Том 2 / Часть 3



Православно-догматическое Богословие. Том 2 / Часть 3

ГЛАВА I. О БОГЕ, КАК СПАСИТЕЛЕ НАШЕМ ВООБЩЕ

§ 124. Необходимость Божественной помощи для восстановления человека при возможности к тому со стороны человека

1) Три великих зла совершил человек, не устояв в первобытном завете с Богом: а) бесконечно оскорбил грехом своего бесконечно-благого, но и беспредельно-великого, беспредельно-правосудного, Создателя, и чрез то подвергся вечному проклятию (Быт. 3, 17–9; снес. 27, 26); б) заразил грехом все свое существо, созданное добрым: помрачил свой разум, низвратил волю, исказил в себе образ Божий; в) произвел грехом гибельные для себя последствия в собственной природе и в природе внешней3. Следовательно, чтобы спасти человека от всех этих зол, чтобы воссоединить его с Богом и соделать снова блаженным, надлежало: а) удовлетворить за грешника бесконечной правде Божией, оскорбленной его грехопадением, – не потому, чтобы Бог искал мщения, но потому, что никакое свойство Божие не может быть лишено свойственного ему действия: без выполнения этого условия человек навсегда остался бы пред правосудием Божиим чадом гнева (Еф. 2, 3), чадом проклятия (Гал. 3, 10), и примирение, воссоединение Бога с человеком не могло бы даже начаться; б) потребить грех во всем существе человека, просветить его разум, исправить его волю, восстановить в нем образ Божий: потому что, и по удовлетворении правде Божией, если бы существо человека оставалось греховным и нечистым, если бы разум его оставался во мраке и образ Божий искаженным, – общение между Богом и человеком не могло бы состояться, как между светом и тьмою (2Кор. 6, 14); в) истребить гибельные последствия, произведенные грехом человека в его природе и в природе внешней: потому что, если бы и началось, если бы и состоялось воссоединение Бога с человеком, последний не мог бы сделаться снова блаженным, пока или чувствовал бы в самом себе или испытывал бы совне эти бедственные последствия.

Кто же мог выполнить все означенные условия? Никто, кроме единого Бога.

Для выполнения первого условия, т. е. для удовлетворения правде Божией за грех человека, требовалась столько же бесконечно-великая умилостивительная жертва, сколько бесконечно оскорбление, причиненное человеком Богу, сколько бесконечна сама вечная правда. Но такой жертвы не мог принесть никто из людей: ибо все люди до единого всецело заражены грехом, и след. все и всецело находятся под клятвою Божиею. А потому что бы ни принес каждый из них, за себя ли или за других, какие бы ни совершил действия, какие бы ни претерпел лишения и страдания, – все это не могло бы быть угодным Богу, не могло бы умилостивить Его: брат не избавит: избавит ли человек? не даст Богу измены за ся, и цену избавления души своея (Пс. 48, 8)4. Такой бесконечно-великой жертвы не мог принести Богу за человека никто и из высших сотворенных духов, если бы и захотел: с одной стороны потому, что жертва сотворенного духа и даже всех их вместе, в чем бы ни состояла она, по самой их ограниченности, не может иметь бесконечной цены; а с другой – и потому, что все доброе творят сотворенные духи не сами собою, но при помощи благодати Божией5, и след. все их самопожертвования на пользу человека принадлежали бы не им одним, и не могли бы иметь заслуги в очах правды Божией. Такую умилостивительную жертву за грехи человека, вполне достаточную для удовлетворения бесконечной правде, мог обрести и принес один только высочайшепремудрый и всемогущий Бог6.

Для того, чтобы выполнить второе условие, именно – потребить грехво всем существе человека, просветить его разум, исправить волю, восстановить в нем образ Божий, – требовалось не менее, как воссоздать человека: ибо грех не есть в нас что-либо внешнее, напротив, он проник всю нашу природу, заразил своим ядом все наши силы, низвратил способности; он повреждает каждого из нас в самом семени и корени, – потому что во грехе мы все зачинаемся, во грехе и рождаемся. Но воссоздать человека, без сомнения, никогда не мог ни сам человек, больной, немощный, лишенный благодати Божией, ни кто-либо из ангелов, которых могущество ограничено. Воссоздать и очистить человека от грехов мог только Тот, Кто его создал в начале, и Кто сказал о Себе: Аз есмь, Аз есмь, заглаждаяй беззакония (Ис. 43, 25; снес. Пс. 102, 3)7.

Наконец, чтобы уничтожить самые следствия, произведенные грехом человека в его природе и в природе внешней, уничтожить болезни, страдания, смерть, уничтожить то расстройство и суету, которой тварь подверглась не волею, но за повинувшаго ю (Рим. 8, 20), необходимо воссоздать уже не одного только человека, но и всю природу, как очевидно из самого свойства означенных следствий. Тем более, следов., не могли выполнить это последнее условие ни человек, ни какой-либо ангел, а мог выполнить один только Бог8.

2) Но будучи не в состоянии восстать собственными силами и выполнить все те условия, какие необходимо выполнить для этой цели, падший человек сохранил однакож в себе возможность быть восстановленным Божественною силою. Чрез грехопадение он исказил в себе образ Божий, составляющий в нас основание для религии; но не изгладил, не уничтожил его в себе, и след. не потерял способности к воссоединению с Богом. Помрачил свой разум; но не до такой степени, чтобы он соделался неспособным к узнанию и принятию даже готовой, сообщаемой свыше истины. Низвратил свою волю, и наклонил ее ко злу; но не до того, чтобы она стала совершенно злою и не желала добра, не любила его9. С другой стороны, соделавшись чрез грехопадение решительно безответным пред судом правды Божией, падший человек оказался однакож не недостойным Божией милости. Он самовольно нарушил заповедь своего Творца, заповедь легкую, хотя имел все побуждения и все средства исполнить ее; но нарушил по искушению от диавола, а не по какому нибудь упорству, не по преднамеренному и ожесточенному противлению воле Божией, как пал сам диавол. Согрешил наш праотец; но потом безропотно понес определенное ему Богом наказание, и всю многовековую жизнь свою провел в покаянии. Последующая история рода человеческого представляет, что как ни далеко мало-помалу уклонились люди от истины и правды; но чувство религии никогда в них не истреблялось: они искали Бога, хотя, по слепоте своей, большею частию не умели найти Его; старались служить и благоугождать Ему, хотя, по той же причине, не надлежащим образом; старались умилостивлять Его за свои беззакония и примиряться с Ним различными жертвоприношениями, омовениями и другими средствами, хотя и не могли достигнуть своей цели. Прекрасно уподобляет св. Макарий египетский падшего человека, бессильного восстать собственными силами, однакож жаждущего и способного, при помощи свыше, восстать, младенцу, ищущему своей матери. «Несправедливо, говорит великий подвижник, мнение некоторых: будто человек совершенно мертв и неспособен ни к чему доброму. Младенец, хотя ничего не может сделать и сам прийти к матери, но он движется, кричит и плачет, ища матери. Мать сжаливается над ним и радуется, что он ищет ее с таким усилием и плачем. И хотя дитя не может дойти до нее; зато она сама подходит к нему, побуждаясь любовию к дитяти, берет его на руки, прижимает к груди, и кормит с великою нежностию: так делает и человеколюбивый Бог с обращающеюся к Нему и ищущею Его душою»10. Так, скажем с своей стороны, поступил Бог и со всем родом человеческим, павшим, но искавшим Его и имевшим способность к восстанию.

