеческого рода. Это для нас непостижимое действие Божие, состоящее в исправлении и устроении нарушенного закона, нравственного добра, – есть Провидение Божие (Бог видит), Промысл Божий (Бог печется, промышляет). Действие это всесильно, неизменно, никем и ничем непобедимо, как Сам Бог. Нередко мы не сомневаемся в Божием Провидении и Промысле, признаем его, но жалуемся как бы на некоторое стеснение нашей свободы, подобно детям, ненавидящим строгое отцовское наказание. 

Следует отбросить такие жалобы и последовать во всех наших помыслах, намерениях и делах воле Всевышнего, чадолюбивого Отца, предпочитая ее нашей погрешительной свободе, этим самым и свою волю изменив из погрешительной в непогрешительную, из злой в добрую, положить себе непременным правилом: поступать во всем не как приятно нам, но как Богу угодно. Не станем подражать безумцам, говорящим в сердцы своем: несть Бог. Растлеша и омерзишася в начинаниих: несть творяй благостыню (Пс 13,1). Они ослепли, не видят своего злополучного конца как в этой жизни, так и в будущей, если не покаятся. Отвративши взор свой от мира, лежащего во зле, войдем во внутренний дом свой, в свою душу и совесть, рассматривая себя самих: кто мы? – смертные, бессильные; чем живем? – Божией милостью и Его дарами; кто сохраняет нас в бедах и немощах? – Провидение и Промысл Божий, тогда убедимся мы в истине евангельского изречения, что и один волос с головы нашей не упадет без ведения и повеления Божия. А потому истинно сказал святой Августин: «Если враг рассечет все мои члены телесные, то неужели я лишусь их? Когда Богом у вас же и волосы на голове все сочтены (Мф 10, 30163

Глава VII. О том, как велико Провидение Божие о наших потребностях в жизни 

Бог – попечительнейший хозяин, Он на Своих руках содержит все великие и богатые жизненные потребности и сокровища. По образному выражению одного из учителей, Бог имеет при Себе три ключа, которые никому не вверяет: один ключ – от хранилища дождей, снегов, ветров и подобных тому атмосферных явлений; другой ключ – для отпирания гробов, чтобы мертвых вызывать к жизни; третий ключ – от житниц и хранилищ пищевых запасов. Если Бог затворит эти хранилища, то кроме Него кто отворит их? Один Бог – хранитель и обладатель всех потребностей жизненных, и от Него же Одного должно просить их усердными молитвами. 

Пустынножитель Марк обыкновенно говаривал, что тот, кто не имеет упования на Бога в получении от Него временных потребностей, тот тем не менее может полагать на Бога надежду получить от Него потребности, ведущие человека в жизнь вечную: веру, надежду и любовь. Иисус Христос представил первый довод против нашего маловерия, говоря: Душа не больше ли пищи, и тело одежды? (Мф 6,25) Он этими крепкими, истинными и душеполезными увещаниями удаляет от сердец наших пагубное чрезмерное попечение о пище и об одежде и учит нас полагать всю надежду свою в высочайшем Провидении Своем. Если Бог – столь добрый Промыслитель и щедролюбивый Податель даров, кажущихся для нас весьма трудными и почти невозможными (каковы спасение души, получение Небесного Царствия), то ради чего неразумно обвиняем мы Бога, приписывая Ему забвение о нас в вещах маловажных, требующих малого труда. Если Он дал тело, то неужели не оденет его? Подаривший коня не откажет и в уздечке. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? (Мф 6,25). Когда Он даровал нам (без наших заслуг, когда и не существовали мы еще) жизнь, которая дороже пищи, и тело, которое важнее одежды, то несомненно даст и все способствующее к сохранению жизни и к пропитанию плоти; тем более не откажет Он нам во всем том, что Сам Он восхотел, по величайшей Своей благости, даровать нам бытие и жизнь. И если даром охотно дал Он важнейшее для нас, то и может, и желает дать, и всегда посылает и менее важное. Но пошлет с условием, чтобы и мы не оставались праздными: ибо Он создал и призвал нас на землю, чтобы возделывать ее и содержать в порядке (см.: Быт 2, 15), а не для праздности; упраздняться же только от суетных забот своих, которые Богу противны, а уповать на Него, Единого Всемогущего и Всещедрого для сердечно уповающих на Него, а не на самих себя. Иов, вопрошая о приготовителе пищи для воронов, о себе не пекущихся, говорит: Кто приготовляет ворону корм его, когда птенцы его кричат к Богу, бродя без пищи? (Иов з8,41). И Сам Христос, взяв подобие от птиц, учит нас, говоря: Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их (Мф 6,26). Сей Учитель Небесный, часто предлагая то же наставление, говорит: Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены; не бойтесь же: вы лучше многих малых птиц (Мф 10, 29–31).

Этот первый довод представляет нам, взятый от животных, кормящихся без всякого о себе попечения, чтобы хотя от них уразумели мы и научились познавать всемогущество Провидения Божия, в котором мы можем найти себе успокоение и мир душевный. 

Второй довод представляют нам крины сельные (дикорастущие цветы). Христос Господь, указавши на Провидение Божие о маленьких птицах и о волосах на голове, заимствует второй довод о Провидении Божием о кринах сельних. Он говорит: Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них (Мф 6, 28–29). И отсюда Христос выводит заключение: если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! оденет (там же, 6,30). К этому присовокупляет Спаситель Господь наш и третье объяснение о тщетности нашего о себе попечения, говоря: Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть? (Мф 6, 27). Всякая заботливость наша о себе самих, не соединенная с упованием на Бога, – тщетна, напрасна; на что и указывает Господь: Итак, если и малейшего сделать не можете, что заботитесь о прочем? (Лк 12, 26). Суетен, празден и неполезен весь труд ваш, если Бог не поспешит и не благословит его. Во всяком начинании и деле своем возлагай на Бога все упование, и Он (без твоего старания) все устроит к лучшему по Своей неизреченной милости: отверзаеши Ты руку Твою и исполняеши всякое животно благоволения (Пс 144,16).

Итак, если Господь Бог заботится об удовлетворении жизненных потребностей всех вообще: ибо Он сотворил и малого и великого и одинаково промышляет о всех (Прем 6, 7), то почему везде множество нищих и весьма оскудевших людей? Кажется, будто бы Бог попустил всем довольствоваться трудами рук своих. Чудно есть, братия, Провидение Божие о нищих. Истинно сказал об этом святой Златоуст, что не только нищие имеют необходимость в богатых, но и богатые еще более нуждаются в нищих164. Если представим себе два посада или города, в одном из которых жили бы одни богатые, а в другом – одни нищие, то между жителями того и другого не было бы никакой связи, никакого обмена: ибо в первом городе не было бы ни одного мастерового человека, ни кузнецов, ни золотых и серебряных дел мастеров, ни портных, ни ткачей и других работников. Такими делами богатые люди не занимаются. Не будет там ни слуг, ни служанок: что же это за город, когда в нем не найти никакой помощи, никакого удобства? Во втором же городе жили бы все рабочие люди, добывающие себе трудами своих рук скудную пищу, одежду и прочее, необходимое для жизни, довольствуясь малым. Но если бы все были богаты и жили бы в роскоши, то какие были бы последствия? Оказались бы забытыми и изгнанными из общества все добродетели; общим занятием сделалось бы: пить, есть, плясать, играть; общественная жизнь находилась бы в таком упадке, как было пред всемирным потопом или же в городах Содоме и Гоморре; конец такой жизни известен: всеобщая казнь Божия. Все же, что было и есть в мире доброго и Богу угодного, устроено старанием и деятельностью не богатых, но трудолюбивых и богобоязненных людей, лишенных довольства и денег. Они трудились в поте лица, продавали свои труды богатым; они не забывали Бога, молились своему Творцу и Промыслителю, Который в самой нищете их покровительствовал им. Многие святые угодники Божии, пребывая в крайней нищете, ее одну любили больше всех богатств и имели о себе величайший Божий Промысл: они, не имея ничего, но как бы всем обладающие, свободно, во всякой душевной радости возглашали: Отче наш, сущий на небесах.., имея при этом в устах и сердце слова Псалмопевца: Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает (Пс 54,23). Истинно Отец Небесный столь великое имеет Провидение и попечение о сердечно предавшихся Ему людях, что когда они лишены человеческой помощи, посылает им Свою небесную помощь. Например, такую помощь оказал Бог пророку Илии: во-первых, Он повелел воронам, чтобы они носили ему пищу; и вороны приносили ему хлеб и мясо по утрам и по вечерам, а из потока он пил воду; когда этот поток высох, то, во-вторых, Бог повелел Илии идти в Сарепту Сидонскую к убогой вдове на прокормление, все имущество которой состояло из горсти муки в кадке и из небольшого количества масла в кувшине; но, по Божиему Промыслу, во время пребывания в ее доме пророка мука в кадке не истощалась и масло в кувшине не уменьшалось; в-третьих, когда Илия облегчал сном свое оскудение, подоспел к нему с неба второй приноситель пищи, Ангел Господень, и разбудил Илию своим к нему прикосновением, говоря: «Встань, ешь и пей». Илия пробудился и видит: вот у его изголовья печеная лепешка и кувшин воды, он поел, напился и опять заснул. Ангел Божий повторил то же самое во второй раз. Такую же преславную благодать проявлял всещедрый Бог и многим другим угодникам Своим, когда они находились в различных нуждах. Хотя и мы часто получаем от Бога такую же благодать в своих нуждах и недостатках, однако же везде встречается между нами большое маловерие у многих, боящихся лишиться приличного и необходимого для поддержания здешней жизни; мы и ныне говорим с иудеями: возможет Бог уготовати трапезу в пустыни? (Пс 77,19); и с апостолом Филиппом и с апостолом Андреем: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя по немногу; ...пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? (Ин 6, 7–9). О, маловерные мы люди! Отец Небесный знает, что все это нам необходимо: неужели же благость Божия теперь оскудела более, чем в прежние времена? 

Святому Павлу, первому пустынножителю, в продолжение шестидесяти лет ворон приносил по половине хлеба; но когда пришел к нему Антоний Великий, то вороном был принесен целый хлеб165. Иоанн, пустынножитель, четырнадцать лет, в продолжение которых он никого из людей не видел, питался молоком самки оленя. Многие из пустынников имели и пищу, и одежду от финикового дерева: оно служило для них и портным, и хлебопеком. В лето от Рождества Христова шестьсот пятьдесят третье Индок, сын царя британцев, отрекшись от царского престола, поступил в монахи и сделался отшельником. На острове, окруженном водой, он построил церковь и основал монастырь. Он был так щедролюбив к убогим, что однажды, случилось в монастыре, оставался один только хлеб для трудящейся братии, но он велел разделить и этот хлеб на четыре части и отдать первую часть просящему нищему: этот нищий, переменяя свою одежду, приходил в один день четыре раза просить подаяния и получил все четыре части, так что ничего не осталось для прокормления братии. А потому один из них начал роптать и укорять игумена за его излишнее щедролюбие. Индок, утешая его, велел ожидать помощи свыше. Спустя несколько часов приплыли под обитель четыре ладьи с полным грузом съестных припасов, которыми изобильно насытилась голодавшая братия. Справедливо выразился Августин: «Думаешь ли, что тот, кто кормит Христа (то есть нищих), не будет сам накормлен Христом?» Настоятель одного монастыря отпустил двоих братий по делам обители; когда путешествующих застиг вечер, они, истомленные трудом, изморенные голодом и печальные, начали воздыхать о том, что придя в убогое селение, не имея там никаких знакомых, не получат себе ни отдыха, ни подкрепления пищей. Повстречавшийся незнакомец спросил о причине их печали и, когда они открыли ему свою невзгоду, сказал им: «Вы все оставили ради Бога с величайшим на Него упованием, теперь же печалитесь, как бы лишенные всякой надежды; Бог насыщает скотов, неужели Он оставит сынов изнемочь от голода?» Сказавши это, сделался невидим. Когда они вошли в город и совершили молитву в церкви, градоначальник пригласил их к себе на ужин; но некто другой из обывателей подошел к ним, прося их к себе в дом; третий, видя спорящих двух приглашателей, решил спор тем, что первый, муж почтенный и всеми уважаемый, имеет в этом преимущество; таким решением все остались довольны: пошли к нему в дом, и он всех изобильно угостил. Так и Христос некогда, по воскресении Своем, угостил Своих учеников, безуспешно трудившихся в ловле рыбы, сказав им: придите, обедайте, взяв хлеб и дает им, также и рыбу (Ин 21,12–13). Однако ж все подобные примеры не искореняют нашего маловерия: несмотря на все, что Бог посылает нам, мы боимся оскудения и если во всем изобилуем до излишка, всегда печалимся. Безрассудные и мучительные мысли сокрушают нас: где то, на что ты надеешься? На это Августин справедливо отвечает: «Надежда еще не достигла своего совершения: и яйцо есть зародыш, но оно еще не цыпленок»166

Рассказывают об одном нищем, который осмотрел свою торбу, увидел, что она полна кусков хлеба, и сказал: «Теперь я благонадежен». На этого нищего очень похожи мы сами: тогда только благонадежно уповаем на Бога, когда хранилища наши полны всякого добра, достаточного для нас на многие годы. Не таков был святой Иоанн, патриарх Александрийский167; он, потерпевши огромнейшие убытки, когда буря морская уничтожила тринадцать церковных кораблей с пшеницей, которой на каждом корабле было по десяти тысяч мер, возложил все свое упование на Единого Бога и в Нем одном нашел себе величайшую отраду. Такую же и в то же время потерю понесли множество александрийских граждан, а потому все спасшиеся кораблеплаватели и все пассажиры собрались в Александрию, как в тихое пристанище. Ко всем святой Иоанн послал тотчас же письмо, в котором написал единственное утешение для всех: Господь дал, Господь и взял; как угодно было Господу, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно! (Иов 1, 21). «Потерпите, дети, и ничего не бойтесь!» На другой день собралось много почетнейших граждан для утешения его в скорби. Но он, предваряя их, возложил всю вину на себя: «Бог предохранил меня от большого греха: не случись это, я превознесся бы умом, возгордился бы тем, что подаю многую милостыню бедным, и имел бы о себе высокое мнение, что я щедролюбив; а потому справедливо любящий Отец наказал тщеславного сына, чтобы он не превозносился. Бог милостиво увещевает нас, нанеся нам несколько ран, чтобы мы пришли в чувство и скорее бы обратились к Нему. Но Он – тот же самый Бог, Который был и во время Иова, столь же всемогущий и столь же милосердный, – Он не оставит нас». Этими словами преизбранный архиерей успокоил пришедших для его утешения. В скором времени Господь Бог вознаградил Иоаннову потерю, удвоив ее, а он подавал нищим обильнейшую милостыню. Сомневаться в подобных случаях значит то же, что и утверждать: Бог или скуп, или забывчив; но такие суждения принадлежат нечестивцам, безбожникам, и должны быть отрицаемы нами. Амат пустынножитель, святой муж, был в свое время живым зеркалом, в которое обязаны всматриваться все, которые Провидение Божие неправильно понимают или отрицают. Амат, потрудясь тридцать лет в монастыре, удалился в пустыню, где на избранном им камне жил в великом воздержании. Один из братий монастыря через каждые три дня приносил ему часть хлеба и кружку воды – это было единственным его пропитанием. Такое воздержание не было приятно диаволу: и вот прилетел ворон, опрокинул кружку с водой, а кусок хлеба схватил и унес. Таким образом труженик лишен был трехдневного пропитания. Как же посмотрел на это сей добродетельный муж? Быть может, проклял ворона, или произнес нелепые слова на Божие Провидение, или начал порицать бесовские козни? Ничего этого он не сделал. Мы поступаем так в подобных случаях; а он, воздевши руки и ум к небу, возгласил: «Благодарю Тебя, Господи Боже мой, что Тебе угодно было оставить меня в более продолжительном посту по Своей святой воле: я знаю, что это будет мне весьма полезно на будущее время; ибо ничего в мире не бывает без Твоего Провидения, без него ни один листочек не упадет с дерева». А мы грешные думаем что истребление домов пожаром, потопление кораблей, утрата имений, личные обиды совершаются, когда Провидение Божие спит или не видит, – словом, не верим в Божие Провидение. Иногда даже язычники, самые здравомыслящие из них, рассуждали, что все в мире происходит не по воле человеческой и не по слепому случаю. Например, Сенека говорит: «Мы должны все переносить мужественно и не думать, что в мире нет начала правды, по которой все происходит»168. Действительно, все происходит от Бога по Его праведному Провидению: зачем же мы негодуем и часто даже ропщем? 

На размышление о Провидении Божием наводят нас бесчисленные примеры и образы: некоторый благоговейный муж, прошедший девять миль от города, но не кончивший еще предпринятого пути, измученный жаром, голодом и жаждой, изнемог и со стоном повалился под грушевым деревом и когда лежа стал читать молитвы, увидел на верху дерева один фрукт. В это самое время проходил мимо дерева другой незнакомец, приблизился к лежащему под грушей и, узнавши причину его изнеможения, вынул чистый хлеб и часть его отдал изнемогшему для подкрепления его сил. Этому есть тысячи подобных примеров и действий, и нам самим приходилось видеть: несмотря на это, мы так мало имеем надежды на Божие Провидение; если наши сосуды, ящики, сундуки и житницы не наполнены до верха всяческим добром, мы унываем; но когда мешок наш полон, карман набит деньгами, тогда мы имеем надежду: о слепые! надежда видимая не есть надежда; ибо если кто видит, то чего еще ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении (Рим 8,24–25). Истинное упование на Бога – это когда мы, находясь в большом притеснении, в величайшей нужде и бедности, не падаем духом, но терпением побеждаем все наши невзгоды, ибо чем более терпеливы в своем страдании, тем больше предуготовляется нам славы и венцов. 

Феодорит повествует, что святой Маисима имел две полные бочки: одну-пшеницы, другую – масла; подавая из них обильную милостыню убогим, он никогда не мог ни той, ни другой опорожнить169. Всемилостивый Бог, содержащий вселенную, имеет две бочки: одну – полную провизии и других предметов, необходимых для жизни; другую же – полную и переливающуюся через край милосердием, духовными дарованиями и Провидением; и обе пребывают неисчерпаемыми. Вот к этим двум сокровищницам мы должны обращаться, когда бываем угнетаемы величайшей скудостью, крепко держась одного только навыка: уповать на Бога и совершенно предать себя всесвятой Его воле. У древних людей было достопамятное изречение: «Если бы мы делали то, что должны, Бог бы нам сотворил то, что хотим». Святой Иероним учит: «Да будет человек тем, чем он должен быть, и тот же час пошлет ему все Тот, Которым все совершилось». 

Глава VIII. Провидение Божие о праведниках 

Утешительное обещание дал Бог исполняющим волю Его: касающийся вас касается зеницы ока Его (Зах 2,8). Вот одно из доказательств тому, в каком величайшем попечении имел Бог избранного псалмопевца, отрока Своего; от скольких многочисленных бед спасал, сохранив целым и невредимым. Об этом свидетельствует сам царь Давид, говоря о себе: Господи, искусил мя еси и познал мя еси: Ты познал еси седание мое и востание мое. Ты разумел еси помышления моя издалеча: стезю мою и уже мое Ты еси изследовал, и вся пути моя провидел еси. Яко несть льсти в языце моем: се Господи Ты познал еси, вся последняя и древняя: Ты создал еси мя, и положил еси на мне руку Твою (Пс 138,1–5). 