§ 125. Средство, избранное Богом для восстановления или искупления человека и значение этого средства

Бог нашел для восстановления человека такое средство, в котором милость и истина Его сретостеся, правда и мир облобызастася (Пс. 84, 11), в котором проявились совершенства Его в высшей степени и в полном согласии. Средство это состоит в следующем:

Второе Лицо пресвятой Троицы, единородный Сын Божий, добровольно восхотел соделаться человеком, принять на себя все грехи человеческие, претерпеть за них все, что определила праведная воля Божия, и таким образом удовлетворить за нас вечной правде, изгладить наши грехи, уничтожить самые последствия их в нас и в природе внешней, т. е. воссоздать мiр. В Слове Божием это великое дело изображается под образом завета между Богом Отцом и Богом Сыном, который, отходя в мiр, говорил ко Отцу: жертвы и приношения не восхотел еси, там же совершил ми еси. Всесожжений о гресе не благоволил еси. Тогда рех: се иду: в главизне книжней написася о мне, еже coтвopитu волю твою, Боже (Евр. 10, 6–7; снес. Пс. 39, 7–9).

Средство, самое достойное Бога и Его совершенств! Здесь проявилась Его бесконечная благость: тако бо возлюби Бог мiр, яко и Сына своего единороднаго дал есть, да всяк веруяй в онь, не погибнет, но имать живот вечный (Иоан. 3, 16). Проявилась Его бесконечная правда, когда для удовлетворения еe потребовалась такая чрезвычайная, изумительная жертва: смерть Богочеловека, егоже предположи Бог очищение верою в крови Его, в явление правды своея, за отпущение прежде бывших грехов (Рим. 3, 25). Проявилась Его бесконечная премудрость, которая обрела, таким образом, способ примирить в деле искупления человека вечную правду с вечною благостию, удовлетворить той и другой и спасти погибшего, – способ, о котором никакой ум сотворенный никогда не мог бы и помыслить, и который потому называется по преимуществу Божиею премудростию, в тайне сокровенною (1Кор. 3, 7), тайною сокровенною от век и от родов (1 Кол, 1, 26). Проявилось Божественное всемогущество, которое в состоянии было сочетать в одно лицо Богочеловека, два, бесконечно расстоящие между собою, естества, Божеское и человеческое, и сочетать неслитно, непреложно и нераздельно. Или послушаем, как богословствует об этом св. Иоанн Дамаскин: «Здесь открываются, говорит он, вместе – и благость и премудрость, и правда и все могущество Божие. Благость видна в том, что Бог не презрел немощей собственного создания, но умилосердился над падшим, и простер ему руку. Правда видна в том, что, когда человек был побежден, Бог не другого кого делает победителем мучителя, и не силою похищает человека у смерти; но кого некогда смерть поработила себе грехом, того Благий и Правосудный снова сделал победителем, и, что казалось весьма трудным, спас подобное подобным. Премудрость видна в том, что Бог нашел наилучший способ отвратить великое затруднение. Ибо, по благоволению Бога и Отца, единородный Сын, Слово Божие, Бог, сый в лоне Бога и Отца (Иоан. 1, 18), единосущный Отцу и Святому Духу, предвечный, безначальный – Тот, Кто был в начале, был у Бога и Отца, Бог сый, во образе Божии сый (Филип. 11, 6), преклоняет небеса и сходит: т. е. неуничижаемую высоту Свою неуничижительно уничижает, и нисходит к рабам своим несказанным и непостижимым снисхождением (ибо сие означает слово – схождение). Будучи совершенным Богом, становится Он совершенным человеком, и совершается из всего нового новейшее и единственное новое под солнцем (Еккл. 1, 10), в чем обнаруживается бесконечное могущество Божие. Ибо что важнее сего – Бог соделался человеком? И Слово плоть бысть непреложно от Духа Св. и Марии св. Приснодевы и Богородицы. Слово делается посредником между Богом и человеками. Единый человеколюбец, зачатый в непорочном чреве св. Девы не от хотения, или вожделения, или совокупления мужеского, или от похотливого рождения, но от Св. Духа, и по образу первого бытия Адамова, бывает послушлив Отцу; принятием на Себя от нас нашего естества врачует наше преслушание, и служит для нас образом послушания, без которого невозможно спастися»11. Также богословствовали св. Григорий Богослов12, св. Василий великий13, св. Григорий нисский14 и другие15.

Но, называя избранное Богом средство для нашего искупления вполне согласным с Его совершенствами, св. Отцы и учители Церкви не утверждали, чтобы это чрезвычайное средство было безусловно-необходимо для цели, и чтобы Всемогущий иначе не в состоянии был спасти человека: мог Он и иначе спасти нас; но из всех возможных к тому средств Он избрал самое лучшее. Мысль эту раскрывают:

Св. Афанасий великий: «Бог, и совершенно не приходя в мiр, мог только сказать слово, и таким образом разрешить клятву. Но должно смотреть на то, что полезно людям, а не о том думать, что вообще возможно для Бога»16.

Св. Григорий Богослов: «Для нас стал Он (Сын Божий) человеком и принял зрак раба, за наши беззакония веден был на смерть. Так поступал Спаситель, который, как Бог, мог спасти единым изволением. Но Он соделал то, что для нас важнее и наиболее нас пристыжает, стал нам подобострастным и равночестным»17.

Блаж. Августин: «Для опровержения тех, которые говорят: ужели у Бога не было другого способа к избавлению людей от бедствий смертности. когда Он восхотел, чтобы единородный Его Сын, совечный Ему Бог, стал человеком, восприяв человеческую душу и тело. и, соделавшись смертным, вкусил смерть, – для опровержения таких людей недостаточно только сказать, что способ, которым благоволил Бог спасти нас чрез ходатая Бога и человеков, человека Иисуса Христа, есть способ хороший и сообразный с Божественным достоинством, но надобно показать, что были и другие способы возможны для Бога, власти Коего все подчинено, а только не было и не могло быть другого способа более пригодного (convenientiorem) для уврачевания нашей немощи»18.