Царь Саул постоянно преследовал Давида, намереваясь лишить его здоровья и жизни, но поиски были тщетны, ибо Бог покровительствовал Давиду, и когда Давид скрывался в пустыне Маон, туда подоспел Саул со множеством своих воинов; они окружили Давида, преградив таким образом всякие пути для бегства и отняв всякую надежду избавления; всем казалось, что Давид, подобно зверю, окружен со всех сторон сетями и псами, и думали, что он находится в отчаянном положении. Саул же, едва не победитель уже (когда он окружил Давида со своим войском), казался всем львом, уже имевшим в зубах добычу; но тщетно: Бог укрыл и защитил Давида; ибо внезапно прискакал к Саулу вестник с известием о нашествии филистимлян. И явился Ангел к Саулу, говоря: «Поспеши, беги спасать отечество, ибо иноплеменники уже вступили в землю твою, не медля отрази врагов и выгони из земли твоей (ср.: 1Цар 23,27)». Этот случай, устроенный Богом, спас жизнь и свободу Давида: злохитростные же замыслы его врагов были разрушены чудным Божиим Провидением. И неудивительно, что Бог хранил Давида, как зеницу ока Своего; ибо Давид неуклонно исполнял волю Божию и, когда по немощи человеческой падал, спешил изгладить грех свой сердечным покаянием. Но вот и другой поразительный пример: когда царь Давид убегал от восставшего против него непокорного сына Авессалома, некто Семей из рода дома Саулова забежал вперед Давида и стал его поносить жесточайшими словами: уходи, уходи, убийца и беззаконник! Господь обратил на тебя всю кровь дома Саулова, вместо которого ты воцарился, и предал Господь царство в руки Авессалома, сына твоего; и вот, ты в беде, ибо ты -кровопийца (2Цар 16, 7–8). Вот удивительный образец человеческой злобы! Семей не убоялся ни закона Божия, ни князя людей, ни своего царя не устыдился и не почтил: бесчестно в лицо называет его «мужем крови, мучителем, похитителем престола». Мерзкое дело! Но этого мало: царь многочисленного народа, кроткий его правитель, находящийся уже в невыносимой печали, сделавшийся из богатого беднейшим и опозоренным, идет босой, закрыв голову и лицо, дабы вместе с ними скрыть от любопытных свое горе и слезы. И вот Семей, не устыдясь царственного лица, бросает в него камнями вместо цветов, брызгает его грязью и терзает поносными словами, как острыми гвоздями. Эта картина отображает для нас величайшее долготерпение и кротость Давидову, с которыми он всего себя предает в волю Божию и тяжкую укоризну терпит как посланную свыше. Авесса, брат Иоава военачальника, видя такое поругание над Давидом, говорит: зачем злословит этот мертвый пес господина моего царя? пойду я и сниму с него голову (2Цар 16, 9). Царь же благочестивый, – три раза избранный Богом на царство, – укоряемый своим злобным подданным, которого не обидел он ни словом, ни делом, не только не разгневался, не показал грозного вида, не искал мести за свою обиду, но явился защитником своего гонителя, говоря своим спутникам: оставьте его, пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь? (2Цар 16, 10) – видя в поношении своем допущение воли Божией. Если же Семей и тяжко согрешил, проклиная меня, то это Бог употребил его, как орудие для поношения меня: ибо Бог не был причиной его злобной воли, но Он мудро употребил Семея в наказание Давиду. 

Подобно Давиду, каждый из нас должен смотреть на наносимые ему нападения и озлобления злыми людьми, своеволие которых всемилостивый Бог употребляет или для вразумления неповинных, или для наказания виновных. Все это заменяет для нас розгу, когда мы погрешили в чем, или же узду, чтобы не позволяли себе грешить. А потому каждый, несправедливо поруганный или обиженный кем-либо, должен говорить с Давидом пред Господом: «Господи! Я не желаю платить за зло, мне причиненное, злом противнику моему; мстить за себя не хочу я: жив Господь! пусть поразит его Господь, или придет день его, и он умрет, или пойдет на войну и погибнет (1Цар 26, 10)». Так должно и нам возноситься мужественным умом к Провидению Божию. И если враги наши ухищренными замыслами вооружаются против нас, не следует их страшиться. Праведники находятся у Бога в таком попечении, что они вне опасности, ибо Он сказал еще древним: касающийся вас касается зеницы ока Его (Зах 2,8). 

Вспомним Иосифа Прекрасного, первого вельможу после царя в Египте, какие терпел он беды и злые приключения до того времени, пока достиг высочайшей чести и власти: началом приключений с ним была братняя зависть; она была причиной семейной нелюбви к нему, которая до такой степени возросла и усилилась, что он был продан как пленник измаильтянам и уведен в Египет. Но и здесь его преследовали скорби: любовь к нему госпожи оказалась более вредной и пагубной, чем братняя ненависть. Ибо когда этот красивый юноша, возлюбивши нравственную чистоту и целомудрие, не внял назойливым предложениям своей госпожи вступить с ней в прелюбодейную связь, он был оклеветан ею пред ее мужем, невинно посажен в тюрьму, где и просидел в течение трех лет. Действительно, не тотчас после прибытия своего в Египет он с честью был посажен на торжественную колесницу, но взошел на нее по терновым ступеням величайших скорбей и невзгод. Все же это было по непостижимому Провидению Божию, в чем удостоверяет нас сам Иосиф, говоривший впоследствии своим братьям: не вы послали меня сюда (в Египет), но Бог (Быт 45,8); Не бойтесь (воле Божией невозможно противиться): вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей (Быт 50, 19–20). Святой Златоуст так рассуждает: «Об этом недостаточно только слышать, но надобно и самим поступать таким же образом: и так успокоим и утешим тех, которые сделали нам зло, не вменяя его им в вину, но все перенося терпеливо и благодушно». Ибо мудрый Промыслитель Бог бедственные приключения друзей Своих обращает в радостные события: часто нанесенная обида доставляет нам великое благополучие. Многие падали и через свое падение восходили на лучшее для себя: Провидение Божие для осуществления предустановленных им целей употребляет не одни добрые поступки, но и грехопадения. Узнал ты судьбы Иосифовы? Оставь злобу его братьев, удали от себя зависть, истреби совещание, сделанное ими на его убиение, – словом, истреби все то, что препятствовало сохранению в целости всего Египта. Не приснись фараону чудный сон, не было бы и таинственного истолкования этого сна, не было бы собирания в течении семи лет многочисленных хлебных запасов, погиб бы от голода Египет и окрестные страны. Желаешь ли проследить непостижимую тайну искупления Христом всего рода человеческого? Уничтожь в сердце Иуды Искариота сребролюбие, у иудеев – зависть ко Христу Спасителю: вместе с этим удалил бы ты спасение всего мира, кровь и смерть Христову. Искорени диаволов? Тотчас же сильно уменьшатся благочестивые подвиги, победы и следующие за них воздаяния. Истреби мучителей? Откуда возьмутся святые мученики? Таковы уставы Провидения Божия: достигать добра не только через добродетельных, но и через злобных людей и даже самых диаволов. Продажа Иосифа его братьями была действительно устроена Богом, но самое совершение оной, покрытое злобой братий, было делом злобной их воли. 

Григорий Великий справедливо указывает: «Как мудрых Божественная сила уловляет в коварстве их; потому продан был Иосиф, чтоб ему не кланялись отец и братья, а потому сделана ему честь и поклонение именно в том, что он продан был»170 (и сделался спасителем Египта и братьев). То же самое произошло с Моисеем: фараон осудил его на смерть, а дочь фараона, по благоволению Божию, приняла его на воспитание свое; как бы Бог так говорил фараону: «Я заставлю тебя, фараон, воспитывать в собственном твоем доме именно того, который позаботится спасти и отомстить тебе за тех, которых теперь ты жестоко преследуешь и притесняешь». «Новое чудо, – говорит Августин, – дочь человекоубийцы (то есть фараона) оказала величайшее дело милосердия: Нет мудрости, и нет разума, и нет совета вопреки Господу (Притч 21,30)». 

Приведем еще Провидение Божие о преподобном Харитоне171. Харитон идя в Иерусалим задержан был разбойниками, которым нечего было взять у него, они связали его и заключили в пещере. Когда разбойники ушли на свой промысел, Харитон, оставшись наедине, обратился всем сердцем и душой к Богу, прославляя Божие Провидение и размышляя о нечаянном нападении на него разбойников, благодарил за все милосердого Отца Небесного, поручая Ему всего себя. Вдруг он видит, что появился из расселины змей, приполз к кувшину с молоком, долго пил из него и вместо благодарности выпустил в кувшин свой яд. Разбойники, возвратясь в свое жилье, уставшие и жаждущие, сразу стали пить молоко и много его пили; спустя короткое время почувствовали боль и дурноту столь сильные, что попадали на землю и умерли внезапной смертью. Таким образом, святой Харитон сделался в пустыне наследником и единственным господином бесчестного поселения и всех его богатств. И не тщетно: освободившись с Божией помощию от уз своих, устроил на том месте славную общежительную обитель, употребив на то одну часть оставшегося от разбойников большого богатства, другую же часть его раздал нищим, церквам и другим монастырям, обратив таким образом пещеру разбойников в храм Божий, а богатства их – на добрые дела. 

Один благочестивой жизни авва172, сердечно веривший в Провидение Божие и всегда поручавший себя и все дела свои оному, все, что имел, раздавал нищим. Так и двум убогим, которые стояли пред вратами монастыря, он приказал дать хлеба. Но монастырский строитель не исполнил приказания, сказав, что хлеба не хватит даже на обед братии: «Что же мы перекусим на трапезе?» «Не знаю», – отвечал строитель. Предугадывал святой муж, что нечто было тайно сохранено злой предусмотрительностью недостатка. По окончании литургии, когда был дан знак собираться к трапезе, авва спросил: «Откуда принесены хлебы?» «Я сберег несколько про нашу нужду», – отвечал строитель. Авва, приняв на себя суровый вид, велел собрать разложенный хлеб в корзину и тотчас же раздать нищим; обратившись же к братии, сказал: «Чтобы не умножилось между нами непослушание и маловерие, пусть пост и голод научат нас уповать на Бога». Этот добрый муж желал, чтобы все братия возлагали всю свою надежду на щедроты всемилостивого Бога. Пост – наилучшее лекарство от злой скупости. 

Святой Дорофей повествует, что один богоугодной жизни старец в течение нескольких дней не мог принимать пищи по болезни желудка. Служитель, желая подкрепить старца пищей, задумал приготовить для него более приятное и питательное кушанье. Он из двух сосудов, похожих друг на друга, взял по ошибке для приготовления пищи тот, в котором хранилось старое прогорклое масло. И при всем своем добром желании угодить старику влил не жалея изобильно в его кушанье не мед, но едва ли не самую смерть и приготовил ему такую еду, которую не ела бы и голодная собака. Больной едва попробовал принесенной ему мерзостной пищи, тотчас же понял, в чем дело, но смолчал и ел через силу. Потом, когда желудок его не смог принимать этого кушанья, положил ложку, не говоря ни слова о его непригодности. Но служитель стал упрашивать, чтобы тот еще отведал такого прекрасного кушанья, говоря, что готовил его старательно, со всем усердием, и что это подкрепит здоровье аввы. Добрый старец не только не произнес гневного слова служителю, но даже мысленно не рассердился на него. Он отказывался от еды, объясняя, что уже сыт и не может больше съесть. Тогда служитель, едва попробовав сам этого кушанья, тотчас же в отчаянии бросился к ногам старца: «Убил я тебя, честный отче, зачем ты скрыл своим молчанием мою неисправимую ошибку?» – «Не смущайся, сын мой, если Богу было угодно, чтобы я покушал сладкого, то ты и принес бы мне сладкое»173. При этом святой Дорофей замечает, старец сказал правду, что если бы было угодно Богу, дабы больной съел вкусное кушанье, то Бог не попустил бы ошибки служащего или что Богу очень легко было превратить прогорклое масло в свежее. Так, подобно старцу, поступает тот, кто во всем признает Провидение Божие: оно ничего не обращает в злонамерение, никого не подозревает, но истинно признает, что все случающееся нам бывает по Провидению и воле Божией. 

Прошу тебя, читатель, понять и запомнить следующее изречение святого Иеронима: «Все в мире управляется Провидением Божиим, и часто бывает, что то, что считается нами за наказание, бывает лучшим врачеванием». Здесь должно удивляться тому, что Провидение Божие попускает каждому предмету действовать в предназначенный срок для совершения своего дела, ибо Провидению Божию свойственно все согласовывать и связывать (как причину и ее последствие) одно с другим, как в малейших, так и в самых важных делах, незаметно, малейшими временными различиями. Поэтому Эпиктет, светило философов, прекрасно выразился: «Не проси, чтобы происходящее в мире совершалось по твоей воле, но если ты мудр, то желай, чтобы все было так, как происходит». Это учение – как бы Божие, христианское наставление. Согласно с этим и изречение Василия Великого: «Поскольку не сбывается так, как мы бы хотели, то станем во всем хотеть так, как то или другое само по себе происходит» (то есть по высочайшему предопределению). Равно и святой Нил174 говорит: «Не молись, чтоб сделалось то, чего ты хочешь; но лучше так молись, как Христос научил тебя молиться: да будет воля Божия в тебе и на земле, как на небе»175 (см.: Мф 6, 10); Фома Кемпийский: «Христос внутренне учит нас, и внутренний человек (душа и совесть) слышит голос Христов и без труда понимает, как вещи бывают, и сообразно учению Христову поступают»176. Не противоречь Творцу Промыслителю, благоволи к Его распоряжениям и себя подчиняй оным, по заповеди: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем... и... душею и ближнего возлюби, как любишь самого себя (см.: Мк 12,29–33). 

По учению всех святых отцов и в особенности святого Златоуста, никто не может нам вредить (разумеется о вреде не телесном, но о нравственно-разумном), кроме нас самих. «Всякая болезнь есть вред телу, но не предприятию; хромота – болезнь; но не бессилие намерения: если здраво рассудишь, то увидишь, что во всяком приключении с тобой то, что бывает от других, не может тебе вредить и не служит препятствием к твоему преуспеянию»177. Вот тому примеры. Святой Иаков пустынножитель отвечал диаволу, который угрожал ему нанесением ран: «Если Богом попущено тебе это, бей меня, зачем ты медлишь, я охотно приму раны от Того, Который по Своему благоволению попустил бить меня. Но если тебе не попущено это, ты никакого повреждения мне не сделаешь, хотя тысячу раз взбесишься против меня»178. Греческая царица Ирина179 (в Царьграде), низверженная с царского престола презренным рабом, обратилась к Богу со словами: «Благодарю Тебя, Господи, что Ты меня, сироту недостойную, возвел на царский престол; но поскольку Ты же попустил, чтобы лишена была я престола, считаю это последствием грехов моих; да будет со мной воля Твоя! Во всем же злом и добром да будет имя Господне благословенно!». Истинно то, что никто не может вредить нам, кроме того, что мы сами вредим себе. А потому справедливо сказал блаженный Августин: «Веруй Господу Богу без всякого сомнения и поручи Ему всего себя насколько хватит твоей силы: тогда Он не отвергнет тебя, не перестанет приближать тебя к Себе и ничего не попустит злого для тебя, хотя бы ты был и убог и незнатен»180. Это наставление каждый должен знать в совершенстве и крепко содержать в уме следующее основное положение: ничего нежелательного не может приключиться без воли или допущения Божия; ни диавол и никто из людей не может повредить нам, если Бог не попустит. Должно верить крепко, что хотя и самые тяжкие бедствия постигают нас по распоряжению Бога как верховного Царя, но посылаются они от Милостивейшего Отца в нашу же пользу для вразумления и исправления нашего (за неправды и грехи). Следовательно, никто другой, кроме нас самих, не может нам вредить. 

Иудифь, благочестивая иудеянка, вдова, строго хранившая нравственную чистоту пред Богом, учит нас, говоря: «За все, что приключается нам (злое или доброе), возблагодарим Господа Бога... Который испытует нас, как и отцов наших; Он искушал их не для истязания (например, око за око; зуб за зуб) сердца их; так и нам не мстит, а только для вразумления наказывает (учит с любовию) Господь приближающихся к Нему (Иудифь 8,25,27)». Воля Господня так превознесена, чиста и права, что не желает и не может желать ничего, кроме того, что для нас будет добром, и притом добром наибольшим, наиблаженнейшим. И почему бы не желал этого Господь Бог? Он Преблагий, почему бы не мог желать? Он всемогущ. Поэтому нет силы выше Его, нет ни одной, кроме только от Него исходящей: со всех сторон мы окружены и ограждены волей Божией, так что ничто и никогда, как только по Провидению Самого Господа Бога и по Его благой воле, не может коснуться к нам; истинно, Господи, Ты благословляешь праведника, Ты, как щиток, ограждаешь его благоволением Твоим (см.: Пс 5, 1з). Никто да не вознегодует, что то или другое приключение опечалило его; да будет ему известно: то, чем он опечален, принадлежит к средствам сохранения и поддержания мира, которыми совершается течение мировой жизни. 

Пустынножителя святого Антония Великого некогда окружило разнообразное демонское множество в виде лютейших зверей: львов, волков, змей, скорпионов, медведей и т.п., каждый из которых казался разъяренным до высшей своей лютости: рычал, ревел, шипел соответственно своей природе и угрожал броситься на святого и уязвить его; но преподобный, видя диавольскую хитрость и посмеиваясь над бессилием бесовского полчища, обратился к нему со следующими словами: «Бедные вы и ничтожные! Чтобы устрашить меня, вы приняли на себя звериный вид, желая победить меня одним своим зверством; и если бы вы имели надо мной власть, то каждый из вас один мог бы уничтожить меня; но так как Господь сокрушил вашу силу, то вы, ярящиеся по причине своего бессилия, нападаете на нас не могуществом, но привидениями, собираясь во множестве под видом зверей, дерзая хотя страхом победить нас». И говорит неустрашимо: «Если вы можете чем-нибудь повредить мне, если Господь дал вам на это власть, вот я, приступайте, начинайте терзать, ешьте отданное вам; но если не дано вам от Бога такой власти, то зачем напрасно трудитесь?» Итак, братия, возложим на Бога и на Его Провидение упование наше: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит (Пс 22, 1). 

Глава IX. О провидении Божием, относящемся к друзьям и врагам

Есть древняя притча, в которой так говорится о провидении Божием.

Возле источника мальчик занимался детскими играми, бегая среди цветов; потом утомился, сел у воды и задремал. И вот снится ему Фортуна и говорит дремлющему мальчику: «Бедняжка! Ты сел на таком месте, с которого легко можешь упасть в воду и погибнуть: встань и удались отсюда, чтоб не случилось какой-либо беды, а то, если случится тебе беда, станут все обвинять меня и скажут: не ты спал, а я уснула и не предостерегла тебя от той беды». Вот мифологическое утверждение о бытии Божественного Провидения. Всем христианам известно, о ком сказал Псалмопевец: се, не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля (Пс 120,4). Бог имеет столь зоркие очи, что ничто от них не скроется; столь чуткие уши, что ничто мимо них не может пролететь неуслышанным, ибо Он слышит и знает все помыслы; Он имеет руки столь длинные, что никто не уйдет от них. Древние философы доходили до этого сознания только разумом, мы же черпаем это познание из книг Священного Писания. 

Пространно говорит о Божественном Провидении Иисус, сын Сирахов: Бог провидит все из века в век, и ничего нет дивного пред Ним; пред Ним дела всякой плоти, и невозможно укрыться от очей Его. Нельзя сказать: «что это? для чего это?», ибо все создано для своего употребления (Сир 39,25–27). Прошедшее, настоящее и будущее видит Бог, рассматривает и предвидит в одно мгновение Своего зрения. Все Его очам присущи: Адам и антихрист, весь род человеческий, все создания. Никогда Провидение Божие не может измениться; хорошо выражено это Сирахом: все дела Господа весьма благотворны, и всякое повеление Его в свое время исполнится; и нельзя сказать: «что это? для чего это?», ибо все в свое время откроется (Сир 39, 21–22). Поэтому и говорит блаженный Августин: «Признавать бытие Божие и не признавать, что Он предвидит все будущее, – это очевидное безумие»181. Воистину, Провидение Божие быстро распространяется от одного конца до другого и все устрояет на пользу (Прем 8, 1): от высочайших Серафимов даже до малейшего на земле муравья недремлющее Божие попечение нисходит, тем более никогда не удаляется. Еще в древности Моисей и Аарон провозгласили: сегодня вечером узнаете вы, что Господь вывел вас из земли Египетской. Я утром увидел Его славу (Исх 16, 6–7). Истинно, в смертный вечер все мы узнаем дивное о нас Божие Провидение; ибо от Господа направляются шаги человека; человеку же как узнать путь свой? (Притч 10, 24). Часто Бог, мудро промышляющий о нас, ведет нас по бедственным, едва проходимым жизненным дорогам, но Господь хорошо знает, какой дорогой введет Он в небесные райские сады. Зачем же поднимать нам жалобные вопли против мудрейшего и весьма надежного Путеводителя в нашей жизни? Зачем говорить, если мы идем по пути, определенному нам Богом: «Куда Ты нас ведешь? Кажется, мы давно уже совратились с правого пути». «Не печалься, мой друг – таинственно говорит нам Бог, – верь только Мне: Я проведу тебя благополучно, ты нимало не поскорбишь, когда окончишь путешествие». Так каждого из нас на жизненном пути со дня рождения и до дня исхода в жизнь вечную провожает Божие Провидение, если только останемся верными путеводительству Божиему, указанному нашим Спасителем во Святом Его Евангелии. Довольно для нас, что это – единственный безбедный путь, и что в том, когда он покажется трудным и неудобопроходимым? 