Блаж. Феодорит: «Весьма легко было для Него и без воплощения совершить спасение людей, и одною волею разрушить владычество смерти, и совершенно потребить источник смерти – нечестие… Но Он восхотел показать не могущество свое, но правду (τό δίκαιον) промышления»19.

Св. Лев: «Праведно милосердие Господа: ибо тогда, как для искупления рода человеческого были у Него неизреченно многие средства, Он избрал преимущественно это средство»20.

Св. Иоанн Дамаскин: «Он сделался человеком для того, чтобы побежденное победило, Всемогущий мог исторгнуть человека из под власти мучителя и всемогущею Своею властию и силою; но тогда мучитель имел бы предлог жаловаться, что он победил человека, но потерпел насилие от Бога. Потому милосердый и человеколюбивый Бог, восхотев самого падшего явить победителем, делается человеком, дабы восстановить подобное подобным»21.

Если же некоторые из св. Отцов и учителей Церкви говорили, что воплощение и смерть Сына Божия были необходимы для искупления человека, и что иначе невозможно было спасти его; то говорили о необходимости не безусловной, а только условной, выражая мысль, что коль скоро сам Бог избрал это средство, – значит, счел его нужным и лучшим из всех возможных, так что всякое другое средство, сравнительно с ним, было бы уже недостаточно для цели22.

§ 126. Участие всех Лиц пресвятой Троицы в деле искупления, и почему воплотился для сего именно Сын?

I. Впрочем, хотя для искупления нашего избрано было, как наилучшее средство, воплощение Сына Божия, но в этом великом деле принимали участие и Отец, и Святой Дух. Такая мысль – а) сама собою вытекает из догмата, что все Лица пресв. Троицы единосущны, имеют единое Божество, единое хотение, и нераздельны во всем, кроме личных свойств; а потому и невозможно, чтобы какое либо из Них действовало только от Себя, без всякого участия двух других23; б) очевидна из тех мест Писания, где Спасителем нашим называется вообще Бог, совершающий наше спасение чрез И. Христа в Духе Святом, каковы, например, слова Апостола: егда благодать и человеколюбие явися Спаса нашего Бога, не от дел праведных, ихже сотворихом мы, но по своей его милости спасе нас, банею пакибытия и обновления Духа Святаго, егоже излия на нас обильно, Иисус Христом Спасителем нашим (Тит. 3, 4–6). В частности св. Писание представляет следующее отношение Бога Отца и Бога Духа Святого к делу воплощения и искупления, совершенного Сыном Божиим.

1) Сын Божий приходил в мiр и воплотился от пресв. Девы: и об Отце говорится, что Он посла в мiр Сына своего (Иоан. 10, 36) в подобии плоти греха (Рим. 8, 3), раждаема от жены (Гал. 4, 4); а о Духе Святом предвозвещено было пресв. Деве: Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя: там же и раждаемое свято, наречется Сын Божий (Лук. 1, 35)24.

2) Сын Божий крестился, вступая в должность своего общественного служения: и се отверзошася ему небеса, и виде Духа Божия, сходяща яко голубя, и грядуща на него. И се глас с небесе глаголя: сей есть Сын мой возлюбленный, о нем же благоволих (Мат. 3, 16. 17).

3) Сын Божий проповедывал, проходя свое общественное служение, – и в тоже время свидетельствовал: мое учение несть мое, но пославшаго мя (7, 16); Аз от себе не глаголах: но пославый мя Отец, той мне заповедь даде, что реку и что возглаголю (Иоан. 12, 49); а о Св. Духе сказал еще пред началом своей проповеди: Дух Господен на мне, еюже ради помаза мя благовестити нищим, посла мя исцелити сокрушенныя сердцем: проповедати плененным отпущение, и слепым прозрение: отпустити сокрушенныя во отраду. проповедати лето Господне приятно (Лук. 4, 18. 19).

4) Сын Божий творил чудеса для доказательства божественности своего учения и своего посольства, – и говорил: Отец, во мне пребываяй, той творит дела (Иоан. 14, 10; снес. 25), а также: аще ли аз о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас царствие Божие (Матф. 12, 28)25.

5) Сын Божий, для искупления нас, умер на кресте плотию своею: и Апостол учит, что Отец Сына своего не пощаде, но за нас всех предал есть его (Рим. 8, 32), и, в другом месте, что Христос Духом святым себе принесе непорочна Богу (Евр. 9, 14).

6) Сын Божий воскрес плотию своею в третий день по смерти, по свидетельству св. Павла (Рим. 8, 38; 14, 9), – и тот же Апостол пишет: аще ли Дух воскресившаго Иисуса от мертвых живет в вас, воздвигий Христа из мертвых, оживотворит и мертвенная телеса ваша, живущим Духом его в вас (Рим. 8, 11; снес. 1Кор. 15, 15; Сол. 1, 10; Еф. 1, 8).

II. Почему же воплотился именно Сын Божий для совершения нашего спасения, а не Отец и не Дух Святый, хотя и Они участвовали в сем деле: эта тайна Божества. На основании, однакож, того, что открыто нам о божеских Лицах и деле нашего искупления, св. Отцы и учители Церкви находили воплощение второго Лица пресв. Троицы наиболее сообразным с свойствами Его –

1) Как Сына. «Отец есть Отец, а не Сын, говорит св. Иоанн Дамаскин, – Сын есть Сын, а не Отец; Дух есть Дух Святый, а не Отец и не Сын; ибо личное свойство неизменяемо. Иначе как бы оно пребыло личным свойством, если бы изменялось и сообщалось? Посему Сын Божий делается Сыном человеческим, чтобы личное свойство пребыло неизменяемым. Будучи Сыном Божиим, Он соделался Сыном человеческим, воплотившись от святой Девы, и не оставив свойства, составляющего отличительный признак Сына»26. Так же рассуждали св. Григорий Богослов27, Геннадий массилийский28 и другие29. Как такого Лица, чрез (δία) которое все сотворено и в частности сотворен человек (Иоан. 1, 3). Св. Афанасий, приведши изречение Апостола: подобаше ему, егоже ради всяческая и имже всяческая, приведшу многи сыны в славу, начальника спасения их страданми совершити (Евр. 2, 10), делает замечание: «эти слова означают, что не другому приличествовало избавить людей от происшедшей порчи, как Богу-Слову, тому самому, который сотворил их в начале»30. Или вот слова св. Льва, папы римского: «в непостижимом единстве Троицы, у которой все дела и советы совершенно общи, восстановление рода человеческого принял на себя собственно Сын, чтобы тот же самый, кем вся быша, и без кого ничто же бысть, еже бысть (Иоан. 1, 3), кто созданного из персти земной человека одушевил вдуновением разумной жизни, – тот же самый и восстановил нашу падшую природу в еe прежнее достоинство, и чего был создателем, того же явился и воссоздателем»31. Мысли, встречающиеся также у св. Златоуста, св. Кирилла александрийского и блаж. Августина32.