Говоря о Провидении Божием, нельзя не вспомнить истории израильского царя Саула. Не было в племени израильском в то время мужа столь доброго и мужественного, который бы превзошел его; но он не сохранил своей доблести до конца жизни и впоследствии был отвергнут Богом. Саул, посланный своим отцом отыскивать пропавших ослиц, нашел себе царство. Рассмотрим здесь Провидение Божие об этом муже. Бог сказал пророку Самуилу: «Завтра в это время (это было в полдень) Я пришлю к тебе человека из земли Вениаминовой; и ты помажь его на царство народу Моему – Израилю». Прислание Богом Саула к Самуилу было таково: у отца Саулова потерялись ослицы, и он послал своего сына искать их. Саул, взявши с собой одного из слуг, отправился на поиски. Прошли они гору Ефремову и землю Шалишу; но ослиц не нашли; и прошли через землю Шаалим и через землю Вениаминову, и не нашли, и когда они пришли в землю Цуф, Саул сказал слуге, своему спутнику: «Пойдем назад, чтобы отец, забыв об ослицах, не стал беспокоиться о нас и не был бы принужден искать нас самих». При этом слуга сказал: «Здесь, в этом городе, есть человек Божий, человек уважаемый, что он ни скажет, то сбывается: не расспросить ли нам у него об ослицах?» Этот совет слуги Саул нашел разумным и полезным. Вот каким путем послал Бог Саула к Самуилу (ср.: 1Цар 9,1–7). Но прежде чем они увидели один другого и начали вести разговор, Господь открыл Самуилу, что пришедший к нему Саул и есть тот, которого должно миропомазать на царство для управления еврейским народом. Все произошло, по непостижимому распоряжению Божию, обыкновенным, по-видимому, порядком: Саул и ослиц нашел, и царство получил, о котором никогда не думал. О какая непостижимая бездна Провидения Божия! Какая величайшая тайна! Как различны судьбы Божии от мыслей человеческих. Саул нисколько не думал о венце и скипетре царском, но благоволением Божиим возведен на престол. Итак, не случайно сбежали ослицы, не случайно послан был Саул для поиска их, не случайно также долго не находил их, и не случайно слуга дал совет господину сходить к прозорливцу Самуилу: все это произошло по Божию Провидению и тайному внушению исполнителям Его воли для того, чтобы поставить Саула царем Израильским. При этом сам собой рождается вопрос: для чего было угодно Богу помазать на царство Саула, о котором Бог предвидел, что Саул впоследствии падет в нечестие и бедственно окончит жизнь свою? Вместо прямого ответа я предложу свои вопросы. Зачем Бог создал в благодати Своей Ангелов, о которых Ему было известно наперед, что они воспротивятся Богу и, на веки вечные отверженные Им за грех, будут мучиться в геенне? Зачем поселил Бог Адама в райском жилище, когда знал, что Адам недолго проживет в раю и будет изгнан из него? Ради чего Христос причислил Иуду Искариотского к апостольскому лику, о котором наперед знал, что он сделается Его предателем? Для чего предпослал Христос Своих апостолов в самарянское селение, зная, что они там не будут приняты? Какая причина таких перемен в Божиих определениях? Но таких дел найдешь тысячи. Святой Иероним отвечает на подобные вопросы: «Хочешь узнать причину таких перемен? Вот она: Бог судит не будущие поступки, но настоящие и никого не осуждает по Своему предуведению, хотя и знает, что хороший человек в настоящее время впоследствии переменится в негодного и злого; при всем этом, по Своему милосердию, поставляет его в положение такое, какого он заслуживает в настоящее время, и дает ему силу на случай падения, к обращению на истинный путь через покаяние»182. Не потому согрешил Адам, что Бог предвидел его согрешение, но Бог предвидел то, что Адам согрешит по своей свободной воле. Таким же образом рассуждает святой Амвросий: «Не потому согрешил, что получил заповедь, или Иуда, что был избран в апостолы; ибо не возложил Бог на них необходимости одному – преступить заповедь, а другому – сделаться предателем: оба они, если бы сохранили свято свои обязанности, то могли бы удержать себя от греха». Те, о которых Бог знает, что станут вести жизнь добродетельную, вначале часто бывают злыми, а те, о которых Он знает, что будут грешить и сделаются злыми, сначала бывают добрыми. Стоишь ты теперь, остерегайся, чтоб не упасть. Святой апостол Петр упал: ты же будь осторожен; Иуда пал, и его пример должен предостеречь тебя от падения. В этом величайшее наставление нам, говорит Евфимий, что никакое старание и усердие наше не может сохранить нас без помощи Божией; но и помощь Божия без человеческого желания не принесет пользы: примеры тому видим в Петре и Иуде. Нам должно избегать односторонностей: не оставаться в лености, возложивши все на Бога; опять же мы не должны думать, что сами собой, без Божией помощи и Его благоволения, можем совершить что-либо доброе. Ибо и Сам Бог всего не совершает, чтобы не оставить нас праздными, и нам не предоставил все вершить, чтобы мы не превозносились тщеславно: но от всего, что может вредить нам, Бог отводит; а что для нас полезно, к тому Он побуждает и споспешествует. 

з 

Опять привожу на память Саула: сколь дивное было во всем Провидение Божие о нем. Ибо тот, который старался многократно погубить Давида мечом филистимлян, был сам окружен многочисленным их войском, отвержен Богом, обратился к волшебнице вопреки заповеди Божией; она вызвала душу умершего уже пророка Самуила (в живом его образе), который возвестил Саулу скорую и неизбежную его погибель. Он, не имея мужества ни избежать, ни перенести, воткнул свой меч рукояткой в землю, упал на его острие и таким образом сам лишил себя жизни (подробности этих событий см.: 1Цар 18–31). Наказание и месть нарушителям закона Божия – неизбежны: Саул сам себя предал смерти, чтоб избегнуть вражеского посмеяния, бесчестия, поругания и укоризн; но не избежал и этого, ибо филистимляне отрубили голову от мертвого тела его, тело бросили зверям и птицам на съедение, а голову носили с поруганием и насмешками по всей Палестине! О Боже! Никто не укроется от Твоего Провидения и не избежит Твоих судеб. Тот же Саул не исполнил Божия повеления истребить амаликитян, тем самым навлек на себя безмерные бедствия и самую смерть. Как на верных весах все измеряется равновесием и перевесом, так у Бога все – правдой (ср.: Притч 16, 11). Провидение Божие обнаруживается с величайшей мудростью: обыкновенно не каждое преступление наказывается тотчас же; но, с другой стороны, и не оставляется без наказания вовсе. Если бы не подвергал Бог наказанию ни одного злодеяния, то многие подумали бы, что никакого Провидения нет. Если же бы за каждым преступлением неотложно следовало наказание, в таком случае верили бы, что после смерти нет ни наград, ни наказаний. А потому Бог, наказывая только некоторых, обнаруживает Свое Провидение; когда же других не наказывает тотчас же по преступлении, то грозит им наказанием после смерти, в будущей жизни, если не покаятся в здешней. На этом же основании одних праведников избавляет от бед и нападений, а других предает в руки безбожных для истязаний и мук. Все же совершается Богом премудро и весьма предусмотрительно: так Он трех еврейских отроков в раскаленной вавилонской печи сохранил невредимыми; семь же братий Маккавеев Бог попустил Антиоху замучить насмерть: как то, так и это совершилось по Божиему Провидению. 

Подобными образом все противоположные явления, встречающиеся в настоящей жизни, мудро направляются Провидением Божиим: все житейские бедствия обращает Бог к нашей пользе и ко благу нашему; попускает сами грехопадения для совершения высочайших непостижимых таинственных дел Своего богоправления. Ибо и совершать добрые дела, и попускать злодеяния – свойство, исключительно принадлежащее одному Божественному Провидению. Истинно, никогда Бог не допустил бы зла, если бы Он не был столь силен и добр, дабы из всякого злого дела не производил бы доброго последствия. Скажи по совести: когда в мире появлялось лютейшее и большее зло, как преступление Адамово и убиение Христа Спасителя (нового Адама)? Однако ж первородный грех низвел Бога с неба на землю для воспринятая на Себя тела человеческого; смерть Христова сотворила нам небо и возвратила все, потерянное нами во Адаме. Превысочайший Бог – мудрейший Художник, превращающий всякое злое действие в причину наилучших последствий, подобно тому как из грубой массы добывается золото: любящим Бога... все содействует к благу (Рим 8,28). Согрешения Магдалины послужили многим поводом к исправлению себя; падение Петрово – бесчисленному множеству людей примером истинного покаяния; неверие Фомы многих утвердило в истине Воскресения Христова. Отсюда обнаруживается величайшая Божественная слава: «Жнешь, где не сеял»; Бог не посеял грехов, однако же от них собирает богатую жатву добродетелей. Воистину Бог мед из камене, и елей от тверда камене источает, когда из величайших злодеяний производит благодетельнейшие последствия. Таким же образом Провидение Божие бодрствует о нас и обо всем полезном для нас, и бодрствует неупустительно, так, что и малейшие наши теснения телесные не оставляет незамеченными. Вследствие этого пусть каждый из нас при всякой немощи рассуждает так: «Болезнь эта произошла или от моей неосторожности, или по злобе человеческой, или же от чего-либо другого, во всяком случае она приключилась не без Божия Провидения, которое определило ее соответственно моим силам, так что ее начало, ее тяжесть (ослабление или усиление) зависят от Его Провидения. Равным образом от Провидения Божия зависит способ врачевания и исцеления ее: оно вразумляет врача и указывает на средства или же противодействует всему по устроению и воле Божией: ибо и доброе и худое, жизнь и смерть, бедность и богатство – от Господа (Сир 11, 14)». Равным образом должно рассуждать во всех испытаниях, что они предвидены и допущены Богом. Враг ли злословит и проклинает тебя? Знай, что все его хуления и слова, произносимые злобными устами, положены от века на весы Божия Провидения; сколько ему дозволено, столько и выскажет, и больше ни одного слова. Что же ты напрасно противишься и тщетно гневаешься? Так точно размышляй и о всех других твоих бедствиях, происхождение которых, количество, тяжесть, продолжение и окончание предусмотрено Богом. Поэтому покорись Промыслу Божию, говоря с Псалмопевцем: Онемех и не отверзох уст моих (Пс 38, 10). Да будет воля Твоя, о Боже мой, по Твоему Провидению и попущению все это устроилось. А поскольку Ты это сотворил, то я был бы нечестивым и беззаконником, если бы вознегодовал против Тебя. Итак, святой воле Твоей, о Боже мой, во всем повинуюсь и с благодарностью приемлю все от Тебя ниспосылаемое и терпеливо претерплю. Климент Александрийский утверждает, что все, о чем сказано было выше, познал и благоразумно обсудил тот, кто верен Богу и исповедует ту истину, что все в мире управляется и направляется к добру, а потому несмущенным сердцем мужественно переносит все испытания. Истинно, не разумом человеческим, очень часто ошибающимся, но благоволением Божиим все направляется к наилучшему концу. Бог же иногда самыми ничтожными средствами беспрепятственно исполняет Свои предопределения: вспомните прежде бывшее, от начала века, ибо Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю (Ис 46,9–10). 

Означенное выше рассуждение о Провидении Божественном, повторяемое повседневно, утверждает в душе глубочайший мир и человеческую волю преклоняет к воле Божией и покоряет оной, и как это – сладостно и покойно! Ибо вручивший себя во всем Провидению Божию всецело пребывает свободным от всяких печалей и искушений: будет, по слову Исаии, жить в обители мира и в селениях безопасных, и в покоищах блаженных (Ис 32, 18). Потому один богодухновенный отец183 обыкновенно говорил: «Не будет человек иметь покоя в своем сердце, пока не уединится от всего, говоря: “Я и Бог только одни в целом мире”»184; а блаженный Августин восклицал: «О Боже мой! Ты имеешь о всяком человеке столько старательности (тщания), как бы об одном только человеке заботился: так и о всех, как о каждом»185; святой же Григорий сказал: «Так Бог печется о каждом, как всех вообще имеет в виду, и так же обо всех промышляет, как бы только об одном»186. Так о тебе, читатель, печется и имеет Провидение Бог, как бы Он ни о чем другом не заботится. Многочисленность народа, о котором печется Бог, не смущает Божия Провидения, не отягощает: для Него попечение об одном человеке таково же, как и о бесчисленных тысячах людей. Как прежде о Ное с семейством его или об одном Адаме в раю, так и теперь обо всех Бог имеет равное попечение и Промысл. 

К этому своему Хранителю и надежному Попечителю пусть каждый взывает: Возлюбленный мой принадлежит мне, а я ему (Песн 2, 16). Я почитаю Бога и храню все Его повеления так, как бы ничего другого не было в мире, о чем бы я мог заботиться и помышлять; и взаимно мое спасение находится в Божием попечении и хранении до такой степени тщательном, как будто бы кроме меня одного не было в мире ничего другого, о чем бы можно было заботиться Богу: Он весь принадлежит мне, а я – Ему. Он Господь, управляющий мной, а я – покорный раб, готовый исполнять все повеления своего Господа; ибо Он постановил: «Помышляй ты обо Мне, Я же буду взаимно о тебе беспрестанно промышлять (заботиться о твоих потребностях), забудь ты самого себя, всегда же помни только обо Мне, так и Я буду помнить обещание Мое и иметь о тебе всегдашнее попечение». Истинно, Бог в милости и щедротах – всеобъемлющ: Он Провидением Своим охраняет и спасает также всех вообще, как и каждого порознь: На всяком месте очи Господни: они видят злых и добрых (Притч 15, 3); пред очами Господа пути человека, и Он измеряет все стези его (там же, 5,21). О если бы доброхотно погрузились в недосягаемую глубину Отеческого провидения, то каждый с непоколебимой уверенностью мог бы сказать о себе: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. На месте злачне, тамо всели мя, на воде покойне воспита мя (Господь – мой хранитель, я не буду оставлен в скудости и опасностях, Господь сохранит меня и во всем обеспечит) (Пс 22,1–2). Если любим покой души, если желаем надеяться на Бога, если намереваемся жить во всем по воле Божией, то нам необходимо всегда иметь пред очами Провидение Божие: чем сильнее будем уповать на него, тем усерднее станем исполнять волю Божию. 

Глава X. Каково сомнение или маловерие у многих людей 

Ни об одном предмете так часто не напоминал Христос Господь Своим ученикам, как о маловерии. Он предостерегал всех от маловерия не только словами, но и множеством фактов, удивительно доказывающих силу веры и бессилие недоверия или сомнения в Божием покровительстве. Для чего иного, как не для наглядного удостоверения в вездесущей помощи Божией верующим и надеющимся на Единого Бога во Святой Троице совершены были Христом утешение бури на корабле, чудное насыщение пятью и четырьмя хлебами многих тысяч народа в пустыне? Что означало Петрово погружение в волнах морских? Всеми этими удивительными делами наставлял Христос маловерных и потому возгласил: что вы так боязливы, маловерные? (Мф 8,26), как бы говоря: «Неужели вы так неразумны, что не можете понять единственного первоначального и весьма необходимого учения?» Маловерие бывает различных видов: некоторые потому имеют недоверчивость к Богу, что Он врагов Своих не карает и попускает им пребывать в своих похотях; другие сомневаются, чтобы могли умолить Бога о том, чего они просят у Него, тем более когда совесть их упрекает и устрашает, что Бог не простит им содеянных грехов; третьи боятся, чтобы Бог не лишил их всего благопотребного для жизни и пропитания. Этот тройственный род маловерия своим явно обманчивым прельщением многих людей удаляет от Бога и погружает в многоразличные виды погибели. Зло маловерия бывает тем вреднее для нас, чем менее мы познаем его. Источником маловерия служит излишняя наша самонадеянность, то есть кто думает более о себе, чем о Боге, полагая, что смертью все окончится: а как это бедственно – рассмотрим ниже. 

Соломон такую самонадеянность строго обличает, говоря: Надейся на Господа всем сердцем своим, и не полагайся на разум свой... Не будь мудрецом в глазах твоих; бойся Господа, и удаляйся зла (Притч 3, 5–7). Так поучает и во многих других притчах: «Своей мудростью не величайся... Ибо первый признак безумия – считать себя мудрым». Но много ли найдется таких, которые бы вменяли себя ни во что? Или кто сил своих, или красоты (доброты), или имущества, или мудрости и разума своего не хвалил и не превозносил? – но ко вреду своему, ибо помышления праведных – правда, а замыслы нечестивых – коварство и безумие (Притч 12,5). Бог, желая искоренить в нас порок самонадеянности, иногда тяжко наказывает, а непослушных такому вразумлению и вовсе отвергает. Вспомним самонадеянного иноплеменника Голиафа, который думал, что он одним своим видом и дуновением развеет все полки израильтян. Увидя идущего против себя отрока Давида с пастушеским посохом и сумкой, сказал с презрением, насмехаясь над ним: «Что ты идешь на меня с палкой, разве я собака? Подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым.» О как скоро прекращена такая самонадеянность! Кто мог так ловко направить камень и поразить иноплеменника в чело, кроме всесильной и неизменяющей десницы Божией? (ср.: 1Цар 17). Олоферн, также много надеявшийся на себя, не был удостоен Богом и того, чтобы быть обезглавленным мужчиной; но гордое превозношение оного женщина потоптала ногами, победила и обратила в ничто. Навуходоносор, царь Халдейский, обходя свои храмы, сказал: «Не есть ли это великий Вавилон – город, который построил я в дом царства силой моего могущества и в славу моего величия?» О Навуходоносоре! Остановись, удержи язык твой от самохвальства и самонадеянности; до сих пор подавали тебе на обед тысячи блюд с отборными, вкусными яствами; но скоро увидишь пред собой одну, необыкновенную пищу, питаясь которой научишься ты мыслить и говорить о себе смиреннее; будешь иметь себе пищу, приличную волам, пока привыкнешь мыслить и говорить о себе иначе; для омовения тебе приготовится холодная роса; вместо драгоценных одежд вырастут на тебе скотские волосы, как у льва, а вместо перстней – когти вырастут у тебя, как у птиц. Еще не окончил Навуходоносор слов самовосхваления, как был с неба голос: «Тебе говорят, царь Навуходоносор: царство отошло от тебя! и отлучат тебя от людей, и будет обитание твое с полевыми зверями; травой будут кормить тебя, как вола, и семь времен пройдут над тобой, доколе познаешь, что Всевышний владычествует над царством человеческим и дает его, кому хочет (ср.: Дан 4)». Тотчас все это и исполнилось над Навуходоносором. Вот как излишнее упование на себя человека превратило в скота. Но послушай, как Навуходоносор из скота сделался опять человеком, научась уповать на Бога, а не на себя, о чем он сам о себе свидетельствует: По окончании же дней тех (то есть семи времен, определенных Небом), я, Навуходоносор, возвел глаза мои к небу, и разум мой возвратился ко мне; и благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды. И все, живущие на земле, ничего не значат; по воле Своей Он действует как в Небесном Воинстве, так и у живущих на земле; и нет никого, кто мог бы противиться руке Его и сказать Ему: «что Ты сделал?» (Дан 4,31–32). 

Тяжкое зло – самонадеянность; она низложила и святого апостола Петра: о Петре святый! Что ты горько плачешь, когда пропел петух? Следовало прежде плакать, когда Господь всем говорил о Своем исходе (от мира), когда возвестил Он на вечери об ужасной смерти: тогда действительно слезы были бы благовременны. Но самонадеянность устранила слезы, и вместо их слышалось безмерное обещание: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь (Мф 26, 33). Так ли это? По прошествии нескольких часов обещание это, данное по самонадеянности, не было исполнено и предано (см.: Мф 26). Василий Великий справедливо сказал: «Никто не остается чаще побежденным, как только тот, кто слишком на себя надеется. Напротив, кто мало надеется на себя, тот не начинает никакого дела не призвавши прежде Бога себе в помощь». 

Святой Амвросий некогда жаловался на блаженного Августина его матери, что Августин очень самонадеян, слишком много полагается на свой разум и на свою премудрость; и действительно Августин не освободился от этого вредного порока, пока сам не почувствовал, что порок сей много вредит ему. В этом сам он признался впоследствии, говоря ко Господу: «Мне казалось, Господи, что я мог сам собой быть доволен, и не подозревал, что Ты, Господи, управлял мной и таинственно наставлял меня; но когда Ты, Боже мой, немного удалился от меня, то я упал в духе и сам тот же час заметил это в себе и удостоверился в том». Итак, весьма вредно и бедственно доверяться своему разуму, мудрости своей и искусству, так равно и своим силам; ибо они от небольшого дуновения легко падают; да не хвалится мудрый мудростью своею, да не хвалится сильный силой своею, да не хвалится богатый богатством своим: так говорит Господь (см.: Иер 9, 23). 

Не только нельзя надеяться на себя, но также и на других людей: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа (Иер 17,5). Ибо ничтожно и обманчиво такое упование на человека, который не может и себя спасти. 