2) Как вечного Слова, которое одно могло возвестить нам о Боге (Иоан. 1, 1. 18). «Иначе, пишет св. Ириней, мы и не могли научиться, что свойственно Богу, если бы Учитель наш, ипостасное Слово, не соделался человеком: не другой кто мог возвестить нам об Отце, как только Его собственное Слово»33.

3) Как образа Божия (Евр. 1, 3), по которому создан человек. «Что надлежало делать Богу, спрашивает св. Афанасий, или что нужно было, как не восстановить в человеке то, что по образу, дабы чрез это люди опять могли познавать Его? А это как могло совершиться, если бы не пришел на землю сам образ Божий, Спаситель наш И. Христос? Люди того не могли сделать: потому что все созданы только по образу. Не могли и ангелы: ибо и они не суть образы. Посему и явилось само Слово Божие, чтобы, будучи образом Отца, могло оно воссоздать человека, созданного по образу»34.

Во всем этом ясно раскрывается мудрое соответствие всех действий Божиих. Как сотворил все Отец чрез Сына в Духе Святом; как промышляет о всем чрез Сына же в Духе Святом35: так и воссоздать нас благоволил чрез того же самого Сына в Духе Святом. Соответствие, очевидно, основывающееся на самом порядке Лиц единосущной Троицы.

§ 127. Побуждение к делу искупления и цель пришествия на землю Сына Божия

I. Почему триипостастный Бог благоволил искупить нас, причина этому одна: Его бесконечная любовь к нам грешным. Составляет, говорит св. Апостол, свою любовь к нам Бог, яко еще грешником сущым нам, Христос за ны умре (Рим. 5, 8), и в другом месте: Бог, богат сый в милости. за премногую любовь свою, еюже возлюби нас, и сущих нас мертвых прегрешенми, сооживи Христом…; да явит в вецех грядущих преселное богатство благодати своея благостынею на нас о Христе Иисусе (Еф. 2, 4. 5. 7). В частности здесь проявилась бесконечная любовь: а) Бога Отца: о сем явися любы Божия в нас, яко Сына своего единороднаго посла Бог в мiр, да живи будем им (1Иоан. 4, 9; снес. Иоан. 3, 16); б) Бога Сына, который сам свидетельствовал: больши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Иоан. 15, 13), и действительно возлюби своя сущыя в мiре, до конца возлюби их (Иоан. 13, 1), и за них положил душу свою; в) Бога Духа Святаго: зане тем (Сыном) имамы приведение обоя во едином Дусе ко Отцу (Еф. 2, 18), и: по своей его милости спасе нас, банею пакибытия, и обновления Духа Святаго (Тит. 3, 5). Оттого все дело нашего искупления называется делом милости и благодати: благодатию есте спасени, чрез веру, и сие не от вас, Божий дар (Еф. 2, 8); явися благодать Божия спасительная всем человеком (Тит. 2, 11). Св. Отцы и учители Церкви единодушно признавали причиною пришествия в мiр Искупителя бесконечную любовь Божию к людям36. «Сын Божий, седящий одесную Отца, говорит, например, св. Златоуст, восхотел и решился по всему быть братом нашим. Для сего Он, оставив ангелов и высшие силы, пришел к нам и воспринял нас…; воспринял плоть нашу только по человеколюбию, чтобы помиловать нас: нет другой причины такого строительства, кроме этой одной»37. «О новое смешение! О чудное растворение! – восклицает св. Григорий Богослов, – Сый начинает бытие; Несозданный созидается; Необъемлемый объемлется чрез разумную душу, посредствующую между Божеством и грубою плотию; Богатящий обнищевает – обнищевает до плоти моей, чтобы мне обогатиться Его Божеством; Исполненный истощается – истощается не надолго в славе Своей, чтобы мне быть причастником полноты Его. Какое богатство благости!»38.

II. Что же касается до цели посольства и пришествия в мiр Сына Божия: ее ясно указывает св. Церковь, когда научает нас исповедывать: «нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес». И св. Писание подтверждает, что Сын Божий приходил на землю, действительно, не для какой-либо другой цели, а собственно для того, чтобы спасти нас (Лук. 19, 10), т. е. а) чтобы удовлетворить за нас правде вечной: егоже предположи Бог очищение верою в крови его, в явление правды своея, за отпущение прежде бывших грехов (Рим. 3, 25); б) чтобы очистить нас от грехов: иже дал есть себе за ны, да избавит ны от всякаго беззакония (Тит. 2, 14); в) чтобы избавить нас от смерти и власти диавола: понеже убо дети приобщишася плоти и крови, и той приискренне приобщися тех же, да смертию упразднит имущего державу смерти, сиречь диавола: и избавит сих, елицы страхом смерти чрез все житие повинни беша работе (Евр. 2, 14. 15); г) чтобы воссоединить нас с Богом: да вси едино будут: яко же ты, Отче, во мне и аз в тебе, да и тии в нас едино будут (Иоан. 17, 21); д) чтобы просветить наш разум, помраченный грехом: аз на сие родихся, и на сие приидох в мiр, да свидетельствую истину, и всяк, иже есть от истины, послушает гласа моего (Иоан. 18, 37); аз свет в мiр приидох, да всяк веруяй в мя во тьме не пребудет (12, 46); е) чтобы исправить нашу волю, удобопреклонную ко греху, и научить ее добрым делам: явися благодать Божия спасительная всем человеком, наказующи нас, да отвергшеся нечестия и мiрских похотей, целомудренно и праведно и благочестно поживем в нынешнем веце (Тит. 2, 11. 12); того бо есмы творение, создани во Христе Иисусе на дела благая, яже прежде уготова Бог, да о них ходим (Евр. 2, 10), и след. – ж) чтобы научить нас снова достойно славословить Бога: прежде нарек нас во усыновление Иисус Христом в него, по благоволению хотения своего, в похвалу славы благодати своея, еюже облагодати нас и возлюбленнем (Еф. 1, 5. 61, яко быти нам в похваление славы его прежде уповавшим во Христа (- 12), и з) даровать нам живот вечный: тако возлюби Бог мiр, яко и Сына своего единороднаго дал есть, до всяк веруяй в онь не погибнет, но имать живот вечный (Иоан. 3, 16).