Ловцы слонов подрезают пилой то дерево, к которому прислоняется это животное для ночного отдыха: дерево пребывает стоящим прямо, ибо только частью подпилено при корне; слон по привычке подходит и опирается на него, но тотчас же падает вместе с деревом, а для слона падение его – гибельно. Подобно слонам и многие люди избирают себе деревья для защиты: этот старается всеми силами угождать князю, другой ласкается к богатому господину, представляя себя готовым на всякие услуги ему, добиваясь его любви и милости; находятся и такие, которые стараются привлекать сердца других к себе щедрыми дарами и подкупами и всякими другими средствами. Бедные, вы сами себя обманываете и все это приготовляете для своей погибели: деревья, на которые надеетесь опереться, давно уже подрублены невидимой Божией секирой и вместе с вашими чаяниями и надеждами внезапно упадут и опрокинутся. Августин, предостерегая от такого обмана, говорит: «Многие имели высокое мнение о дружбе с сильными мира сего: они пали и увлекли с собой тех, которые на них сильно надеялись, в ту же пагубу»187

Пророк Иона устроил себе кущу из тыквы и сидел в тени ее с большим удовольствием; но недолговечная тыква имела двух врагов: солнечный жар и червей; от них в один день погибла тыква: с ней вместе исчезла и тень, защищавшая Иону от лучей палящего солнца. Рассмотри внимательно дела мира сего, то увидишь, что он весь переполнен тенистыми деревьями, которые временно процветают и своей тенью защищают под ними стоящих, но всегда весьма близка их погибель от многоразличных червей: от зависти, оклеветания, подсудности, бесчестия и от самой смерти: все они подгрызают, разрушают и уничтожают всякую надежду на человека. Слуга возложил всю свою надежду на доброго своего господина, вдруг умирает господин, и слуга остался без покровителя; другой избрал себе защитником человека богатого и сильного, но вскоре он умирает или его богатство и его власть умалены, и тот же час тень тыквы исчезла. Сыновья сильных людей надеются быть укрытыми под тенью чести, начальства или достоинства своих отцов, но внезапно отнимает Бог эту тень, и бедные, укрывавшиеся под нею, опаляются солнцем и страдают, как скоро погиб господин тыквенной кущи. 

Припомните историю об Амане, наместнике царя Артаксеркса, гонителя евреев, и многих других сильных людей, полагавших свою надежду не на Всевышнего, но на своих покровителей, и потому погибших. 

Все мы – создание Божие: потому нам должно укреплять себя Божией благодатью, милостью и Его величеством. Давид, наученный бедствиями, по опыту всех увещевает: «Не надейтесь на вельмож!» Почему же не надеяться на тех, которые между нами очень могущественны? – Потому, отвечает Давид, что они сыны Адамовы, в которых нет спасения. Зачем же, бедный человек, уповаешь на такого же человека, в котором нет спасения, ибо выйдет из него дух его, тело его возвращается в землю, и в тот же день исчезают все замыслы его: но блажен тот, кому Помощник – Бог Иаковлев, у кого надежда на Господа Бога своего (ср.: Пс 145, 3–5). Надежду на человека называет Священное Писание сенью или тенью: идут... чтобы... укрыться под тенью Египта (Ис зо, 2). Что же есть непостояннее и обманчиве, кроме тени? подобно ей – упование на человека. Многие ищут благосклонного лица правителя; но судьба человека – от Господа (Притч 29,26). 

Иаков, патриарх, когда возвращался из Месопотамии в землю Ханаанскую, встретил брата своего Исава и с ним четыреста человек, испугался как бы неприятельского войска и усердно молился Богу о спасении своем. Близок был к нему Бог и благословил его, обещая ему помощь Свою; но однако ж отпустил его хромающим (ср.: Быт 32; зз). Скажешь: что же это – помощь или Провидение? Помощи просит и молит Бога о ней Иаков, а отпущен с поврежденной ногою? Действительно, в этом открылась помощь: Бог потому отпустил от Себя Иакова с больной ногой, чтобы он, а через него и мы научились не надеяться ни на свои, ни на чужие силы, а только утверждаться в надежде своей величеством, властью и благостью Единого Бога: ибо и у сильных по Своей воле отнимает Бог крепость, а немощным, хромым, слепым и тому подобным оказывает невидимо Свою помощь, что и оправдалось над хромым Иаковом и вооруженным Исавом. 

Гедеон, славный полководец, выступая на сражение с мадианитянами, распустил по домам двадцать две тысячи из своего войска и взял с собой только триста воинов, с которыми и победил мадианитян, ибо так было повелено ему Богом, Который объявил и причину этого, состоящую в том, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: «моя рука спасла меня (Суд 7, 2)». Венадад, царь Сирский, поносил Ахава, царя Израильского, как немогущественного и бессильного, устрашая погублением всего Израиля, но все угрозы его остались тщетными. Хотя Венадад имел тридцать двух царей-союзников, множество конницы, пехоты и воинского обоза; но в первом сражении был поражен и изгнан; во второй раз собрал он сто двадцать тысяч сирийского пешего войска против израильтян, которое в один день большей частью было уничтожено на поле сражения; остальные же убежали в город Афек, где упала стена на двадцать семь тысяч человек и всех задавила. Вот разительный пример Венадада, который полагался не на Божию помощь, но на себя и на свои силы. 

Приведем еще пример самонадеянности и надежды на людскую помощь царя Асы, о котором вспоминаем с соболезнованием. Аса в начале царствования делал доброе и угодное в очах Божиих, за это наградил его Бог славной победой над египетским царем, выступившим против израильтян с миллионным войском. Но увы! И его впоследствии погубило упование на силы человеческие, на что прямо указывает пророк Анания, говоря Асе, царю Иудейскому: так как ты понадеялся на царя Сирийского и не уповал на Господа Бога твоего, потому и спаслось войско царя Сирийского от руки твоей (2Пар 16, 7). Отсюда произошло впоследствии много зла. Блаженный Августин, объясняя слова Псалмопевца: Возненавидел еси хранящие суеты вотще (Пс зо, 7), говорит: «Я, пренебрегая о всем ничтожном, надеюсь на Господа Бога: ибо если будешь надеяться на богатство, то обманешься, если уповаешь на могущество, власть и славу человеческую, ты возлюбил тщету: ибо во всех этих случаях – или ты умираешь, все бывшие надежды твои для тебя бесполезны, а иногда еще и при жизни твоей они погибают и ты остаешься ни при чем. Всякий раз за неверием в Бога последуют за тобой упадок духа, презрение и омерзение ко всему доброму и полезному»188. Где маловерие, там – страх, вечные погибели, нескончаемые волнения и смущения, то есть всякий, надеющийся на себя самого или на другого человека, строит свой дом на песке; утверждающийся же верой в Бога созидает жизнь свою на камне и не поколеблется во веки веков. 

Нет ничего столь неприятного Богу, как маловерие человеческое, которое было строго наказываемо даже в людях, угодных Богу. Моисей, муж, возлюбленный Богом, согрешил два раза маловерием, за это умер преждевременно, не удостоившись дойти до земли обетованной, но только издали она была указана ему Богом с горы Моавитской. Первое маловерие Моисеево состояло в следующем: когда во время путешествия в пустыне народ начал обнаруживать недовольство, плакал и говорил: кто накормит нас мясом? – Моисей обратился к Богу, говоря: шестьсот тысяч в народе сем, среди которого я нахожусь; а Ты говоришь: Я дам им мясо, и будут есть целый месяц! заколоть ли всех овец и волов, чтоб им было довольно? или вся рыба морская соберется, чтобы удовлетворить их? О Моисей! В сомнении своем ищи причину невозможности, а не в Провидении Божием: неужели рука Господня сделалась короче, чтобы достать все это? (см.: Чис 11, 21–23). После этого следовало бы сделаться Моисею более сведущим и осторожнейшим относительно Провидения Божия; но он запомнил о насыщении перепелами и опять впал в первое недоверие. Когда в пустыне Син не было воды, годной для питья, израильтяне возроптали против Моисея и Аарона, Бог велел им собрать народ к каменной скале и сказать ему: «скала эта даст вам из себя воду»; но Моисей, собравши народ к скале, сказал не Богом повеленные слова, но слова укорительные: послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду? – и ударил жезлом в скалу два раза: вода действительно потекла во множестве; но тогда же последовал и глас Божий с неба, возвещающий Моисею и Аарону наказание за недоверие: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему (Чис 20, 2–13). И когда Моисей приближался к смерти, Бог издали с верха горы показал землю многоплодную, но тотчас же как бы укоряя сказал: Я дал тебе увидеть ее (землю) глазами твоими, но в нее ты не войдешь (Втор 34, 4). Как необходимо нам удалять из своих сердец столь противный Божией чести яд маловерия, который обыкновенно навлекает на нас тяжкие наказания! Израильтяне тяжко грешили много раз повторяемым маловерием, исправить которое были не в состоянии преславные и чудные знамения. Ибо евреи, когда чего не тот же час видели или не осязали, возвращались к маловерию, говоря: «это дело невозможное». И это маловерие до того усилилось между ними, что они произносили укоризны против Бога, говоря, что Он будто бы имел их в забвении и презрении. Весьма часто говорили они нечестиво: о, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, или умерли бы в пустыне сей! и для чего Господь ведет нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? жены наши и дети наши достанутся в добычу врагам; не лучше ли нам возвратиться в Египет? И сказали друг другу: поставим себе начальника и возвратимся в Египет (Чис 14, 2–4). Как будто бы нечестивцам для погибели не все места были одинаковы. 

Кто-нибудь, удивляясь, может спросить: почему Бог людям Своим не только не дал вина, но попустил даже оскудение в воде? Таким способом необходимо искоренить маловерие. Почему на тех же людей наслал Он огненных змей, которые не только наносили им язвы, но многих и умертвили? Это попущено было по неверию их. Почему в одно и то же время не возбранял Бог убивать по двадцати и по тридцати тысяч людей? Единственно ради маловерия, которого в сем строптивом народе Бог ничем не мог искоренить, как только многими наказаниями: ибо неверие всегда в них возрождалось. Бог сказал о них явно с негодованием и с жалостью: доколе будет раздражать Меня народ сей? и доколе будет он не верить Мне при всех знамениях, которые делал Я среди его? поражу его язвою и истреблю его и произведу от тебя (и от дома отца твоего) народ многочисленнее и сильнее его (Чис 14, 11–12). При этом Моисей сделался ходатаем за них пред Богом: пал на землю и молился; но решение Божие было таково: Скажи им: живу Я... как говорили вы вслух Мне, так и сделаю вам; то есть в пустыне сей падут тела ваши, и все вы (взрослые, которые роптали на Меня)... не войдете в землю, на которой Я... клялся поселить вас... кроме Халева... и Иисуса... Навина; детей.., о которых вы говорили, что они сделаются добычей врагов, введу их в землю, которой вы отверглись теперь (Чис 14, 28–31). Словом, те вошли в обетованную землю и наследовали оную, которые не оказали маловерия к Богу. Так было наказано маловерие. Однако же и после этого, во время перехода через Иордан, евреи вновь показали свое маловерие. 

В Первой книге Царств повествуется, что по сожжении амаликитянами города Секелага они увели в плен жен и детей от малого до большого: народ этим бедствием был доведен до отчаяния и находился в большом смущении. Обвиняя царя Давида, не успевшего защитить город, жители его замыслили побить Давида камнями. Но как ни велико было маловерие в народе, в большей мере оказалось великодушие Давида и его благонадежное упование на Господа Бога своего. Укрепляясь несомненной надеждой, он с четырьмястами мужей погнался за неприятелем. Нашедши их, расположившихся в стане, беспечно ядущих и пьющих, Давид напал на них с воинами своими, и сражался с ними с утра до вечера, и на другое утро поразил их окончательно. Таким образом, Давид взял все, что было захвачено в Секелаге амаликитянами, не оставляя ничего от мала и до велика, от добычи до пленных жен, сынов и дочерей секеладских граждан, – все возвратил Давид гражданам и, кроме того, приобретя от неприятелей богатую добычу, не погубил ни одного из своих воинов. Вот как оправдывает упование надеющихся на Него, Господа (см.: 1 Цар зо, 1–20). 

Во время великого голода в Самарии пророк Елисей предсказывал, что завтра в это время мера лучшей муки будет по одному сиклю и две меры ячменя по той же цене. При этом находившийся сановник Самарийского царя, на руку которого опирался царь, будучи одержим неверием, рассмеялся и отвечал пророку: «Если бы Господь и окна открыл на небе (то есть сыпал бы с неба пшеницу и жито), то и тогда этого не может быть». Елисей же сказал ему на это: «Вот ты увидишь это глазами своими, но есть этого не будешь». Пророчество Елисея сбылось буквально: войско сирийское бежало ночью из-под Самарии, устрашенное небесной силой, оставив весь свой провиант, поэтому в Самарии подешевел хлеб, покупать который бросился народ, там же находился и Тристат, который был задавлен теснившимся в воротах народом и умер. Действительно: помышления смертных не тверды, и мысли наши ошибочны (Прем 9,14). Бог же – всемогущ: Он совершенно и точно знает все будущее, настоящее и прошедшее. Ибо Ему известен порядок дел Его, о всех вещах, творимых Его руками, Он имеет отчетливое сведение: все, открывающееся нам в мире, кажется как бы выходящим из-за крова, и что нам кажется нечаянным, Он предуведал то от века. И никогда Провидение Божие не может измениться в своих премудрейших распоряжениях. Но так как распоряжения эти – глубочайшая и непостижимая бездна, то многие, видя бесчисленные беззакония и злодеяния остающимися без наказания по Божиему долготерпению, а избранных Божиих исправляемыми и испытываемыми многими скорбями, впадают в бездонную глубину неверия. Они думают, что Бог не обращает никакого внимания на дела человеческие, и не видят они никакого различия между праведными и злыми людьми. Екклезиаст говорит: Всему и всем – одно: одна участь праведнику и нечестивому, доброму и злому, чистому и нечистому, приносящему жертву и не приносящему жертвы; как добродетельному, так и грешнику; как клянущемуся, так и боящемуся клятвы (Еккл 9, 2). Все это кажется нам неразумным, случайно происходящим, подобно тому как простец видит часы, показывающие время: он видит поверхность часов и часовую стрелку; он не знает внутреннего механизма часов и думает, что стрелка сама собой движется и обращается случайно, а не по преднамеренному устройству. Но механик весьма хорошо понимает часовое устройство. Так точно Провидение Божие для нас, простецов, непостижимо, скрыто от нас; но оно заключает в себе всеобъемлющий порядок разумного и справедливого мироправления. Мы видим внешний порядок мировых и частных происшествий и явлений; но чудное, премудрое Провидение Божие, приводящее в движение всемирный механизм и его сохранение и направление его деятельности, для нас сокрыто, и видеть его мы не можем. Отсюда происходит, что многие, видя противоречие, по понятию человеческому, между благополучием злых и неблагополучием добрых людей, утверждают, что нет Провидения Божия, а все делается волей и разумом человеческим или же происходит по слепому счастью или несчастью; иначе думают и рассуждают верящие в высочайшую Премудрость Бога и в Его Провидение, все направляющее ко благу. Так Григорий Назианзин говорит: «Я истинно знаю, что Бога высочайшая причина знает в полном совершенстве причины наших намерений и поступков». 

Эти непогрешимые часы верно показывают все мгновения, секунды и минуты каждого человеческого поступка. Вавилонский царь Валтасар во время богатого ужина, увидев на стене кисть руки, пишущую неизвестные слова, ужаснулся и изменился в лице. Что видишь, о царю? Что смущаешься, чья это рука? Если же руки и писца не знаешь, зачем так ужасаешься? Бедный царь спрашивает у всех мудрецов вавилонских разъяснения написанного, и никто не может истолковать этого писания: все видят написанное, как часовую стрелку, но никто не разумеет, кто ее вращает и что она указывает. Пришел пророк Даниил и объяснил царю как самое письмо, так и его значение, говоря: Ты возгордился против Господа небес, и сосуды Дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены и наложницы твои пили из них вино, и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных... и каменных, которые ни видят, ни слышат, ни разумеют; а Бога, в руке Которого дыхание твое и у Которого все пути твои, ты не прославил. За это и послана от Него кисть руки, и начертано это писание... мене, мене, текел, упарсин. Вот и значение слов: мене – исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано Мидянам и Персам. Время последнее жизни твоей, о царю, приближается и исполнено при кончине бед, а потому сейчас же поспеши добре жить (то есть истинно покаяться). И откуда Даниил узнал это? Он прочел это на хронометре Божия Провидения (см.: Дан 5, 23–28). В ту же ночь все исполнилось. 

Из предшествующего видно, что деяния каждого человека, благополучные или неуспешные, до малейшей черты и числа начертаны на хронометре Божия Провидения, и хронометр этот непогрешим ни на одну йоту, ибо истинно говорю вам... ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона (воли Божией), пока не исполнится все (Мф 5,18). Если же хронометру, устроенному мудрым строителем, верим, то какое безумие и дерзость укорять, а иногда и порицать хронометр того величайшего мирового домостроительства Божия, которое непогрешимо, благодаря которому все события всего сотворенного расположены наилучшим образом? Мудрый муж так взывает ко Господу: промысл Твой, Отец, управляет кораблем, ибо Ты дал и путь в море и безопасную стезю в волнах, показывая, что Ты можешь от всего спасать, хотя бы кто отправлялся в море и без искусства (Прем 14, 3–4). Действительно, часто случалось, что добрым людям служили вместо лодки – одежда, вместо весла – простая палка. А потому всегда благонадежно верить Божию Провидению: когда же видим, что люди богоугодно живущие бывают обижаемы, унижаемы и оскорбляемы, а беззаконно живущие благоденствуют и все дела свои доводят до благополучного конца, то думаем о Провидении, что оно как бы спит или очень снисходительно. Такие мысли бывали иногда и у святых мужей, несколько смущая их; но сомнение их послужило к нашему наставлению и утверждению. Царь Давид сам о себе говорит: Мои же вмале не подвижастеся нозе: вмале не пролияшася стопы моя (Пс 72, 2); ибо я вознегодовал на безумных, видя благоденствие нечестивых. Ибо нет им огорчений до самой смерти, и тело их тучно, в трудах человеческих нет их: они не страждут; итак, не напрасно ли я очищаю сердце мое и омываю невинностью руки мои; терплю раны всякий день и страдание всякое утро? Давид думал открыть причину такой несообразности заслуг с наградами, а потому говорит далее: итак начал я размышлять, чтобы узнать сие; но сие трудно было в глазах моих, пока вниду в святилище Божие (Пс 72,12–17). Все это после узнаем в Царствии Небесном; теперь же, в настоящей жизни, нет возможности постигнуть судеб Божиих. Об этом же пророк Иеремия говорит с сожалением: Праведен... Ты, Господи, если я стану судиться с Тобою; и однако же буду говорить с Тобою о правосудии: почему путь нечестивых благоуспешен, и все вероломные благоденствуют? Ты насадил их, и они укоренились, выросли и приносят плод. В устах их Ты близок (т.е. они часто говорят о Боге, но как говорят?), но далек от сердца их (Иер 12,1–2). Подобно этому сожалеет и Аввакум: для чего Ты, Господи, не взираешь на насилие обидящих и молчишь, когда пожирает нечестивый праведного; невинно притесняемые становятся, подобно рыбам, безгласными: нет суда правильного: закон потерял силу, а потому и суд происходит превратный (ср.: Авв 1, 1–4). 

Какая же причина некоторого сомнения даже у праведных мужей о Провидении и правосудии Божием? Причина этому заключается в том, что мы смотрим только на одну сторону Божия Провидения, другая же его сторона сокрыта для очей наших по причине узкого кругозора нашего, неспособного расшириться для полного обозрения судеб Господних: только во Второе Пришествие Христово узнаем мы праведный суд Божий обо всех и обо всем. Поэтому святой апостол Павел говорит: не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога (1Кор 4, 5). Мы видим и понимаем только малейшую часть Промысла Божия; но его чиноположения, законов высшего порядка (Божественного Провидения), его действий и конечных целей не постигаем: о том, что было в прошедших временах, если и знаем кое-что, но и то знаем неточно; а что будет в грядущие века, о том ничего не знаем: поэтому и судим о Провидении Божием неразумно и лживо оговариваем оное. Но когда придет Господь во свете, и откроется, для чего допустил Бог падение Ангелов, грехопадение наших прародителей, избрание строптивых иудеев в народ Божий. Зачем одним попустил родиться в христианстве, а другим – в неверии? Зачем одних избавляет от всех бед и печалей, другим же попускает всю жизнь проводить в скорбях и бедствиях? Тогда для каждого будет благоприятна награда за все, что он долготерпеливо переносил здесь за Христа, Спасителя нашего. 