Эту же цель пришествия на землю Сына Божия исповедывали единогласно св. Отцы и учители Церкви: а) св. Ириней: «если бы не надлежало спасти плоть, Слово Божие никогда бы не соделалось плотию»39; б) св. Афанасий: «мы послужили поводом к Его пришествию; наше преступление столько возбудило человеколюбие Слова, что Оно низошло к нам и Господь явился между людьми; мы были причиною Его воплощения, и для нашего спасения Он вочеловечился и родился в человеческой плоти»40; в) св. Григорий Богослов: «какая причина тому, что Бог ради нас приемлет человечество? Та, чтоб все мы были спасены. Ибо какой быть иной причине?»41; г) св. Иоанн Златоуст: «будучи Богом, Он не для чего-либо другого принял нашу плоть и соделался человеком, как для спасения человеческого рода»42; д) св. Василий великий: «домостроительство Бога и Спасителя нашего о человеке есть воззвание из состояния падения и возвращение в общение с Богом из состояния отчуждения, произведенного преслушанием; для того пришествие Христово во плоти, предначертания евангельских правил жизни; для того страдания, крест, погребение, воскресение, чтобы человек, спасаемый чрез подражание Христу, восприял древнее оное сыноположение»43; е) блаж. Августин: «не было никакой причины к пришествию Христа Господа, кроме той, чтобы спасти грешников; истреби болезни, уничтожь язвы, и – не нужна медицина»44; ж) св. Григорий великий: «если бы Адам не согрешил, не нужно было бы Искупителю воспринимать нашу плоть»45. Тоже утверждали: Дидим александрийский46, Амвросий47, Макарий великий48, Лев великий и другие49.

Таким образом совершенно опровергается ложное учение пелагиан и других неправомыслящих, будто Сын Божий пришел бы на землю и воплотился бы даже в том случае, если бы человек не пал50.

§ 128. Вечное предопределение искупления, и почему не скоро пришел на землю Искупитель?

I. Судя по тому, что Бог благоволил спасти нас единственно по своей благости, вечной и бесконечной, а с другой стороны, по тому, что, как всеведущий, Он от века предвидел наше падение и степень падения, можем заключать, что искупление нас предопределено было от века. И Слово Божие подтверждает эту истину со всею очевидностию. Обнимая мыслию все дело нашего искупления, св. Апостолы свидетельствуют: глаголем премудрость Божию, в тайне сокровенную, юже предъустави Бог прежде век в славу нашу (1Кор. 2, 7); или: да скажется ныне началом и властем на небесных Церковию многоразличная премудрость Божия: по предложению век, еже сотворити о Христе Иисусе Господе нашем (Еф. 3, 10. 11). Говоря, в частности, об Искупителе Господе Иисусе, называют Его агнцем непорочным, предъуведенным убо прежде сложения мiра, явльшимся же в последния лета нас ради (1Петр. 1, 19. 20), агнцем, преданным на смерть нарекованным советом и проразумением Божиим (τή ωρισμένη βουλη καί προρώσει τού Θεού έκδοτον) (Деян. 2, 23; снес. 4, 27. 28), агнцем, заколенным от сложения мiра (Апок. 13, 8). Говоря, наконец, об нас, за которых пострадал Искупитель, выражаются, что Бог избра нас в нем прежде сложения мiра, быти нам святым и непорочным пред ним в любви (Еф. 1, 4), избрал нас от начала во спасение во святыни Духа и веры истины (2Сол. 2, 13), и что Он спас нас и призвал званием святым, не по делом нашим, но по своему благоволению и благодати данней нам о Христе Иисусе прежде лет вечных (2Тим. 1, 9).

II. Если так, если Всеблагий еще от века, и след. до падения нашего определил искупить нас: то почему же не вдруг Он благоволил и исполнить свое предопределение, как только мы пали? Почему послал Он на землю Сына своего уже в последок дний (Евр. 1, 2)?

Ответом на этот вопрос служит все Божественное домостроительство, бывшее до пришествия Искупителя. Св. Отцы и учители Церкви, углубляясь в планы сего домостроительства, представляли следующие частные причины позднего явления в мiр Сына Божия:

1) Надлежало, чтобы люди, в продолжение веков, опытно дознали и, сколько возможно, сильнее почувствовали всю глубину своего падения и свое нравственное бессилие, и тем охотнее возжелали Божественной помощи, тем усерднее приняли ее, когда она будет подана (Рим. 8, 3): ибо Бог не мог спасти людей против их воли и желания. «В продолжение веков, пишет св. Григорий Богослов, были два знаменитые преобразования жизни человеческой, называемые двумя заветами. Одно вело от идолов к Закону, а другое – от Закона к Евангелию… Но с обоими заветами произошло одно и тоже. Что именно? Они вводились не вдруг, не по первому приему за дело. Для чего же? Нем нужно было знать, что нас не принуждают, а убеждают. Ибо что непроизвольно, то и непрочно, как поток или растение ненадолго удерживаются силою. Добровольное же и прочнее, и надежнее. И первое есть дело употребляющего насилие, а последнее собственное наше. Первое свойственно насильственной власти, а последнее – Божию правосудию. Посему Бог определил, что не для нехотящих должно делать добро, но – благодетельствовать желающим»51.

2) Надлежало, чтобы зараза греха, глубоко проникшая природу человеческую, мало-помалу вышла вся наружу, чтобы эта нравственная болезнь человечества созрела вполне и достигла последней степени своего развития, и тогда-то уже явился небесный Врач душ телес для еe всецелого и совершенного исцеления: идеже бо умножися грех, говорит Апостол, преизбыточествова благодать (Рим. 5, 20) «Возжелавший для истребления зла принять жизнь человеческую, рассуждает св. Григорий нисский, ожидал (что было необходимо), пока грех, посеянный врагом, даст все свои отпрыски, и после того уже, как говорит Евангелие, Он поднес секиру к самому корню (Мат. 3, 10). И как искуснейшие врачи, в то время, когда горячка еще внутри разжигает тело, и мало-помалу усиливается от болезненных причин, уступают болезни, не позволяя больному подкреплять себя какою-либо пищею, доколе болезнь не достигнет крайней степени, и начинают употреблять свое искусство тогда уже, когда болезнь, обнаружившись вполне, не будет более распространяться: так и Врач болящих душ медлит, пока болезнь греховная, которою заразилось человеческое естество, не открылась во всей полноте, так, чтобы ничто не утаилось и не осталось неисцеленным»52.

3) Надлежало предварить людей о пришествии на землю такого чрезвычайного Посланника Божия, каков Искупитель, и сообщить им мало-помалу сведения о всех обстоятельствах Его чудесного явления, жизни и смерти, чтобы, когда явится, тем безошибочнее они могли узнать Его; надлежало также постепенно приготовить их к усвоению такого высокого учения, какое имел принести Искупитель, и которое без этого предварительного пособия они не способны были бы усвоить. «Господь знал, говорит блаж. Августин, когда Ему подобало явиться. Прежде, чрез длинный ряд времен и лет, о Нем нужно было предвозвещать: ибо немаловажное что-либо имело явиться. Долго нужно было о Нем предвозвещать, всегда Его ожидать. Чем более великий являлся Судия, тем многочисленнейший ряд провозвестников предшествовал Ему»53. А св. Василий великий рассуждает так: «Домостроитель нашего спасения, подобно глазу человека, выросшего во тме, вводит нас в великий свет истины после постепенного к нему приобщения; потому что щадит нашу немощь. В глубине богатства Своей премудрости и в неисследованных судах разумения предначертал Он для нас это легкое и к нам применимое руководство, приучая сперва видеть тени предметов и в воде смотреть на солнце, чтоб, приступив вдруг к зрению чистого света, мы не омрачились. На таком же основании измышлены Закон, имый сень грядущих благ (Евр. 10, 1), и предображения у Пророков – эти гадания истины для обучения очей сердечных, чтобы удобным для нас сделался переход от них к премудрости, в тайне сокровенной»54.

4) Надлежало грешному человечеству предварительно пройти долгий ряд очищения и освящения в сонме патриархов и всех святых мужей ветхого Завета, чтобы явиться наконец в Марии неискусобрачной на той степени чистоты и святости, на которой оно могло соделаться вместилищем Святейшего святых, Бога-Слова. «Давно, говорит один древний учитель Церкви, еще прежде сложения мiра, предопределено было воплощение Бога; но даже до пресвятой Марии не обреталось достойного вместилища (εργαστήριον) для воплощения. А когда обрелось оно, то и воплотился Господь»55. «Удивлятися кто может, пишет и один из позднейших учителей православия, яко по преступлении Адамовом нескоро прииде Слово Божие на землю воплотитися, и спасти падший род человеческий, даже до полушестые тысящи лет. Ни едина на земле обретеся таковая дева, яже бы была чиста не точию телом, но и духом. Та едина обретеся первая и последняя таковая, яже сугубыя ради чистоты своея, телесныя, глаголю, и душевныя, сотворися достойна быти церковию, и храмом Духа Святаго»56.

Короче: надлежало сперва разными способами и в разных отношениях приготовить род человеческий к приятию от века предопределенного Искупителя, а потом-то уже явиться Искупителю.

Бесконечно-Премудрый так действительно и поступил.

§129. Приготовление Богом рода человеческого к принятию Искупителя и вера в Него во все времена

Это приготовление Богом рода человеческого к принятию Искупителя представляет два великие периода: период первый – от Адама до отца верующих, Авраама (ок. 3448 лет); период второй – от Авраама до самого пришествия Искупителя (ок. 2060 лет).

В первый, наиболее обширный, период приготовлял Бог весь род человеческий одинаким образом.

1) Как только пали наши прародители, обольщенные змием, Бог – а) изрек им обетование, что семя жены сотрет главу сего змия (Быт. 3, 15), т. е. что имеющий родиться от жены Искупитель (Гал. 4, 4) разрушит дела диавола (1Иоан. 3, 8), и избавит род человеческий от всех гибельных следствий падения (Евр. 2, 14); а с тем вместе б) установил жертвоприношения, в прообраз той великой жертвы, которую имел принести Мессия на Голгофе за грехи всего мiра (Евр. 9, 26; 10, 11. 12)57. Со времени этого первоевангелия о Мессии, возвещенного еще в раю, и установления жертв, указывавших на Его страдания и смерть, спасительная вера в Господа Иисуса уже непрерывно существовала в человеческом роде. По этой вере, Адам нарек имя жене своей: жизнь (Быт. 3, 20), хотя и слышал приговор Судии: земля еси и в землю отъидеши (- 19); по этой вере, Ева нарекла своего первенца Каина: стяжах человека Богом (Быт. 4, 1); по этой, без сомнения, вере, ипостасная Премудрость Божия, как свидетельствует премудрый и как исповедует св. Церковь, первозданного отца мiру единаго созданнаго сохрани, и изведе его от греха его (Прем. 10, 1)58: ибо несть иного имени под небесем, данного в человецех, о нем же подобает спастися нам (Деян. 4, 12), кроме имени Иисус-Христова.. Сею верою потом множайшую жертву Авель паче Каина принесе, еюже свидетельствован бысть быти праведник (Евр. 11, 4). Сею верою Енох преложен бысть не видети смерти; и не обреташеся, зане преложи его Бог: прежде бо преложения его свидетельствован бысть, яко угоди Богу (- 5). Сею же, без сомнения, верою в грядущего Мессию водились Енос, Мафусал, Лемех, Ной и все другие патриархи и праведники, о которых говорится, что они уповали призывати имя Господа Бога (Быт. 4, 26), что они угодили Богу (- 6, 9), обрели благодать пред Господем (- 8): ибо без веры в Искупителя невозможно угодити Богу (Евр. 11, 6).

1) Средствами, какие Бог употреблял тогда для сохранения и распространения между людьми как вообще истинной веры и благочестия, так в особенности первоевангелия о Мессии и правильного понятия о знаменовании жертв, были преимущественно следующие: а) откровения; с этою целию Он иногда являлся сам и беседовал с людьми (Быт. 4, 6–15; 6, 13–22; 8, 16; 9, 9–12), а иногда сообщал людям дар пророчества, например: Еноху (Иуд. 14) и Ною (Быт. 9, 26. 27); б) чудеса, каковы: преложение Еноха, послужившего образом покаяния родом (Сирах. 44, 15), смешение языков (Быт. 11, 1–10), всемирный потоп (-гл. 7); и в) то долгоденствие, которым благословлял Бог патриархов: они жили обыкновенно более сами, осьми и девяти веков, так что, не смотря на два слишком тысящелетия, протекшие от Адама до всемирного потопа, первоевангелие, слышанное Адамом в раю, могло перейти в мiр послепотопный во всей своей первобытной свежести и неповрежденности. Ибо Ной, живший до потопа около 600 лет, мог беседовать с Енохом, сыном Сифовым, а отец Ноя, Лемех, мог беседовать с самим Сифом. Таким образом каждый в то время мог принимать наставления в истинной вере и предания о Мессии из самых верных источников, а по вере в Мессию получать и спасение.

Но когда, несмотря на все эти средства со стороны Бога, несмотря на всемирный потоп, которым наказал Бог людей за их крайнее нечестие, несмотря на вновь повторенные Им обетования, в лице Ноя, для всего рода Человеческого, люди мало-помалу уклонились от своего Создателя, и идолопоклонство покрыло почти всю землю: тогда Бог, для сохранения истинной веры в Него и в обетованного Мессию, из среды всех людей избирает одного Авраама, воспитывает в нем отца верующих, вступает с ним и со всем его потомством в особый завет (Быт. 17, 7–9), и начинается новый период приготовления рода человеческого к принятию Искупителя.