Из предыдущих бесед видно, что наша обязанность – направлять все наши действия и поступки согласно с волей Божией; но при узнавании воли Божией нам могут встречаться некоторые вопросы; кто-нибудь, печальный в душе и смущенный умом, скажет: «Мне случилось то же, что и Саулу, который спрашивал у Господа: “...как поступить мне (Саулу) с напавшими на нас филистимлянами?” но Господь ничего не отвечал ему ни во сне, ни чрез урим189 (явно через первосвященника), ни чрез пророков (см.: 1Цар 28,6), – я потерял то или другое, меня постигла эта болезнь: Бог не объявляет мне Своей воли; разве идти мне спрашивать у волшебников? Но это запрещено Богом». Самый лучший совет на такие случаи предлагает тебе и каждому Иисус, сын Сирахов, говоря: Сын мой! если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению: управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения (время искушений), именно: прилепись к Нему и не отступай, дабы возвеличиться тебе напоследок (то есть при окончании предприятия твоего) (Сир 2, 1–3). Все, что будет нанесено тебе (например, оскорбление), перенеси долготерпя и смиряясь. Как золото испытывается в огне, так и угодные Богу люди испытываются Им в печи смирения. Веруй Богу, и Он заступит тебя; исправь путь твой и уповай на Бога190

Подумай: нетрудно быть мужественным, когда жизнь соответствует нашим желаниям; и кормчий не покажет искусства в управлении кораблем плывя в тихую погоду и при благоприятном ветре. Для испытания доблести сердца необходимо, чтобы случилось нечто противное его влечению. Вся наша жизнь переполнена бедами и многоразличными испытаниями, и редко когда приходится прожить спокойно, и то недолго. Если принимаешь бедствия с озлоблением – чувствуешь величайшую тяжесть; если же – с благодушием, то будешь иметь приятное утешение. Плачь, сколько хочешь, однако ж выпьешь до дна чашу огорчений, которую поднесет тебе Небесный Врач не без пользы для тебя. Если ты добр – поймешь, что скорбь послана тебе для покаяния в твоем падении; а если ты злобен, то скорбь будет служить вместо каторги. Не повторяй слов Саула, сказанных им Самуилу: тяжело мне очень; Филистимляне воюют против меня, а Бог отступил от меня (1Цар 28,15). Не отступал бы от тебя, о царю, если бы сам ты первый не отступил от Него. Каждый помни это: никого Бог не оставляет ни в каком злоключении, кроме тех случаев, когда мы первые оставим Бога. Если бы Саул имел хоть немного мудрости, то сказал бы ко Господу слова Маврикия кесаря: «Господи, накажи лучше здесь меня, нежели там» (в будущей жизни). Так, христианин, не прибегай в бедах, притеснениях и печалях своих к волхвам, врагам Божиим, не унывай в надежде, уповай же на Бога, прибегай за помощью к Божией Матери, к ногам распятого Господа нашего Иисуса Христа, к Ангелам Его и к друзьям Его – святым. У них твое прибежище и твоя защита. Здесь утешай себя словами Давида и Иова: Аз же всегда возуповаю на тя, и приложу на всяку похвалу Твою (Пс 70,14); Вот, Он убивает меня, но я буду надеяться; я желал бы только отстоять пути мои пред лицем Его! (Иов 13,15). Многие из нас сильно заблуждаются, что обращаются прежде к человеческой, а не к Божией помощи, и не оставляют этого заблуждения, пока, потрудившись долгое время напрасно, без успеха, и не вспомнят о Боге. А потому всякая помощь, которой ищут превратным порядком сначала у людей, чем у Бога, часто бывает бесплодной по Божиему распоряжению для вразумления несмысленных искателей. 

Отчего, какая причина, что Бог попускает погибать огромному числу людей, повреждаемых и умерщвляемых колдовской хитростью? Неудивительно: слишком распространившееся маловерие в народе достойно казни. Многие других врачей не ищут, как только знахарей; не аптекарей, но диаволыцины. Бог праведно наказывает тем самым, чем мы согрешаем против Него. Павлин воспоминает, что святому Амврсию191 ни один чародей не мог причинить никакого вреда, потому что Амвросий во всем имел крепкое и благонадежное упование на Бога. Вот тому доказательство: по смерти царицы Иустины192, державшейся арианской ереси, случилось некоему волхву по имени Иннокентий быть взятому на истязание, причем он в мучениях кричал, что терпит больше от Ангела Хранителя Амвросиева, чем от палачей; и будучи спрошен, по какой причине Ангел его наказывает, отвечал так: «Во времена царицы Иустины хотел я волхвованием моим возбудить народ медиоланский против их епископа, взлез я на верх церкви в полночь и приносил там жертвы бесам, чтобы возбудить ненависть к Амвросию во всем собрании народном; но сколько я ни старался этим злобным действием подвигнуть людей на гнев и вражду против епископа, нисколько не успевал в этом и замечал, что народ еще больше привязывается любовью к своему пастырю и успевает в православно-кафолической вере. Будучи не в состоянии сделать какое-либо большее зло, я посылал бесов в дом Амвросиев, чтобы они убили его; но бесы отвечали мне, что они не только к епископу, но даже к дверям его дома не могут приступить, потому что огонь, исходя от дверей, опаляет их. Вот, смотри, какой стражей Бог защищает и сохраняет тех, которые возлагают на Него все упование свое». И действительно, по мере упования и дерзновения нашего к Богу увеличивается и Его к нам благость и щедроты. Но горе нам, как мало среди нас тех, кто всем сердцем уповает на Бога! Рассмотри обычаи и привычки людские, и заметишь, что маловерие везде и во все времена возвращается, оживает и умножается, а отсюда пустые и ложные страхи. Часто люди боятся, чтоб не погибли плоды от снега или колосья не засохли, не были бы повреждены сильными дождями или сожжены молнией. По временам страшатся недостатка в пропитании; иногда же смущаются тем, что во время болезни или в нечаянных приключениях будут нуждаться в необходимых вещах; по временам унывают сердцем и падают духом по причине распространяющихся слухов о войне и отчаиваются. Иногда, получив известие о смерти одних лиц или о погибели множества людей, от жалости и печали чуть не лишаются жизни. Наконец, видят в чем-либо неудобство или трудность, тотчас же сомневаются в успехе и печалятся, имея ум слепотствующий, а руки всегда дальновидные, веря тому только, что видят. Все это происходит от того, что имеют неправое, сомнительное разумение о благости Божией и Его всемогущей силе: отсюда же происходит та печальная, бедная – потому что маловерная – попечительность нашего ума о предметах временных более, чем о достижении вечной, блаженной жизни. Истинное упование на Бога с несомненной верой в Него есть ключ всех сокровищ, из которых Бог удовлетворяет желание всех требующих от Него как необходимых временных благ, так и вечной блаженной жизни. Напротив, неупование на Бога служит началом бесчисленных беззаконий или угрожает бедственным концом беззаконнику. 

Глава XI. О том, что от познания Божественного Провидения происходит величайшее упование на Бога, от истинного же упования рождается в нас согласие с Богом и Его Божественной волей 

Подобно тому как в золотом ожерелье кольцо с кольцом соединяется воедино, так из познания Божественного Провидения рождается упование на Бога; от упования же легко происходит согласие человеческой воли с Божественной волей. Представь мне человека, несомненно уверенного в Провидении Божием всего того, что ни происходит в мире, что ни случается с каждым из нас, я представлю тебе явные доказательства, что он добровольно предал себя всего в волю Божию и совершенно ей покоряется, то есть считает волю Божию определением или ограничением собственной воли, согласно Писанию: Бог открыл нам тайну Своей воли по Своему благоволению, которое Он прежде положил в Нем (во Иисусе Христе) (Еф 1, 9...чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном (Кол 1, 9). Такого человека, преданного во всем Богу, видим мы в праведном Ное. 

Ной прежде всех принял от Бога наставление и поучение о непрестающем Божественном Провидении. Бог верно и точно объявил ему, для чего, для какой пользы, должен быть устроен ковчег (большой корабль): какую меру он должен иметь в долготу, широту и высоту; каким образом Ной введет в этот корабль животных всякого рода (чистых и нечистых, и в каком количестве); как назначит каждому из них свое отделение и приготовит пищу; когда и как должен был Ной войти сам с семью душами своего семейства в этот корабль. Ибо благоволил Господь Бог предустановить, чтобы весь род человеческий погрузился в водах. Отсюда Ной почерпнул познание о дивном Божием Провидении обо всем; познание это произвело в нем желание всецело возложить на Бога упование о спасении как себя с семейством, так и взятых в ковчег животных среди гробов всего живущего на земле. Имея такое упование, Ною удобно было свою волю совершенно покорить воле Божией и исполнить все повелеваемое Богом; в этом заключается высочайшая похвала Ною: И сделал Ной все: как повелел ему Господь (Быт 6, 22). Здесь необходимо прилежно вникнуть в выражение Священного Писания: когда вошел Ной со всеми своими в ковчег и затворил Господь Бог за ним ковчег (Быт 7,16). Почему Бог взял с Собой ключ от входа в ковчег и унес его? Да позволено будет мне спросить: не лучше ли было бы самому Ною поручить этот ключ, и когда окончился бы потоп и иссякли воды, Ной сам отпер бы ковчег для выхода из него? Бог потому ключа того никому не доверил, но благоволил хранить его у Себя, чтобы заключенные в ковчеге той же рукой были изведены из него, которой они введены и заключены были, и чтобы они ни в ком другом не видели начальника и спасителя своего, кроме Его одного, и на Него бы возлагали все свое упование. 

Таким же образом Иосиф, по царе первый властелин Египта, наставлен был дивными приключениями, чтобы познать Провидение Божие, когда же уразумел, что Провидение Божие всех и все обнимает, научился совершенному упованию на Бога во всем. По этой-то причине попустил Бог, что старший виночерпий фараона, заключенный вместе с Иосифом в темнице, которого усердно просил Иосиф не забыть и о нем пред фараоном, когда будет освобожден и предстанет в прежней милости, забыл об этом прошении Иосифовом и вспомнил о нем только по истечении двух лет, забыл он по Божиему допущению, чтобы Иосиф научился полагаться не на человеческую помощь и любовь, но только на самую милость Божию и одного Бога благодарить за свое освобождение (см.: Быт 40). Хорошо объясняет этот факт святой Златоуст: «Размысли, по возвращении старшего виночерпия в первый чин прошло два года. Ибо подобало ожидать благоприятного времени, чтобы с большей честью и славой изведен был Иосиф из темницы. Потому что, если бы виночерпий вспомнил об Иосифе прежде сна фараонова, то освободил бы Иосифа от уз и темницы своим ходатайством за него, причем добродетель Иосифова не была бы для всех заявлена и всеми прославлена. Ныне же Всемогущий и Всепремудрый Бог, знающий, как совершенный Художник, сколько времени золото находится в огне для своего очищения, попускает старейшему виночерпию до двухлетнего времени забыть об Иосифе, пока наступит время сна фараонова, и когда самая нужда заставит вспомнить об Иосифе, как искусном снотолкователе, для большего прославления сего праведника во всем царстве фараоновом»193. Вот причина величайшего благоговения Иосифа к воле Божией и его величайшей благодарности Богу, обнаружившихся в том, что он все прежние свои злоключения приписывает не злобе братьев своих, но воле Божией – предотвратить через него и предохранить от голодной смерти престарелого своего отца, братьев и множество народа. Это открывается из слов Иосифа к своим братьям: не... вы послали меня сюда, но Бог (см.: Быт 45, 5). И далее, прощая вину своих братьев, говорит им Иосиф: не бойтесь, ибо я боюсь Бога; вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей; итак не бойтесь: я буду питать вас и детей ваших (Быт 50, 19–21). Какое ревностное старание исполнять волю Божию видим мы у Ноя и у Иосифа, такое же было повиновение ей и у всех святых избранников Божиих, о каждом из них достойно сказать: они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией (2Кор 8,5). 

Святой священномученик Поликарп Смирнский194, которого искали много раз, чтобы убить его, узнав на деле особенное о себе Божие Провидение, переходя с места на место, благополучно избегал опасности; впоследствии, хотя имел он время и место для бегства, но, как бы неким пламенем распаляемый, добровольно принес себя на смерть, говоря: «Довольно уклоняться от смерти, да будет воля Божия со мной». Он и другие мученики действительно победили свирепеющую ярость нечестивых мучителей, но одолеть их приветливостью и представлением справедливости привлечь их ко Христу казалось невозможным; святой Августин для одержания победы над противящимися Христу Богу дает такой совет: «Пусть не удерживает нас на мирском пути ни собственная наша воля, ни устрашает нас чужая жестокость, и лукавый мир будет побежден во всяком случае: и когда он ярится, и когда ласкает нас»195. Всякий, сердечно верящий в Божие о всех Провидение и действительно усматривающий в истории мира действия этого недремлющего ока, ни во что вменяет укоризны, злословия, бесчестия и другие поругания, принимая их как вражью возню, как стрелы и камни, бросаемые издалека без нанесения вреда. 

Вот примеры такого крепкого упования на Бога. 

Одна целомудренная, скромная девица, много успевшая в христианских добродетелях, жила мирно и была довольна небесными радостями. Раз посетила ее другая девица, незнакомая ей, под видом странницы, приказывая ей: «Проси себе у Пречистой Богоматери всего, чего пожелаешь, – все получишь». Благочестивая девица скромно ответила ей: «Одного прошу я: да будет со мной то, что Богу угодно; у меня – одно утешение, это воля Господня». 

Царица Евдоксия196, жена Аркадия, греческого кесаря, – она по многим делам недостойна похвалы, но в одном заслужила она одобрение, что когда сын ее разболелся тяжкой болезнью, к нему приглашен был архиепископ Кипрский Епифаний для совершения над больным молитв об исцелении, что и обещал архиерей Божий под условием, чтобы изгнан был из города еретик Диоскор; на это Евдоксия сказала: «Если Богу будет угодно, будет жив сын мой; если же Он, давший мне его, захочет взять его к Себе, да будет Его святая воля». 

Уместно привести здесь слова одного из западных учителей – Бернарда. Он говорит: «Так как жизнь наша находится в руках Божиих, то мы должны бы без всякого сомнения быть уверены, что нам во всем полезнее и благотворнее то приключение с нами, которое произошло по Его святой воле. А потому, чем усерднее и прилежнее желаем сохранить жизнь нашей души, тем больше должны мы, насколько возможно, стараться исполнять во всем волю Божию и ни на шаг не уклоняться от нее»197. «Ибо совершенство нашего смирения в том и состоит, если наша воля будет покорна воле Божией»198. Но такая покорность едва ли будет крепка и долговременна, если не будет утверждена на познании Провидения Божия. 

Все святые угодники Божии имели величайшее старание познать Провидение Божие во всем; от познания его возвыситься до несомненного упования на Бога; от упования же прийти к сладчайшей покорности своей воли Божественной воле и в ней всякий день больше и больше укрепляться; наконец, старались, чтобы их воля не по принуждению подчинялась и как бы сливалась воедино с Божией волей, но находила бы в этом себе величайшее утешение и блаженство. И угодники Божии достигали этого блаженства здесь, на земле, и что может быть непостижимо тому человеку, который все случающееся по воле Божией считает сбывшимся по собственной его воле, тесно соединенной с Божественной волей. Поэтому у древних отцов был похвальный обычай приписывать все Божию Провидению и Его святой воле, чтобы ни произошло в мире и какие бы оно ни имело непосредственные причины. Вот случай, достойный напоминания: братья Иосифовы, люди простые и суровые; но заслуживают похвалу в том, что когда они деньги, уплаченные ими за пшеницу в Египте, нашли опять в своих мешках, то с ужасом сказали: что это Бог сделал с нами? (быт 42, 28). Слова эти требуют глубокого рассуждения: что это Бог сделал с нами? Кто бы из нас не сказал: «Это явный предлог к задержанию нас; египтяне хотят погубить нас и устроили это для обвинения нас в обмане?» Не говорят они, что отпускавший им пшеницу, может быть, случайно вбросил их деньги в мешки или вместо милостыни, видя их скудость, или для большего привлечения покупателей пшеницы. Но прямо говорят они: что это Бог сделал с нами? – полагая, что как бы ни свершилось это: под предлогом ли задержания, по ошибке ли, Бог сделал это нам за нашу вину против брата. Ибо без мановения Господня ни малейшая песчинка с горы, ни волос с головы, ни лист с дерева, ни птица с воздуха не упадет. 

Мы часто, сотворивши себе какое-либо зло, обвиняем и наказываем инструмент, каким действовали, например грызем палку, которой ударили себя, или перо, которым худо или ошибочно написали что-либо, а той руки, которая движет нашу руку, не принимаем во внимание: Божия рука все так устроила, как сбылось с нами. Для лучшего же уразумения того, что во всех делах Бог все устраивает, всем управляет и все совершает, приведем некоторые изречения, произнесенные устами Христовыми и Его угодников. 

Иисус Христос во время Своей проповеди народу о Промысле и Провидении Божии о спасении мира в течение веков был восхищен сладчайшим пламенем любви к Отцу Небесному, воскликнул в восторге: славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных, и открыл то младенцам: ей, Отче! ибо таково было Твое благоволение (Мф 11, 25–26). Так, Отче Мой, все Ты хорошо устроил. Никто из живущих не найдет в Твоем устроении или в судьбах Твоих ничего такого, что было бы нехорошо или можно бы порицать и осуждать: ибо таково было Твое благоволение. Вот как Христос учит нас власти Божией не полагать пределов, судеб Божиих не испытывать, откровений и уставов Божиих не осуждать; но должно быть нам довольными тем единым, что это было угодно Богу. Так благоволил Отец Небесный по истинному изречению Спасителя нашего. А почему так благоволил, Христос причины тому не открыл, ибо причин изволения Божия невозможно определять или испытывать; вместо многотысячных причин довольно нам одной: «Богу так угодно». Воля Божественного Провидения есть истинный образ и величайший неизменный закон, по которому все совершается в мире вещественном и нравственном. А потому решительно во всех делах наших обязаны мы подчиняться этому закону как воле Божией, заботящейся о благе верных своих: предстоит ли тебе терпеть или избегать страдания, следуй примеру Христа, Спасителя твоего, о, христианин, возглашая во всяком случае с Ним: ей, Отче мой, таково Твое благоволение. Повторяй это в нужде и благоденствии, в бодрствовании и во сне, находясь в полном здоровье и в болезни, и умирая возглашай: «Господи, ни в чем не хочу Тебе противиться, Ты это знаешь, Господи, и как Ты устраиваешь, исправляешь, попускаешь, так и да будет: да совершится во мне святая, всепремудрая, истинная и праведная воля Твоя ныне и всегда вовеки!». 

Один из древних отцов Церкви имел обычай молиться так: «Сыне Божий, Сыне Божий! Как Ты знаешь и как хочешь, помилуй меня, Сыне Божий!» Также один из писателей, прилежный хранитель воли Божией, представляет внутреннюю беседу Иисуса Христа с верующим; Иисус Христос говорит: «Сын Мой! Предоставь Мне управлять тобой. Я знаю лучше, что послужит тебе во благо: ты мыслишь как человек и судишь о многом по-человечески». – Верующий: «Правда, Господи, что мои пути Тебе известнее; я беспечен, но Ты заботишься обо мне; ненадежно состояние того, кто на Тебя не возложил всю надежду. Господи, управляй мной как Тебе будет угодно и направь мою волю на Тебя единого! Все, что бы Ты ни устроил, будет клониться к моему благу. Угодно ли Тебе будет оставить меня во мраке, поставить ли в свете, я благословлю Тебя. Утешением ли взыщешь меня, посетишь ли скорбью, мои уста не престанут благословлять Тебя вовеки. По доброй воле ради любви Твоей, Господи, я готов переносить все, что Тебе будет благоугодно. Желаю и буду принимать от Тебя с одинаковой готовностью добро и зло, наслаждения и испытания, радости и горе, – и за все, за все буду непрестанно благодарить Тебя»199. Так должен христианин сердечно молиться и все благочестиво исполнять по закону Божию. Вот и еще подобная же предыдущей молитва: «О всеблагий Иисусе! Ты так возлюбил меня, что предал всего Себя ярости мучителей ради спасения моего, изволяя быть распятым на кресте; что же значит против Твоего подвига, если я грешный всего себя предал в Твои руки, истинно отеческие руки, а не в руки мучителей. Мне известно, без всякого сомнения, что все случающееся со мной обращается в мою пользу. Сотвори же, Господи, со мной, что есть благо пред очами Твоими: все Твое, и нет того, что бы воле Твоей противилось, как угодно было Господу, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно! (Иов 1, 21)». Так молились в Ветхом Завете угодившие Богу. Товит, молитвенно обращаясь к Богу, говорил: твори со мною, что Тебе благоугодно; повели взять дух мой с миром (Тов з, 6). Иудифь заповедала молиться так: речем с плачем Господу Богу, да по воле Своей сотворит с нами милость Свою (ср.: Иудифь 8). 