В этот второй период иначе Бог приготовлял избранный свой народ, Иудеев, и иначе язычников: первых – преимущественно способом сверхъестественным, последних – преимущественно способом естественным.

I. Для приготовления Иудеев Бог употреблял:

1) Обетования и пророчества о Мессии. И высочайше премудрый сообщал их народу своему с мудрою постепенностью, применительно к обстоятельствам времени, чтобы свет ведения о грядущем Спасителе был доступнее для очей веры. Так, сначала Мессия предвозвещается, как семя или потомок Авраама, Исаака и Иакова, о котором (семени) благословятся вся племена земная (Быт. 12, 3; 18, 18; 22, 16 –18; 26, 4; 28, 14), как Примиритель и чаяние языков (Быт. 49, 10); потом изображается великим Пророком, подобным Моисею (Втор. 18, 15–18), Помазанником и Царем (Пс. 2), Царем вечным и священником по чину Мельхиседекову (Пс. 109); еще далее – Еммануилом, который родится от Девы (Ис. 7, 14), Богом крепким (- 9, 6), агнцем, вземлющим грехи мiра (53), установителем нового завета (Иез. 34, 23–31Дан. 9, 24–27). Вместе с тем открываемы были мало-помалу время будущего пришествия Мессии (Быт. 49, 9–10Дан. 9, 24–27Агг. 2, 6–10Мал. 3, 1); колено, из которого Он имел произойти (2Цар. 7, 16Ис. 11, 1– 3Иер. 23, 5. 6); место, где имел родиться (Мих. 5, 2), и все даже малейшие обстоятельства Его рождения (Пс. 71, 10–11Ис. 11, 1–3), жизни (Ис. 9, 1. 2; 26, 19; 35, 3–6Зах. 9, 9), смерти (Пс. 84, 11. 12; 40, 10; 93, 21; 68, 22Зах. 11, 12. 13; 12, 10Ис. 53, 7) и воскресения (Пс. 70, 20Осии 6, 3)59, так, что когда действительно пришел на землю Мессия, внимательные Иудеи по этим признакам не могли не узнать Его.

2) Прообразования. Здесь бесконечная Благость, нисходя к немощи человека, облекала высокие свои обетования и пророчества о Мессии в чувственные образы, чтобы тем сильнее напечатлеть их в памяти народа и всегда представлять их как бы пред его глазами. К числу таких прообразований относились:

а) Некоторые происшествия и обстоятельства из жизни частных лиц, например: приношение Исаака в жертву, указывавшее на крестную смерть и воскресение Мессии (Иоан. 8, 56); священство Мелхиседека, прообразовавшее вечное священство Христово (Евр. 5, 6. 7); могущество и величие царствования Давидова и Соломонова, прообразовавшие могущество и славу царства Христова (2Цар. 7, 13. 14Иер. 33, 14–18); пребывание пророка Ионы во чреве китове три дни и три нощи, знаменовавшее трехдневное пребывание Мессии в сердце земли (Мат. 12, 40).

б) Происшествия и обстоятельства из жизни всего народа иудейского, особенно во дни Моисея (1Кор. 10, 11Рим. 10, 4), каковы: исшествие Израильтян из Египта, агнец пасхальный, бывший образом Мессии во многих отношениях (Исх. 12, 46; снес. Иоан. 19, 361Кор. 5, 7), переход чрез Чермное море, манна, вода из камня, медный змий, прообразовавший Мессию, распятого на кресте и спасающего верующих в Него от вечной смерти (Иоан. 3, 14).

в) Весь закон обрядовый, данный Богом чрез Моисея, и прообразовавший своими многочисленными жертвоприношениями, очищениями, окроплениями, празднествами, священством – события новозаветные: сень бо имый закон грядущих благ, свидетельствует св. Апостол, а не самый образ вещей (Евр. 10, 1; снес. Кол. 2, 17). К числу наиболее поучительных установлений этого закона относились: а) обрезание всех детей мужеского пола, знаменовавшее внутреннее обрезание и оправдание верою в грядущего Мессию, имевшего родиться без мужа (Рим. 2, 28–29; 4, 11), и б) вхождение первосвященника в Святое Святых однажды в год для кропления кровию на очистилище: это священнодействие служило прообразом единой очистительной жертвы за грехи мiра, которую имел принести Мессия, а вместе и вознесение Его на небо (Евр. 9, 11. 12. 24).

3) Закон не только обрядовый, но и нравственный, и гражданский. Апостол называет вообще закон пестуном во Христа (Гал. 3, 24). И действительно, закон обрядовый вел ко Христу, как уже замечено, тем, что прообразовал события новозаветные, и своими жертвами указывал Иудеям на жертву Христову (Евр. 10, 1). Закон нравственный – тем, что своими высокими и подробными предписаниями, которых Иудеи, вследствие первородного греха, не в состоянии были исполнить, ясно обнаруживал пред ними их греховность: законом бо познание греха (Рим. 3, 20), приводил их в сознание своего бессилия и возбуждал в них сильнейшее желание Искупителя, – что с такою силою исповедал св. Павел. Евреин от Еврей, соделавшийся Христианином; вемы, яко закон духовен есть: аз же плотян есмь, продан под грех… Не еже бо хощу, доброе, сие творю: но еже ненавижду, злое, сие содеваю. Аще ли еже не хощу, сие творю, хвалю закон, яко добр. Ныне же не ктому аз сие содеваю, но живый во мне грех… Окаянен аз человек; кто мя избавит от тела смерти сея? – Благодарю Бога моего Иисус Христом Господем нашим (Рим. 7, 14–17. 24. 25)60. Наконец, закон гражданский вел ко Христу тем, что, угрожая за нарушение почти каждой нравственной заповеди смертию (Исх. 21:15, 23–25, 31:14, 22:16–17Втор. 13:5–10, 15:16, 17:2–5, 19:16–21, 21:18–21, 27:16 и друг.), И таким образом держа Иудеев постоянно в страхе под игом работы (Гал. 5, 1), заставлял их еще пламеннее желать, чтобы скорее пришел на землю Избавитель, и закон духа жизни о Христе Иисусе свободил их от закона греховнаго и смерти (Рим. 8, 2).