Невозможно высказать, сколько раз упоминается о познании Божественного Провидения в книге «О подражании Христу» и о происходящем от этого святом единении Божией и человеческой воли. После многочисленных наставлений для жизни христианской писатель, как бы желая представить и в немногих словах выразить сказанное, сводит все к указанию четырех путей к обильному миру во Христе Господе в виде разговора Христа с верующим. Иисус Христос говорит верующему: «Сын Мой! Желаю показать тебе пути к приобретению мира и истинной свободы». – Верующий: «Господи! С нетерпением ожидаю слышать слова Твои». – Иисус Христос: «Сын Мой! Служи более другим, нежели самому себе. Не ищи многого, но довольствуйся малым, пребудь на последнем месте и повинуйся всем. Непрестанно молись о том, чтобы в тебе почила воля Моя». Вот пути к достижению мира и полного спокойствия. – Верующий: «Господи! Твои наставления совершенны, исполнены пользы и разумения. О, когда бы я мог сии наставления исполнить со всей точностью, я не сомневался бы так часто. Испытывая смущение и беспокойство, я всякий раз чувствую, что преступил Твои правила. Боже мой, Господи! Ты всемогущ и желаешь чистоты души, будь милосерд, помоги мне грешному в точности исполнить учение Твое и тем достичь спасения»200

Апостол Павел говорит: А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом (1Кор 6,17) не по тождеству природы, но по сообразованию человеческой воли с Божественной волей. Скажешь: «Если Бог захочет, чтобы родители мои умерли, как же мне желать видеть их отшествие из мира сего? Или же, если Бог захочет меня или их лишить Царствия Небесного, должен ли и я того же хотеть?» О человек! Бог посылает смерть отцу твоему и матери не потому только, чтобы прекратить течение их жизни, но чтобы сохранить закон бытия. Так же рассуждай и о том, что если Бог хочет отчуждать тебя от вечного блаженства и послать в геенну201, то хочет этого не потому, чтобы Он желал зла, но потому, чтобы зло предать наказанию и сохранить суд правды, а потому и тебе прилично хотеть, чтобы злоба была казнена в тебе самом. Полезно здесь припомнить, что один из учителей сказал в пользу нам следующее изречение: «Если ты каждый час будешь готов следовать воле Божией и покоряться ей во всем, то получишь прощение грехов своих и удостоишься такой благодати от Него, что не будешь страшиться не только геенны огненной, но и воздушных мытарств» (задержаний души при восходе ее на небо после разлучения от тела). Истинное приношение самого себя воле Божией равняется покаянию, епитимии и милостыне. Зачем же нам противиться воле Божией, когда ей повинуется все творение Божие, неужели же только человек откажет ей в своем повиновении? Это совершенно погубило бы честь и достоинство человека: о да не будет сего! Бог одобряет и сохраняет предназначенный Им конец всякой вещи: исполним же и мы Божие о нас определение, если рассмотрим Его Провидение и покорим нашу собственную волю Его Божественной воле: ибо это – нравственное (свободное) назначение наше. Но горе нам! Мы очень немощны и при всяком плотском неудовлетворении тяжко воздыхаем и жалуемся. Истинно изречение Сенеки: «Как может быть послушным Богу тот, кто не принимает добрым, благодарным сердцем всего, что ни случается ему по воле Божией, кто жалуется на управление Божие, становится многословным толкователем своих приключений и сокрушается о малейших своих огорчениях и постигших его неприятностях?»202. Когда Бог попустит какую- либо тяжкую печаль, которой страшатся низшие силы нашей души, тем более должны мы, подражая Христу, предать самих себя Богу, возглашая: не моя воля, но Твоя да будет (Лк 22,42). Вот истинное самоотвержение, совершенное предание себя воле Божией, устраняющее себя от выбора, по нашему мнению, лучшего и от непокорности собственной воли пред волей Божественной. 

Глава XII. Заключение, содержащее в себе наименование описанных в этой книге предметов с кратким обозначением их сути 

Все, написанное в этом трактате, предлагаем здесь тебе, возлюбленный читатель, в сокращении, да будет оно всегда пред очами твоими, а еще более желаем, чтобы запечатлел ты оное в сердце своем. Главными предметами рассуждения здесь являются: 

Бог Всемогущий, Творец и Промыслитель о всем мире; 

Человек – разумно-свободное творение Божие; Взаимные отношения Бога к человеку и наоборот человека к Богу: то есть отношение верховной, всемогущей и независимой воли Божией к воле человеческой, только в известных пределах разумно-свободной. 

Илиотропион, название этой книги – иносказательное (образное), означает собственно растение подсолнечник (Helianthus annuus), составленное из ηλιοςсолнце и ανθρωπος человек203. Солнце есть образ воли Божией; подсолнечник – образ человеческой воли. Книга Илиотропион – образ соотношения между Богом и человеком. 

В Илиотропионе предметы расположены в следующем порядке: в первой части – о познании воли Божией; во второй – о сообразовании воли человеческой с Божественной; в третьей – о пользе этого сообразования; в четвертой – о препятствиях к этому сообразованию; наконец, в пятой части: о пособиях к сообразованию. 

1. Познание Божественной воли 

Об этом предмете есть мудрое изречение одного учителя (Бернарда), который сказал: «Весьма опасное, страшное дело – истязание величества, но испытание воли Божией столько же безопасно, сколько и благочестиво. Почему не стараться мне со всяким тщанием благоговейно узнавать волю Божию, которой я обязан повиноваться всегда, во всем и везде?»204. И кто бы был столь неразумен, что не захотел бы знать то, о чем известно, что того желает Сам Бог, или о чем известно, что Бог этого не желает, а он дерзнул бы пойти против воли Божией? Короче сказать: кто столь дерзок умом, столь бесстыден и безбожен, который бы осмелился и не убоялся бы говорить кощунственно: «Я хочу, Боже, чтобы относительно меня совершалась моя воля, а не Твоя: сам я о себе скорее позабочусь неупустительно. Предвечному же Провидению Твоему во всем предаваться и небезбедно, и нетвердо бывает». На деле же оказывается так, что мы только на словах стыдимся, но не в поступках своих! Вот в чем состоит близкое наше падение и бедствие, что мы обманываем сами себя, угождая нашим похотениям, ибо не желаем познать волю Божию, когда поступаем по своей воле и отговариваемся неведением Божией воли, не желая быть ответственными за своеволие. Об этом говорит тот же западный учитель: «Прошу вас внимательно слушать, ибо ничего не нахожу полезнейшего к наставлению вашему, как только то, что где несомненно известна воля Божия, там наша воля должна следовать ей. Преимущественно же в тех предметах, о которых находим, что известно в Священном Писании, или что Сам Пресвятой Дух явно внушает в сердцах наших, что нам должно делать. А Он внушает любовь к Богу и ближним, смирение, нравственную чистоту, послушание, – все это, без всякого сомнения, должны мы любить сердечно, с вожделением усваивать в себе; ибо несомненно знаем, что все это благоприятно Богу. Опять же все то, о чем нам несомненно известно, что оно Богу противно: нравственная нечистота (блудные дела), гордость, нетерпеливость в перенесении всего для нас неприятного и болезненного, – должны мы избегать и возненавидеть. Относительно же тех предметов, о которых мы ничего определенного знать не можем, наша воля ничего постановлять не должна, предоставляя их воле Божией, и что она устроит, тому будем готовы следовать, насколько познаем в том волю Божию. В известном предмете не сомневайся и не принимай сомнительного за известное; не присваивай себе окончательного суда о предметах недостоверных и не порицай других в их суждении о подобных предметах: таким образом узнаем смысл псаломного изречения: Мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна (Пс 118,165). Но если о чем мы совершенно уверены, что оно угодно Богу, то и нам должно бьггь угодно; и наоборот: о чем знаем, что оно противно Богу, то и мы да отвергнем. Если же мы сомневаемся, угодно ли оно Богу или нет, мы должны быть нейтральными: ни очень стремиться к нему, ни совершенно отвергать его». Это полезное наставление удаляет от нас всякое сомнение и указывает нам тот путь, по которому должны мы следовать в подобных случаях. 

Объясним это примерами: просящему подаю милостыню; мне неизвестно, угодно ли Богу, чтобы я дал большую милостыню, или нет? Поэтому обращаюсь к Богу, говоря: «Боже мой! Если б я знал, что Ты благоволишь, чтобы я дал больше просящему, то я отложил бы всякое недоумение и сделался бы щедролюбивее тотчас же». Другой пример: я полчаса посвящаю на молитву. Господи Боже мой! Если бы мне было известно Твое благоволение, чтобы я молился подольше, я отверг бы всякое закоснение и сделал бы это охотно. Равным образом: я начинаю пост держать; о Боже мой! если бы мне было известно, что Ты желаешь, чтобы я подъял больший подвиг и почаще постился бы, охотно бы сделал. Таким же образом должно поступать и в прочих делах, совещаясь молитвенно с Богом во всякое время: «Боже мой! Это, как и всякие другие дела, я хотел бы совершить, если бы Ты потребовал и пожелал бы от меня: а как мне неизвестна на то воля Твоя, то Сам Ты наставь меня, убеди, принуди, повели, как хочешь, обладай мною! Моя воля на все остальное будущее время да не будет моею, а потому Ты, по Своему благоволению, устрояй и исправляй ее». Весьма полезно каждому повторять эти слова тысячекратно каждый день: Господи, к Тебе прибегох. Научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой: Дух Твой благий наставит мя на землю праву (Пс 142, 9–10); Господи! что повелишь мне делать? (Деян 9, 6). 

Поэтому на все злохитрые вопросы диавола должно отвечать таким образом. Он (диавол) имеет обычай предлагать человеку разнообразные сомнения: если бы тебе кто это или другое что предложил, что бы ты отвечал? При этом или ином приключении тебе какой бы ты совет принял? Если бы ты в своей надежде обманулся и чего желаешь не получил бы, что бы ты сделал? Тысячу подобных вопросов предлагает хитрый враг, с тем чтобы прельстить неопытных, смешивая истинное и ложное. Часто одну и ту же вещь представляет человеку с разных сторон, с тем чтобы склонить его на ту или другую сторону, расставляя ему сети сомнений, дабы не убежал от греха. В таких случаях лучше и безопаснее не отвечать на хитрые вопросы: будешь побежден, если вступишь с коварным хитрецом в словопрение. А потому прекрати беседу с искусителем и, как бы закрывши от него очи, противопоставь ему одно: если Бог этого возжелает, и я хочу, а если не возжелает, и я не хочу; Провидению Всеблагого Бога и Его всесвятой воле всего себя предаю во всем, как Богу угодно, пусть так и будет. Об этот единственный щит сокрушаются все диавольские усилия. Только таким образом бывает побеждаем геенский совопросник, а человек находит душевное успокоение. Ради изобильнейшего познания воли Божией будет полезен следующий пример. 

Писатели повествуют о некоем муже, мудром подвижнике. Когда приближался час его смерти, друзья и знакомые собрались к нему проститься и просили его преподать им спасительное наставление, говоря: «Так как ты стоишь при дверях вечности и готовишься в путь к тем обителям, где каждый добрый подвижник находит себе благоприятное и тишайшее успокоение, то об одном умоляем тебя, оставь нам для нашей пользы душевной поучение в память о своей здешней жизни». «Не отказываюсь, – сказал больной, – и в этом деле готов вам услужить; я помню, что я весьма много беседовал о Боге и добрых делах, теперь же предложу вам заключение, или краткое учение о всех добрых делах. Но да будет вам известно, что мы часто не ценим такую беседу, которая весьма важна и величественна. Основанием всех добродетелей служит несомненная уверенность в том, что все приключающееся нам попускает Бог, следовательно, мы должны принимать это без различия, равно и с благодарностью, и другого ничего не желать, как только поступать по установлению Божественной воли. Вот вам, возлюбленные друзья и сродники, краткое изложение всех добродетелей и совершенство всего благочестия. Но, думаю, вы захотите спросить: каким образом возможно узнать в каждом случае волю Божию? Вот вам этот образ: когда кто в этой жизни так будет настроен, что, узнав несомненную в чем-либо Божественную волю, немедленно с великой радостью и усердием ей последует и ради нее добровольно все исполнит, тот никогда от воли Божией не уклонится, но исполнится познанием воли Его во всякой премудрости и разумении духовном, чтобы поступать достойно Бога (см.: Кол 1, 9) и возрасти во всяком угождении Ему (см.: Ис 53), и воля Божия десницу его исправит». 

Представляю еще одного верного свидетеля – блаженного Августина. Он говорит: «Бог иногда исполняет Свою благую волю для правды через злых людей злую волю: так через злобных иудеев, по всеблагой воле Бога Отца, Иисус Христос за нас умерщвлен был. Так велики дела Господни, изысканы они по предназначениям Его: дивным и неизреченным образом ничто против Его воли не делается, ибо не свершилось бы, если бы Он не попускал, и попускает не нехотя, но желая, и не попустил бы доброму ничего злого, если бы Всемогущий и от зла не мог произвести большого добра»205. Итак, когда видишь или слышишь, что Бог попускает, то разумей, что Он хочет попустить. Скажешь: «И грех попускает тоже Бог?» – Да, но не знаешь ли, что во всяком грехе находится вина и наказание, как два червя скрываются в испорченном зубе или в трухлявом дереве. Бог не хочет греха, но наказания действительно на нас предустанавливает, да тем предает нас на измождение (на казнь): так кровосмешением Авессалома казнен грех прелюбодеяния Давидова. Так мы должны понимать и о прочих грехах: содеянный грех наказуется таким же грехом или ему подобным. 

2. Сообразование воли человеческой с Божественной волей 

Недостаточно того, чтобы познавать волю Божию, но подобает и исполнять оную: Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много (Лк 12,47). Отсюда прямое следствие, что за познанием нами воли Божией требуется непосредственно сообразование нашей с ней воли в своих поступках: ты знаешь всесвятейшую волю Божию, держись ее, следуй ей, покори и предай ей собственную свою волю. Или ты будешь ждать, быть может, чтоб Божественная воля твоей покорилась и сообразовалась с твоей? Напрасно будешь ожидать: Бог совершает по предуведению Своему и по изволению воли Своей (см.: Еф 1, 11). А если бы и исполнилось твое желание по Божиему допущению, то не в пользу твою, а во вред. Не может быть доброй та воля, которая не согласна с образом и правилом общей доброй воли, то есть воли Божественной. Незыблемым основанием в нашей жизни служит слава Божия, и на земле мир, к человекам благоволение Божие (ср.: Лк 2,14): не может же быть недоброй воля человеческая, которая согласна с наилучшей и преизбранной волей. Случается, что хозяйка дома входит в комнаты и находит их слишком натопленными, чувствует, будто бы она вошла в баню; она начинает бранить служанку за то, что очень жарко истопила печки в доме: «Ты напрасно жжешь дрова, которые очень дороги, и делаешь это в убыток». На это служанка отвечает: «Не сердись на меня, госпожа моя! Так повелел мне истопить печки хозяин дома». Как только слышит госпожа, что так повелел господин, она перестает сердиться на служанку, привыкает к излишнему теплу и успокаивается. Достаточно для того было: «так господин повелел», этих только слов, ими кончилось прекословие между госпожой и служанкой, которое иначе могло бы продолжаться со многими неприятными пререканиями и с гневом. Да будет и нам, христиане, во всех приключающихся с нами неприятностях прекращением их одно это изречение, произносимое нами тихо, с кротостью: «Бог восхотел так», не станем прекословить Его святой и праведной воле! Истинно сказал один богомудрый отец: «Ничего лучшего не может сделать наша свободная воля, как подчиняться во всем и предавать себя совершенно Тому, Кто зла никогда творить не может (то есть не желает), но и через злых людей может сотворить добро». Поэтому не бесполезно для нас держать в сердце своем слова ветхозаветного священника Илия: Он – Господь; что Ему угодно, то да сотворит (1 Цар з, 18). Это изречение святой Златоуст называет благоразумным: ибо им священник Илий великодушно утверждал себя во всем, что предназначил Господь ему и дому его за их неправды. Замечательны эти слова Илия, несравненно лучше же слова Христа Спасителя: Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию (чашу страстей Христовых) мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет (Лк 22,42). Слова Илия были словами греховной немощи; слова Христовы – слова величайшей добродетели и преданности Богу – Отцу Небесному и Его правосудию за все грехи рода человеческого: Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою (Гал з, 13). Он и нас научил молиться к Отцу Небесному так: да будет воля Твоя. Этот сладчайший голос поучает и наставляет всех христиан, мучеников подкрепляет и ободряет, девственников утверждает, подвижников усердных одушевляет и творит дерзновенными, малодушных утешает и силу им подает, лежащих воздвигает, печальных увеселяет, озлобленных и немощных исцеляет. Наконец, один голос Христов: Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя (Мф 26,42) – произносится всеми означенными выше христианскими подвижниками. Вот истинное богопочитание, когда мы Божественной воле подчиняем во всем собственную волю, пребывая твердыми в этом всегда: посещает ли Он благополучием или же исправляет нас разными испытаниями! Вот то, о чем мы непрестанно молимся: да будет воля Твоя и на небе, как на земле. Молимся не только о том, чтобы мы сами поступали по воле Божией, исполняя Его заповеди, но также, чтобы во всех злоключениях с нами были терпеливы. Древние отцы называли это высочайшим обучением – воспринимать от руки Божией все приятное нам и супротивное; Давид и Иов исполнили это в совершенстве: Господь дал, Господь и взял; как угодно было Господу, так и сделалось; да будет имя Господне благословенно! (Иов 1, 21). Не иначе и царь Давид говорит: «Благословлю Господа на всякое время и благоприятное и неблагоприятное». Такое полное предание себя и своей воли в Божию волю есть верх совершенства истинной любви, высочайшая степень дружбы. Очень хорошо рассуждает об этом блаженный Иероним: «Бог есть благ, и как благий, все, что ни творит Он – благо: овдовел муж? – оплакиваю случившееся приключение, но поскольку так Господу Богу угодно, – терпеливо переношу; единственный сын умер, это очень больно, но переносимо, ибо Тот взял его, Который и дал. Если потеряю зрение? – дружеское чтение будет увеселять меня; если оглохну? – освобожусь от грехов и не о чем другом размышлять буду, как только о Едином Боге. Если к этому присоединятся голод, тяжкая нищета, мороз, болезнь, нагота? Ожидая последнего часа, я вменю себе все это за кратковременное страдание, которому последует лучший конец и успокоение. Здоров ли я? – благодарю Бога; немоществую – и в этом хвалю волю Господню, ибо сила душевная в немощи тела совершается»206. «Должно во всем, – говорит святой мученик Иустин, – повиноваться воле Божией, подобно тому как размягченная глина послушна горшечнику». 

По учению Спасителя нашего, Господа Иисуса Христа, о девяти евангельских блаженствах, то есть тех ступенях, по которым верующий во Христа достигает Царства Небесного, основной ступенью признается нищета духовная – глубочайшее смирение, или самоотречение от своей воли. Совершенное предание всего себя воле Божией составляет это основание, и потому любящий истинное совершенство не позволяет себе даже просить у Бога внутреннего утешения и других благодатных дарований, но все предоставляет ради своей духовной нищеты всеблагоприятной воле Божией, которую он всему предпочитает и потому во всяком приключении истинным миром радуется. Ибо прежде всего, хочет ли он что сделать или сказать, возглашает внутрь сердца своего: «Господи! Буди во всем со мной благоприятнейшая воля Твоя... я был бедняком на земле, по Твоему благоволению, но всегда был доволен своей участью. Я не был властителем, но никогда и не желал им быть: неужели Ты когда-либо видел меня печальным или смущенным по причине моего убожества или по неимению мирской или духовной власти? Я готов, если Ты что повелишь мне или потребуешь от меня, повиноваться Тебе и сделать по воле Твоей; по долгу моему пред Тобой сделаю то со всяким благодарением. Молю Тебя: благоволи, Господи, утвердить меня в этом помышлении, писании и чтении навсегда, во веки вечные, в сей жизни и в будущей». Всякий человек тем более совершенствуется в добродетели, чем тщательнее согласует свою волю, свои пожелания с Божественной волей; о чем и было во второй части изложено пространнее. 

3. Полезные плоды человеческой воли, сообразующейся с Божественной волей 

Воля человеческая, согласная с Божией волей, – хранилище и всеоружие для всех добродетелей. Отсюда подаются оружия и средства на всякий род бед и печалей. Действительно, кто свою волю соединил и подчинил Божественной воле, тот во всякой своей невзгоде, во всякой печали не смутится, но мужественно радостным сердцем будет повторять: «Да будет воля Господня». Если отнято будет у него имение, дом сгорит, то он возгласит: «Буди воля Божия». Лишится ли он чести (праведно или неправедно), будет отягощаем бесчисленными поношениями, скажет однако ж: «Буди воля Господня: Он праведен!» Изнеможет ли в недуге и нестерпимом мучении, однако ж в горечи воскликнет: «Буди воля Господня: укрепи меня, Господи!» Если его будут преследовать все люди, посмеются и надругаются над ним диаволы, подвинется небо, – мир изменится, ад разверзнется, он и тогда будет говорить: «Буди воля Господня». В самых тяжких бедствиях величайшим утешением служит возможность сказать: «Так Богу угодно; Бог этого хочет, это воля Божия». 

Смирнского философа Биона207 спросили: «Кто в жизни сей кажется печальнейшим более всех?» – Он отвечал: «Тот, кто полагает все благополучие в обладании многими богатыми вещами: он тысячекратно сокрушается заботами, чтобы желаемое получить, получивши же печалится, как бы не лишиться его». Ибо о приобретении трудимся, не получивши – скорбим, стяжавши – боимся: отнятое у нас причиняет нам печаль, подлежащее изъятию прибавляет скорби и весьма смущает нас. Каждый же, кто всецело предался воле Божией, свободен со всех сторон: он не сокрушается о том, чтобы приобретать, или о том, чтобы не потерять; но как в том, так и в другом случае соглашается с волей Божией и покоряется ей. Но как можно узнать, что Бог того или другого желает? Я прежде уже сказал, что нужно верить и признавать попущение Божие. Этой попускающего Бога воле должно раз навсегда пожертвовать собственную свою волю до такой степени самоотвержения, что если бы и все зло целого мира восстало против нас, то не могло бы лишить нас этого совершенного голоса: «Да будет воля Господня». Дивны крепость и мужество такового сердца и отсюда происходящая тишина души неоценима. Но рассмотрим по порядку плоды, которые доставляет нам это высочайшее благочестие к воле Божией. 

Первый плод: жестокость, по словам Иова, умиротворяется терпением (ср.: Иов 9, 15). Святой Августин сказал справедливо: «Ты, Господи, сотворил нас для Себя, и неспокойно сердце наше, пока оно не успокоится в Тебе Самом»208. Потому совет Иова: «Повинись Ему (сообразуясь с Его волей) и имей мир, и потом плод сей будет благом для тебя» (ср.: Иов 22,21). Подобное этому наставление встречаем мы в сочинении Фомы Кемпийского от лица Иисуса Христа к верующему: «Сын Мой! Оставь (отвергнись) себя, и Меня найдешь. Не ищи ничего, не заботься о приобретениях, и ты будешь в прибытке; ибо лишь только ты предашься Мне, благодать Моя в избытке осенит тебя (ср.: Сир 17, з)»209. Нет ничего более прискорбного, в котором бы правый ум не нашел бы утешения. Какое же в мире этом может быть большее утешение, как то, чтобы мы во всех предметах возлюбили всесвятейшую волю Божию. Все нам будет удобно и приятно, как только мы во всем поручим себя благоволению Божию. 

Второй плод, или польза от сообразования своей воли с Божественной, есть наилучшее Божие наставление во всяком деле. Причина тому следующая: охотно предавшийся всецело воле Божией ничего так сильно не желает, как только того, чтобы во всех предметах и приключениях познать эту святую волю и ей последовать. Жизнь такого человека непрерывно течет под непосредственным управлением Божиим, так что он из пережитого времени уразумевает, что все, что с ним происходит, благопоспешесгвует ему во благо; об Иосифе прекрасном повествует Священное ПисаниеИ был Господь с Иосифом: он был успешен в делах и жил в доме господина своего, Египтянина. И увидел господин его, что Господь с ним и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех (Быт 39, 2–3). То же бывает со всяким человеком, преданным Богу и постоянно прилепляющимся воле Божией с благоговением; он рукой Божией наставляется и исправляется к познанию и исполнению воли Божественной. 

Третья польза, получаемая от исполнения воли Божией и совершенной покорности оной, состоит в смиренном благорасположении и постоянстве нашего ума, ибо таковой ум побуждает волю нашу стремиться не к преходящим и изменяющимся вещам мира сего, но к Богу, всегда неизменяемому, с Ним соединяет нас как бы в один дух. Такой человек хочет то, что Бог хочет; не хочет же того, чего Бог не хочет, а как эти последние предметы временны, весьма непостоянны, они низвергаются, проходят, изменяются и погибают, но преданный Богу человек, исполняющий Его волю, остается таковым и всегда неизменным, как и Тот, к Которому раз навсегда прилепится человек: мир проходит (говорит святой Иоанн Богослов), и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек (1 Ин 2,17). 

Четвертая польза: преданный всем сердцем своим и любовию к Богу человек имеет прилежное попечение как о своем, так и о чужом спасении. Кто упорно опирается на самого себя, на собственные познания и свой разум, и остается непреклонным к наставлениям боговдохновенных мужей, тот сам себе заграждает путь к уразумению истины и к совершению добрых дел, напрасно тратит благоприятное время и тем вредит не только себе, но и другим, препятствуя в достижении вожделенной ими кончины. Ничего нет вреднее непреклонного упрямства. Горе непокорным сынам, говорит Господь, которые делают совещания, но без Меня, и заключают союзы, но не по духу Моему, чтобы прилагать грех ко греху (Ис 30, 1). Хотите быть своевольными? Я попущу, но в погибель вам, ибо вскоре сделаетесь ни Моими, ни своими. Человек высокоумный, человек своего мнения, часто становится жалким, тягостным и вредным. Кто же не своим разумом, не своим остроумием руководится, но во всем и всегда предает себя единой воле Божией во власть и управление, тот и для себя, и для других весьма полезен и благопотребен. Ибо он, во всяком приключении, даже самом бедственном и душу возмущающем, представляет собой пример во всякой истинной добродетели; от него не услышишь дурного совета или недоброго слова, кроме изречения праведного Иова: как угодно было Господу, так и сделалось (Иов 1, 21). Буди воля Господня! 

Пятая польза: она составляет вершину христианского совершенства – привычку сознательно пребывать, несмотря ни на какие опасности и угрозы, до конца жизни в постоянном всестороннем исполнении воли Божией, ибо плод Духа состоит во всякой благости, праведности и истине. Испытывайте, что благоугодно Богу (Еф 5,9–10), которого достигает человек постоянством своим постепенно в течение всей жизни. Первоначальное обучение последователя Христова – изыскивать с любовью, чего желает Бог и каким способом всесвятейшая воля Божия может быть почитаема и исполняема: он во всяком деле и случае, во всякое время и мгновение вместе с апостолом Павлом возглашает: Господи! что повелишь мне делать? (Деян 9, 6) и со Христом Господом: да будет воля Твоя (Мф 6, 10) о мне, во мне как в жизни, так и в смерти, во времени и в вечности; Ты, Боже, как хочешь Сам, так и устрой мое дело. О таком человеке святой Златоуст говорит: «Лучше один, творящий волю Божию, нежели бесчисленное множество грешников (ср.: Сир 17, з)»210. О том же говорит и пророк Исаия: “Мое благоволение к нему”... ибо Господь благоволит к тебе (Ис 62,4). Кто желает научиться на деле всем добродетелям в их совершенстве, тот должен свою волю соединить с волей Божией, – и он имеет навык ко всем добрым делам. Весьма много делает тот, кто вершит добро: но несравненно превосходнее тот, кто доброхотно себя самого подчиняет воле Божией. Этому учит нас вселенский учитель святой апостол Павел, говоря: мы с того дня, как о сем (о познании колоссянами Божией благодати в истине) услышали, не перестаем молиться о вас и просить, чтобы вы исполнялись познанием воли Его, во всякой премудрости и разумении духовном, чтобы поступали достойно Бога, во всем угождая Ему, принося плод во всяком деле благом и возрастая в познании Бога, укрепляясь... силою по могуществу славы Его, во всяком терпении и великодушии с радостью (Кол 1, 9–11). Таким же поучением наставляет нас и блаженный Августин: «Каждое приключение пусть найдет тебя бодрствующим»211. Воистину тот стоит и всякое нападение печалей встречает без страха, кто свою волю предал воле Божией: бодрым встречает он все злоключения. Ум, прилепившийся к воле Божией, не могут исторгнуть оттуда все силы вражьи. «Поведай нам, о Сусанно, что ты претерпеваешь, в каких бедах находишься?» – «Тесно мне отовсюду: со всех сторон притесняют меня; страх, печаль, ужас, теснота окружили меня». – «Но что ты говоришь, что делаешь в такой нужде?» – «Лучше согласна я невинной пред Богом умереть, чем согласиться на беззаконие, к которому вы меня привлекаете». О жена мужественная! Жена, в глазах верной смерти не потерявшая надежды на Бога (сличи историю Сусанны в Книге пророка Даниила, гл. 13). Когда Бог, по-видимому, лишает нас Своего присутствия и как бы совершенно оставляет нас в бедах и озлоблениях (и Сам Христос оставлен был Отцом Своим во время кровавого пота Своего в саду Гефсиманском), тогда мы должны оставаться непоколебимыми и не искать спасения и утешения ни в одном создании смертном, как только в этих словах Спасителя нашего: «Да будет воля Твоя!» Вот те благополезные плоды, которые последуют за ними после совершенной преданности нашей воле Божией. 

4. О препятствиях, встречающихся нам при подчинении нашем воле Божией 

Воля человеческая во всем мире не найдет лютейшей для себя пагубы, кроме самой себя. Это – препона, тяжелейшая из всех препятствий для того, чтобы ум наш не покорялся воле Божией. Величайшее зло для человека есть его своеволие, противящееся воле Божией. Так как наши воля и разум связаны между собой союзом искренней любви, то явно, если воля пожелает сильно чего- либо неприличного, то разум не только не противится тому, но еще и подтверждает волю. Ибо разум как бы законотолкователь, который, будучи подкуплен лестью, ласкою или деньгами, изъясняет устав не по воле законодателя, но по желанию того, от кого получил деньги. Таким образом, воле нетрудно привлечь разум на сторону неправого своего вожделения тесной с ним дружбой. О самолюбивой и злой воле Ансельм212 справедливо рассуждает, что «один только Бог все творит по собственной воле, ибо Его воля – выше всякой другой воли, которой бы она следовала и покорялась. Итак, когда человек делает что-нибудь противное воле Божией, он отнимает венец у Бога, ибо корона принадлежит одному только царю, таким же образом собственная воля подобает только Единому Богу; и как человек, похищающий царский венец, восстает против царской власти и подлежит строжайшей казни, так и тот, кто похищает и присваивает себе достойное Единому Богу, тяжко грешит против Бога. Но как собственная Божия воля – источник и причина всякого добра, так человеческая воля – начало всякого зла, если она не руководится волей Божией»213. А потому верно положение, что там, где действует человеческое своеволие, случаются многие несправедливости и пагубы, когда воля наша бывает совращена и повреждена. 

О горе нам! Зачем мы, немощные, дерзаем противиться Богу и добровольно не утвердим нашу волю в Божественной воле? Мы обязаны Божией воле всем, чем мы пользуемся. Ибо мы не по одному, но по многим отношениям к Нему принадлежим Ему и должны, хотим ли или не хотим, подлежать Его власти как своему Создателю, как вдохнувшему в нас душу живую, как обновившему нас, рожденных во грехе первородном, во Святом крещении, в котором умерли мы для греха и ожили со Христом для жизни вечной и блаженной. Бог и доселе сохраняет нас и по естеству, и по искуплению. И дерзнем ли мы дарованную нам от Него же свободную нашу волю противопоставлять Его святейшей и праведнейшей воле безнаказанно? Поэтому если желаем быть тем, чем мы должны быть, а именно: служителями Божиими, по воле Его, по Его мановению и распоряжениям Его обязаны мы проводить всю свою жизнь, располагать все свои действия так, чтобы они ни в чем не противоречили воле Божией; но должны все делать совершенно и нелицемерно, по благоволению Божию, со всем усердием, по писанному: К Тебе возведох очи мои, Живущему на небеси. Се, яко очи раб в руку господий своих, яко очи рабыни в руку госпожи своея: тако очи наши ко Господу Богу нашему, дóндеже ущедрит ны (Пс 122, 1–2). 

Другие препятствия к исполнению воли Божией встречаются нам в различных пороках, или извращениях греховной плоти нашей: именно в недостатке в нас нищеты духовной, или христианского смирения, в недостатке перенесения (в особенности от простых людей или низших нас по рангу) укоризн или оскорблений. Что может быть мерзостнее того, что человек, просвещенный Святым крещением, который молит каждый день Бога, чтобы Его святая воля им и в нем совершалась, свою волю предпочитает Божией воле и хочет, по своему рассуждению, избирать, что он может претерпевать, в тех или других бедствиях пребывая, но не в этих, что терпит, но не так продолжительно, как теперь, и дальше в злостраданиях оставаться не желает. О какие мы безрассудные и бесстыдные люди! Если бы печали и беды были такими, каких мы хотим и желаем себе, то они не были бы для нас тягостны и печальны. Если желаешь истинно благоугодить Богу, то тебе должно молиться о том, и молиться прилежно, чтобы Он наставил тебя туда и в том, где и в чем Ему Самому лучше известно и угодно. Нетерпеливость наша – самое бедственное состояние души; мы часто говорим: «Я готов это терпеть, но того не потерплю; это понесу и поднять готов, но того никогда не соглашусь терпеть и сносить». Дело господина распорядиться, кому из слуг и в какой должности служить ему, а не слуги. Блаженный Августин истинно сказал: «Тот превосходнейший из твоих служителей, который не столько желает услышать от тебя то, что ему приятно, сколько желает исполнить то, что от тебя услышит»214. Платон же не одобряет общенародного приветствия: «Да поможет тебе Господь в том, чего ты желаешь». «Но гораздо лучше, – говорит он, – следующее приветствие: “Помоги тебе Боже не в том, чего ты хочешь, но в том, чего Бог хочет”. Ибо в этом состоит истинное благочестие: так и ты во всем предавай себя Богу». Благочестивый писатель Фома Кемпийский на вопрос верующего: «Как я должен, Господи, предаваться Тебе и в чем себя оставить?» – отвечает как бы от лица Иисуса Христа: «Предавайся Мне непрерывно и вечно во всем и не исключая ничего; Я хочу, чтобы ты для Меня совершенно все оставил. Как же ты хочешь совершенно быть соединен со Мной, не подавив воли телесной и душевной? Спеши предаться Мне, предайся всем сердцем и всей душою, и по мере усердия будешь для Меня любезнее и тем более приобретешь. Многие предают себя, но с исключениями: не хотят во всем положиться на Меня и хлопочут о своем будущем. Некоторые совершенно Мне предаются только до тех пор, пока не встретят искушений, и при первой неудаче отстают от Меня, сами заботясь об удалении беды; много от этого они теряют»215. Господи, сколько раз мне отрицаться самого себя, и в каких вещах и делах могу поступать по своей воле? Ты должен отречься от своей воли всегда, всякий час, как в малейших вещах, и в самых важных, без всякого исключения. Иначе как бы мог ты быть Моим, а Я – твоим, если не отречешься от собственной воли относительно предметов внешних и внутренних вожделений. Чем скорее и доброхотнее сделаешь это, тем лучше благоугодишь, и чем искреннее и усерднее это сделаешь, тем самым докажешь свою близость ко Мне и свою дружбу, и тем большей удостоишься награды. Итак, воля наша ценится не по количеству жертвуемого ею, но по ее усердию поделиться с друзьями тем, что есть, а не тем, чего нет, как выразился святой апостол Павел во Втором послании к Коринфянам: если есть усердие, то оно принимается смотря по тому, кто что имеет, а не по тому, чего не имеет (2Кор 8, 12). Если желаешь знать и награду добродетели, то знай, что награда эта выражается в добровольном согласовании своей воли с Божественной (в постоянном повиновении Богу во всех обстоятельствах), а не в многотрудносги подвигов и не во множестве их. Поэтому прав блаженный Леон: «Случается, что равняется неравный по своим ценным пожертвованиям, – по своим трудам с последним; так же ум благий может равняться с богатейшими приношениями». Еще в древности через пророка Исаию Бог обличает (как бы с сожалением!) наши фарисейские (лицемерные) поступки: укажи народу Моему на беззакония его, и дому Иаковлеву – на грехи его. Они каждый день ищут Meня и хотят знать пути Мои, как бы народ, поступающий праведно и не оставляющий законов Бога своего; они вопрошают Меня о судах правды, желают приближения к Богу: «Почему мы постимся, а Ты не видишь? смиряем души свои, а Ты не знаешь?» – Вот, в день поста вашего вы исполняете волю вашу и требуете тяжких трудов от других. Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо (Ис 58, 1-з, 6). Подобных людей и теперь находится множество, которые всегда печалятся о своем скорбном и бедном житии, потому что сердце их привязано к временным земным благам и они ропщут и негодуют, что блага эти не посылаются им от Бога в изобилии: они действительно желают быть причисленными к творящим волю Божию и считаться таковыми; но весьма нерадиво ищут этого, ибо не подчиняют Божией воле свою волю, хотя и тщеславятся этим. 

Старший брат Фомы Кемпийского Иоанн, муж благоговейный, обыкновенно повторял: «Хотим быть смиренными, но без презрения; – терпеливыми, но без скорби; – послушными, но без стеснения; – добродетельными, но без трудов; нищими, но без оскудения; – кающимися, но без покаяния и истинного сокрушения сердца; желаем быть любимы, но без благорасположения; чистыми, но без святыни; такое хотение немного лучше нехотения: так, по временам, мы не хотим жить, однако ж и умереть не хотим, так Ангел может справедливо сказать нам на это: “Придет время, что молить будешь, чтоб не умереть, но умрешь и нехотя; страдать ужасаетесь и изыти из тела не желаете, как же мне поступить с вами?”» Как отвечать на этот вопрос, учит нас Бернард: «Жить стыжусь, ибо весьма мало успеваю в добрых делах и умереть боюсь, ибо не готов к смерти». Всегда будешь готовым, человек, если только волю свою поручишь воле Божией. А потому каждый из нас в нуждах своих обязан увещевать самого себя, говоря или думая так: «Это послано мне праведным судом Божиим или в наказание за грехи мои, или для наставления меня в добродетельной жизни, или же для большей награды небесной». Кто так рассуждает, что все это посылает или попускает Сам Бог, милосердный и всеправедный Отец наш, тот будет радоваться в скорбях своих и не будет приписывать их недругам, но единственно милосердному благоволению Божию. 

Зачем мы смущаемся и бедствуем и не вручаем себя всецело воле Божественной? Горе тому, кто препирается с Создателем своим, черепок из черепков земных! Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» и твое дело скажет ли о тебе: «у него нет рук»? (Ис 45,9); Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке, дом Израилев (Иер 18,6); А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?» Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого? (Рим 9,20–21). Зачем же ты, брение, глиняный сосуд, сопротивляешься своему Создателю, зачем не предаешь себя совершенно в управление воли Божией: желая или не желая, мы находимся в воле Божией и вразумленные Богом пойдем к лучшему по указанной дороге. Истинно некто сказал, что если сердце наше не погрузится в Божие благоволение, то оно никогда не избежит своих горестей. Ум наш и душу нашу то та, то другая тяготит печаль. Напрасно будем искать для нее врачебных средств, если не предадимся совершенно воле Божией, как учит нас Священное Писание. Кто презрит милосердную и любящую волю Божию, тот увидит – правосудную. 

5. О пособиях человеческой воле сообразоваться с волей Божественной 

Первое место между этими пособиями занимает познание о Божием Провидении, от которого происходит несомненное упование на Бога. Прилежное рассмотрение и признание Божиего Провидения – единственное средство избежать бесчисленных неразумных человеческих попечений. Ибо что может быть безумнее – не верить в бытие Божие? Давид сказал: Рече безумен в сердцы своем: несть Бог (Пс 52, 2), и не признавать Его многомилостивейшим Подателем малейших вещей, когда Он прежде прошения окружил нас бесчисленными благодеяниями, о которых свидетельствует всемирная история. Тысячекратно следует повторять слова Иова: не из праха выходит горе, и не из земли вырастает беда (Иов 5, 6). Беспрекословно ничто не бывает, ни малейшей вещи. Предвечного Провидения десница все, что есть и бывает, премудро располагает и управляет: не случайно постигает нас зло и не из земли родится, как трава. Все бывает и существует свыше. То, что баснописцы, а также и простецы признают за случай, счастье или несчастье, мы отрицаем, а разумно признаем и исповедуем превысочайшее Божие Провидение, пути которого хотя и сокровенны, но весьма справедливы: В полу бросается жребий, но все решение его – от Господа (Притч 16, 33). Пока мы живем здесь, жребий наш, по-видимому, как бы сокрыт в недрах, неизвестен, пока смерть не откроет его. Однако ж и здесь некоторые более других пользуются богатствами и почестями, но все это не дело фортуны, но Божия Провидения и Промысла, чтобы жребий пал на их сторону; другие все теряют, тоже не случайно, но по Божиему праведному устроению. Определенно сказал об этом блаженный Августин: «Ничего не бывает такого, на что бы не было воли Божественной; Всемогущий Бог или Сам творит, или попускает все существующее и приключающееся по временам»216. Поэтому царь Давид с полной верой возгласил: Аз же на Тя, Господи, уповах, рех: Ты еси Бог мой. В руку Твоею жребии мои (Пс 30,15–16). Все перемены жизни и смерти происходят от Твоего Провидения и благоволения: я не проживу здесь более времени, Тобой мне назначенного, и не умру, пока Тебе не будет угодно прекратить дни мои. Мой жребий жития и смерти находится в Твоих руках: все держится и успевает Твоей помощью, Твоим благоволением. По словам Августина, ничего не бывает в этой пространной, неизмеримой вселенной, наполненной творениями, что не происходило бы или по повелению, или же по допущению Верховного Повелителя сообразно неисповедимому Его правосудию для награды или наказания217. Мы, необузданные невежи и неверы в Божие Провидение, часто обвиняем диавола, иногда нерадение, или безрассудность, или злонамеренность, или, наконец, зависть к нам наших недругов в достижении нами успехов; иногда этому препятствует лесть наших родственников или прекращается помощь от друзей; а иногда причиной наших бед считаем неправоту наших домашних. Мы всегда находим тех, на кого бы могли возложить причину и грех; а сами, в слепоте своей, не видим Божия Провидения, управляющего всеми делами, как великими, так и малейшими. Зачем же мы порочим людей, когда человек ничем не может повредить человеку, по выражению Августина218, если Бог не даст ему власти на то (ср.: Ин 19, 11)? Также и демоны не много могут нам навредить кроме того, что они своими превращениями в низших тварей, как, например, в зверей и гадов, стремятся смущать и устрашать нас. Но Бог держит их связанными, как диких псов, так что они, кроме Божия попущения, ничтожны и ничем не могут вредить, до такой степени связаны, что не могут войти в свиней без позволения Божия. Такое Божие Провидение в совершенстве познал многострадальный Иов, а потому он с благодарностью и терпением встречал и переносил все свои бедствия. И действительно, демоны не могли бы отнять у Иова не только стада овец – одного волоса овцы не похитили бы, когда бы Бог не позволил допустить им этого. Что же все прочее? Тем же Провидением Божиим и все неразумные вещи устроением Божиим приходят к своему концу и пределу, повинуясь совершенно Божию благоволению. Все во вселенной следует и совершается по непреложным Божиим законам. А один только человек, разумное Божие творение, потеряв разум, уклоняется от управления и закона Божия и дерзнул бы заменить их своим извращенным похотением? Неистребимо человеческое безрассудство: ни в одном художестве, ни в какой науке не найдется ученика столь простого и неумного, который бы для себя и своего познания требовал бы так много совопросников, исправителей и надзирателей, сколько имеет их предвечное Божие Провидение. Премудрость, которая оправдана чадами ее (см.: Мф 11, 19). Однако ж говорит святой Григорий: «Премудрым в их мудрости и коварстве препятствует Господь, то есть уловляет мудрых в лукавстве их (1 Кор з, 19), и именно тогда препятствует, когда, по распоряжению Господа, человеческие дела и при сопротивлении им достигают доброго конца»219. Даже при Божием попущении злого дела количество зла ограничивается известными пределами Божия Провидения. Напротив, не так поставлены дела Господни, чтобы тварь (существо сотворенное), подчиняясь своему самоволию, могла победить волю Творца, хотя и поступает против Его воли. Бог не желает, чтобы грешили, ибо запретил грешить; однако ж, если согрешишь, то не думай: человек сделал то, чего он хотел, а Богу приключилось то, чего Он не хотел; ибо насколько хочет Бог, чтоб человек не грешил, настолько же Он хочет простить согрешившего, чтоб он обратился от греха и пожил праведно. Что бы ты ни избрал: грех или правду, Всемогущий с той и с другой стороны может совершить над тобой Свою праведную волю, именно: или казнить непокорного, да не убежит могущество Его правды, или же спасти грешника, обратившегося к Богу в искреннем покаянии. Таким образом, все заключено в пределы Божия Провидения, так что от Него решительно не может укрыться и самое сокровеннейшее и тончайшее помышление. 

Познать это Божие Провидение есть высочайшая степень, приближающая нас к истинному упованию нашему на Бога! Ибо если Провидение Божие до того заботливо, что постоянно питает птиц, в довольстве уделяя им пищу, безопасность, покровы и гнезда; если с такой же заботливостью одевает цветы, наделяя каждый приличным ему благоуханием, красотой и окраской, как же может Провидение Божие забыть своих сыновей, которым предоставило царственную власть над низшими творениями? А если Бог имеет величайшее и доброе попечение о Своих чадах и ничто без мановения и решения Провидения не бывает, то мы не имеем основательной причины устрашаться ни могущества человека, ни бесовских страшилищ, ни звериной ярости и ничего другого, чем бы ни угрожал этот мир: если Бог за нас, кто против нас? Ни один волос с головы нашей не упадет без Божественной воли. Да Бог и не попустит того, что нам противно, того, что бы нам не благопоспешествовало: только мы сами в себе не должны ослабевать и все причиненные нам обиды переносить мужественно, как должно. Преисполненный таким упованием царь Давид возгласил: Яко Тобою избавлюся от искушения, и Богом моим прейду стену (Пс 17,30). Так велико было упование Давидово на помощь Божию, что он, отягощенный своим вооружением, не убоялся перелезть через каменную стену. Упование на Бога, не обессиленное сомнением, подает таковую непреодолимую силу, по изречению святого Игнатия. А потому нам должно более всего стараться и заботиться о том, чтобы корень нашего упования на Бога как можно глубже пустил свои разветвления в сердцах наших. В этом удостоверяют нас многие изречения слова Божия: Терпя потерпех Господа, и внят ми и услыша молитву мою (Пс 39,2). Аз же нищ есмь и убог, Господь попечется о мне (Пс 39,18). Но не так мудрствуют люди, любящие самих себя, заботящиеся о плоти и ее похотениях, глухие к голосу говорящего: смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него; ибо Он печется о вас (1Пет 5,6–7 и след.). Уповать на себя самого есть не вера, но неверие; уповать во всем на Бога – это добродетель; и тем совершеннее эта добродетель, чем крепче полагаемся мы на Бога даже до того, что не желаем знать, что о нас Бог устроил. Это наивысшая ступень упования, утверждающаяся на трех добродетелях: сердечной вере в Бога, несомненной надежде на Него и неизменной любви к Богу и ближним. Вот те пособия, при усвоении которых христианин защищен от всех бед в настоящей и будущей жизни; ему не будут страшны предостерегающие слова Спасителя нашего: Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного (Мф 7,21). Святая Церковь приглашает нас к исполнению Его воли, возглашая: «Приидите, снидем (каждый) в клеть душевную (в несмущаемое спокойствие души), Господеви молитвы воздающе и вопиюще: Отче наш, Иже на небесех, долги наша ослаби и остави, яко един Благоутробен»220. Отзовемся, братья христиане, на приглашение Святой Церкви неизменным решением: «Во всяких, даже тягчайших бедах, да будет мне величайшим утешением правая Твоя воля, о Боже, как в жизни, так и смерти для перехода в жизнь бесконечную; буди воля Господня, буди, буди»221И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек (1Ин 2,17). 

* * *

138

 *Имеется в виду Томас Мор (1478–1535) – английский гуманист, государственный деятель, писатель, святой Католической Церкви. 

139

 *Имеется в виду Альфонс Тостат, епископ Авильский (†1455). 

140

 Блж. Августин. Толкования на псалом 145, (13).

141

 Блж. Августин. Толкования на псалом 148, (12).

142

 Блж. Августин. О граде Божием, XI. 22.

143

 Блж. Августин. Толкования на псалом 148, (8).

144

 Сенека. Письмо Луцилию 16.

145

 Бернард Клервоский. Sermones in Quadragesima, IV: De oratione et jejunio.

146

 Блж. Иероним. Письмо 78 к Фабиоле, о странствии израильского народа в пустыне.

147

 Свт. Амвросий МедиоланскийО патриархе Иосифе, 5.

148

 Бернард Клервоский. Epistola 32.

149

 Бернард Клервоский. In conversione s. Pauli, I. 6.

150

 *Карл V (1500–1558) из рода Габсбургов. Король Испании в 1516–1556 гг. Немецкий король в 1519–1531 гг. Император Священной Римской империи в 1519–1556 гг. 

151

 *Андрей Николаевич Муравьев в сочинении «Жития святых Российской Церкви» за сентябрь месяц под 30-м числом говорит: «Некоторые неправильно смешивают Михаила, первого митрополита Киевского, с другим епископом, который за сто лет прежде его, во дни Аскольда, крестил Русь и совершил означенное здесь чудо». – Прим, перев. 

152

 Блж. Августин. Толкования на псалом 36, (9).

153

 Свт. Иоанн ЗлатоустБеседа на псалом 124, (1).

154

 *Климент Александрийский (150–215) – пресвитер, учитель Церкви, руководитель Александрийской катехизической школы. 

155

 *Преподобный Иоанн Дамаскин (ок. 675–753) – выдающийся богослов и гимнограф. Память 4 декабря старого стиля. 

156

 Прп. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры, II. 28 (43).

157

 Блж. Августин. Толкования на псалом 9, (2).

158

 *Священномученик Киприан и мученица Иустина пострадали в Никомидии в 304 году при гонениях Диоклетиана. Мученик Феоктист прославлен вместе с ними в лике святых. Память 2 октября старого стиля.

159

 Фома Кемпийский. О подражании Христу, III. 8.

160

 Блж. Августин. Толкования на псалом 24, (4).

161

 *Преподобные Пахомий Великий и его ученик Феодор Освященный подвизались в IV в. в основанной святым Пахомием Тавенской обители в Египте. Память прп. Пахомия 15 мая и прп. Феодора 1б мая старого стиля. 

162

 *Серафино Ачети де Порти (или Серафино да Фермо; 1496–1540) – итальянский поэт, регулярный каноник Латерана. 

163

 Блж. Августин. Sermo 334, in natali martyrum.

164

 Свт. Иоанн Златоуст. Слово о богатстве и бедности.

165

 *Преподобный Павел Фивейский (†341) – первый христианский отшельник, подвизавшийся в Фиваиде в Египте. Память прп. Павла празднуется 15 января старого стиля. О преподобном Антонии см.: примечание к гл. 3, часть I. 

166

 Блж. Августин. Sermo 105, de verbis Evangelii Lc. 11,5–13.

167

 *Святитель Иоанн, патриарх Александрийский (†617), за свое нищелюбие и милосердие прозван Милостивым. Его память совершается 12 ноября старого стиля. 

168

 Сенека. О Провидении, 5.

169

 См.: Блж. Феодорит КирскийИстория боголюбцев, XIV. 2. 

170

 Свт. Григорий ДвоесловМоралии на Книгу Иова, VI. 18.

171

 *Преподобный Харитон Исповедник пострадал во время гонений на христиан при императорах Галерии (305–311), Максимиане (305–313) или Ликинии (311–324). После прекращения гонений был освобожден из темницы и продолжил свои подвиги в Палестине. Память 28 сентября старого стиля. 

172

 *Эта история рассказывает про святого Роберта (1029–1111) – первого настоятеля монастыря в Молезме (Франция). 

173

 Авва Дорофей. Поучения, VII.

174

 *Преподобный Нил Синайский († ок. 450) – известный подвижник, автор многих аскетических трудов. Память 12 ноября старого стиля. 

175

 Прп. Нил Синайский. Главы о молитве, 31.

176

Ср.: Фома Кемпийский. О подражании Христу, II. 1.

177

 Эпиктет. Энхиридион, 9.

178

 См.: Блж. Феодорит КирскийИстория боголюбцев, XXI. 23.

179

 *Императрица Ирина (†803) царствовала в 797–802 гт. Была свергнута с престола чиновником Никифором. Умерла в ссылке. 

180

 Блж. Августин. Монологи, 1.15.

181

 Блж. Августин. О граде Божием, V. 9.

182

 Блж. Иероним. Диалоги против Пелагия, III. 6.

183

 *Это высказывание принадлежит авве Алонию. 

184

Древний патерик, XI. 12.

185

 Блж. Августин. Исповедь, III. п.

186

 Свт. Григорий ДвоесловМоралии на Книгу Иова, XXV. 15.

187

 Блж. Августин. Толкования на псалом 131, (25).

188

 Блж. Августин. Толкования на псалом 30, (12).

189

 *Урим – символ сана древнеиудейского первосвященника, именно: щит, украшенный двенадцатью блестящими драгоценными камнями. 

190

 *Автор изложил это положение в следующем двустишии:

 

Благоприятна прийдут, в оньже час не мниши, 

 

Уповай на Господа, воскоре узриши. – Прим, перев. 

191

 *О святителе Амвросии Медиоланском см.: примечание на с. 199 Пресвитер Павлин, секретарь святителя Амвросия, записал первое его житие. 

192

 *Царица Иустина, жена императора Валентиниана I, исповедовшая арианство и строившая немало козней против святителя Амвросия, умерла в 388 году.

193

 Свт. Иоанн ЗлатоустБеседы на Книгу Бытия, LXIII. 3.

194

 *Священномученик Поликарп Смирнский (ок. 85–157) – один из мужей апостольских, ученик апостола Иоанна Богослова. О его мученической кончине известно из древнего письма, написанного жителями Смирны сразу после его кончины. Это письмо о мученичестве святого Поликарпа приводит также и Евсевий в «Церковной истории» (IV. 15). 

195

 Блж. Августин. Sermo 276, in festo martyris vincentii, 3.

196

 *Византийская императрица Евдоксия (†404) в церковной истории известна тем, что своими происками и интригами добилась низложения и ссылки свт. Иоанна Златоуста (о нем см.: прим, на с. 75). Для осуществления своих происков она даже пыталась использовать святителя Епифания Кипрского (†403), известного обличителя ересей. Упомянутый здесь Диоскор был старшим из так называемых «Долгих братьев» – египетских монахов, изгнанных из своих обителей по обвинению в ереси оригенизма и бежавших в Константинополь искать защиты у императора. 

197

 Бернард Клервоский. Sermo V, de verbis Habacuc: Super custodiam meam stabo, 5.

198

 Бернард Клервоский. Sermo XXVI, de voluntate nostra divinae voluntati subjicienda, 2.

199

 Фома Кемпийский. О подражании Христу, III. 17.

200

 Фома Кемпийский. О подражании Христу, III. 23.

201

 *Это допущение является скорее риторическим приемом святителя, потому что Бог хочет, чтобы все... спаслись (1Тим 2,4). – Прим. ред. 

202

 Сенека. О блаженной жизни, 15.

203

 *Слово Heliotropium (Илиотропион), стоящее в заглавии настоящей книги, происходит, вероятно, от слов ηλιος – солнце и τρεπω – поворачивать, обращать.

204

 Бернард Клервоский. Sermones in Cantica Canticorum, LXII. 5.

205

 Блж. Августин. Энхиридион, 100. 

206

 Блж. Иероним. Письмо 39, к Павле о смерти Блезиллы.

207

 *Бион Смирнский – древнегреческий идиллический поэт II или III в. до Р.Х. 

208

 Блж. Августин. Исповедь, 1.1.

209

 Фома Кемпийский. О подражании Христу, III. 37.

210

 Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на Деян. VIII. 3.

211

 Блж. Августин. Толкования на псалом 86, (3).

212

 *Ансельм (1033–1109) – средневековый богослов и философ, архиепископ Кентерберийский. 

213

Приведенная цитата взята из сочинения Liber de Sancti Anselmi similitudinibus (cap. 8), написанного учеником Ансельма монахом Эдмером († ок. 1124).

214

 Блж. Августин. Исповедь, X. 26.

215

 Фома Кемпийский. О подражании Христу, III. 37.

216

 Блж. Августин. Энхиридион, 96.

217

 Блж. Августин. О Троице, III. 4.

218

 Блж. Августин. Толкования на псалом 32, (1.12).

219

 Свт. Григорий Двоеслов. Моралии на Книгу Иова, VI. 18.

220

Триодь постная. Утреня вторника -й седмицы Великого поста. Канон «иный». Песнь 2.

221

 *Канон «иный» вторника Первой седмицы Великого поста. Песнь 2. 

Просмотров: 51


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить


Если на странице недоступен видеоконтент, попробуйте поискать его самостоятельно по ссылкам:

По названию (Google) - Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей

По описанию (Google) - Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей / Илиотропион, или cообразование с Божественной волей / cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович) / Глава I. О том, что сообразование человеческой воли с Божественной не может состояться без совершенного упования нашего на Бога Глава II. В чем заключается упование на Господа Глава III. О том, каким способом мы можем утверждать в себе крепкое упование на Бога при обстоятельствах, противных нашей воле Глава IV. О том, какое упование на Бога имели все святые Глава V. О том, сколь многими благодатными дарами вознаграждает Бог уповающих на Него Глава VI. Упование на Бога ослабевает и изнемогает без познания о Провидении Божием Глава VII. О том, как велико Провидение Божие о наших потребностях в жизни Глава VIII. Провидение Божие о праведниках Глава IX. О провидении Божием, относящемся к друзьям и врагам Глава X. Каково сомнение или маловерие у многих людей Глава XI. О том, что от познания Божественного Провидения происходит величайшее упование на Бога, от истинного же упования рождается в нас согласие с Богом и Его Божественной волей Глава XII. Заключение, содержащее в себе наименование описанных в этой книге предметов с кратким обозначением их сути

По названию (Yandex) - Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей

По описанию (Yandex) - Часть пятая. О пособиях воле человеческой сообразоваться в своей деятельности с Божественной волей / Илиотропион, или cообразование с Божественной волей / cвятитель Иоанн Тобольский (Максимович) / Глава I. О том, что сообразование человеческой воли с Божественной не может состояться без совершенного упования нашего на Бога Глава II. В чем заключается упование на Господа Глава III. О том, каким способом мы можем утверждать в себе крепкое упование на Бога при обстоятельствах, противных нашей воле Глава IV. О том, какое упование на Бога имели все святые Глава V. О том, сколь многими благодатными дарами вознаграждает Бог уповающих на Него Глава VI. Упование на Бога ослабевает и изнемогает без познания о Провидении Божием Глава VII. О том, как велико Провидение Божие о наших потребностях в жизни Глава VIII. Провидение Божие о праведниках Глава IX. О провидении Божием, относящемся к друзьям и врагам Глава X. Каково сомнение или маловерие у многих людей Глава XI. О том, что от познания Божественного Провидения происходит величайшее упование на Бога, от истинного же упования рождается в нас согласие с Богом и Его Божественной волей Глава XII. Заключение, содержащее в себе наименование описанных в этой книге предметов с кратким обозначением их сути

Вопрос-ответ

последние вопросы

Ирина Гостева 2021-03-29 10:55:42

Добрый день, батюшка.У меня кот, которому 12 лет.На передней лапе образовалась опухоль, злокачественная.Ветеринар сказала или аммпутация лапы или усыплять.Я не могу согласиться на усыпление..просто душа болит.Что делать..батюшка дорогой..как поступить?

Ответ:

Здравствуйте, молитесь святому Власию , а так если усыплять не думаете, выход только один, ампутация.

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



о Боге:


  • 18.07.2021

    Непогреши́мость (безошибочность) – 1) свойство, пр...

    15
  • 03.06.2020

    О СВЯТОМ ВСЕЛЕНСКОМ ПЕРВОМ СОБОРЕ / «Пидалион», в переводе с греческого «кормило», ...

    728
  • 19.12.2019

    ПРИНЦИП «СОГЛАСИЯ ОТЦОВ» И СОВРЕМЕННЫЕ НАПАДКИ НА НЕГО / Священник Георгий Максимов...

    902
  • 02.08.2021

    Таиланд. Свобода во Христе / Patriarchal Exarchate of South-East Asia / Таиланд - о...

    1
  • 31.07.2021

    Греческий лжепророк архим. Элпидий

    10
  • 28.07.2021

    Из Протестантизма в Православие. Нодар бывший протестант, перешёл в Православие. / ...

    16
  • 21.07.2021

    Ответ мусульманам про "искажение Библии" / Иерей Георгий Максимов

    16
  • 19.07.2021

    БОЙТЕСЬ РАЗДЕЛЕНИЯ И РАСКОЛА В ЦЕРКВИ! Бойтесь отпасть от Матери-Церкви, только ...

    19
  • 18.07.2021

    Игра на людских страхах - дело дьявола, и раскольники вольно, или не вольно, служат...

    18
  • 18.07.2021

    Непогреши́мость (безошибочность) – 1) свойство, пр...

    15
  • 17.07.2021

    Почему у священников и монахов длинные волосы? / Иерей Георгий Максимов

    25

о Боге и Его Церкви...