При пособии всех означенных средств, Иудеи и со времен Авраама, как до Авраама, веровали в грядущего Мессию, и этою верою оправдывались и спасались: мысль, которую непререкаемо подтверждает апостол Павел, говоря об Аврааме, Исааке, Иакове, Иосифе, Моисее, Давиде, Самуиле и о многих других, иже верою победиша царствия, содеяша правду, получиша обетования (Евр. 11, 8–40; снес. Деян. 15, 11Рим. 4, 10–25Гал. 2, 15. 16). Этими средствами Иудеи, действительно, были приготовлены к принятию Мессии, как засвидетельствовал опыт. Едва только явился предтеча Христов, Иоанн Креститель, на Иордане с своею проповедию: Иудеи прислали спросить его, не он ли Христос (Иоан. 1, 19–27)? Когда Иоанн отвечал, что он только предтеча Мессии, и начал возглашать: покайтеся, приближибося царствие небесное…, грядет креплий мене во след мене (Матф. 3, 2Марк. 1, 7), этим словам верили все, и исхождаше ко Иоанну вся иудейская страна, и иерусалимляне: и крещахуся вси во Иордане реце от него, исповедающе грехи своя (Марк. 1, 5). Когда Иисуса, еще младенца, по закону Моисееву, принесли во храм поставити пред Господем, Его встретил здесь старец Симеон, чаявший утехи Израилевы (Лук. 2, 25), и Анна пророчица возвестила о Нем всем, чающим избавления во Иерусалиме (- 38).

Когда Христос вступил в должность общественного учителя: необыкновенное стечение народа повсюду сопутствовало Ему, и многие признавали Его за обетованного Мессию (Иоан. 6, 14; Мат. 14, 38), мнози вероваша в Него (Иоан. 7, 31). Когда Христос в последний раз входил во Иерусалим: народи предходящии ему и вследствующии зваху глаголюще: осанна Сыну Давидову: благословен грядый во имя Господне: осанна в вышних (Мат. 21, 9). Благословенно грядущее царство во имя Господа, Отца нашего Давида (Марк. 11, 10). И если иудейские старейшины и книжники, по зависти и ненависти, если многие из народа, по обольщению и слепоте, не уверовали во Христа и даже предали Его на смерть: за то лучшая часть всего Израиля, – все те, которые, воистину, были чадами Авраама, отца верующих, – с радостию приняли обетованного Мессию и уверовали в Него, когда, по проповеди Апостолов, обращались к Нему целыми тысячами (Деян. 2, 41; 4, 4), – и первая Церковь Христова на земле была из Иудеев.

I. Язычников, за их нечестие и отпадение от веры, хотя Бог, по законам правды, не удостаивал того покровительства и особенного руководства, каких удостаивал избранный народ свой, Израиля; но, по бесконечной благости, и им не несвидетельствована себе остави (Деян. 14, 17), и их приготовлял мало-помалу к познанию и принятию великой тайны спасения. Средствами к тому служили:

1) Закон естественный. Пред язычниками всегда была открыта книга природы, возвещавшая им все, что можно знать человеку о Боге: еже возможно разумети о Боге, говорит Апостол, яве есть в них: Бог бо явил есть им. Невидимая бо его от создания мiра творенми помышляема видима суть, и присносущная сила его и Божество (Рим. 1, 19–20). В сердцах язычников всегда оставалось написанным дело законное, спослушествующей им совести, возвещавшее им нравственные обязанности (Рим. 2, 15). Но так как, разумевше Бога, язычники не яко Бога прославиша или благодариша, но осуетишася помышлении своими (Рим. 1, 21); так как они измениша славу нетленного Бога в подобие образа тленна человека и птиц и четвероног и гад (- 23), и премениша истину Божию во лжу, и почтоша и послужиша твари паче Творца (- 25): то и предаде их Бог в неискусен ум, mвopumu неподобная: исполненных всякия неправды, блужения, лукавства, лихоимания, злобы: исполненных зависти, убийства, рвения, лсти, злонравия (- 28. 29), и омрачися неразумное их сердце (- 21), и глаголющеся быти мудри, объюродеша (- 22). Сколько ни силился разум человеческий, в продолжение веков, найти Божественную истину и исправить нравы людей; но не достигал своей цели. Все изобретенные им религиозные учения вскоре обличались в своей недостаточности и разрушались. Многочисленные системы философские быстро сокрушались одни другими, более и более теряли к себе доверие, и обращались, наконец, в науку сомнения или неверия. Нравственные правила философии и гражданские законодательства не исправляли человеческих нравов; напротив, нечестие видимо усиливалось в мiре: дошло до того, что просвещеннейшие из народов древности, Греки и Римляне, олицетворили и обоготворили почти все человеческие страсти и пороки, и думали служить своим богам различными злодеяниями и непотребствами. Все это естественно должно было приводить язычников в сознание своего умственного и нравственного бессилия, а вслед за тем побуждать и мало-помалу утверждать в них желание помощи свыше, предрасполагать их к принятию сей помощи. И опыт показал, что лучшие из языческих мудрецов сознавали бессилие человеческого разума в деле Богопознания и бессилие человеческой воли в деле благочестия, и учили ожидать помощи только от Бога61. В этом-то смысле древние учители Церкви и называли философию путеводительницею ко Христу, приготовлявшею язычников к принятию Его62.

2) Остатки первобытного откровения и религии. Истины веры, в особенности обетования об Искупителе, данные в начале для всего человечества, переходя от отцов к детям, от предков к потомкам чрез устное наставление, должны были распространиться между всеми народами, как бы ни далеко впоследствии они уклонились в нечестие и идолопоклонство. И хотя эти истины, смешавшись с новыми верованиями языческих народов, мало-помалу не могли не потерять своей первоначальной чистоты и целости, не могли не исказиться; но и в искаженном виде все же они поддерживали и сохраняли в язычниках предания о происхождении и первобытном состоянии человека или золотом веке63, о падении прародителей в раю64, и что всего важнее – предание об Искупителе рода человеческого и ожидание Его пришествия65.

3) Сношение язычников с избранным народом Божиим, которому вверены быша словеса Божия и все обетования и пророчества о Мессии (Рим. 3, 2). Такие сношения начались еще со времен Авраама, Исаака и Иакова, которые, переходя с места на место, и, по разным обстоятельствам, имея сношение с разными племенами, могли производить на них благотворное влияние и примером своей жизни, и исповеданием истин веры (Быт. гл. 23–36). Потом пребывание Евреев в Египте среди многочисленного народа, их славное исшествие из Египта, чудесный переход чрез Чермное море, торжественное вступление в обетованную землю, истребление или покорение нечестивых ее обитателей, затем многократные победы над языческими народами во времена судей, а равно порабощения этим народом, также не могли оставаться без влияния на язычников, как можно видеть из примеров (Навин. 2, 9–11; 5, 1; Руф. 1, 16). В последующее время, при царях, Евреи, по разным случаям, как то, по случаю путешествий, мореплавания, войн, пленений и торговли, входили в сношения почти со всеми народами древнего мiра: с Халдеями, Египтянами, Сириянами, Мидянами, Персами, Греками и Римлянами (3Цар. 9, 26–28; 10, 22; 2 Парал. 8, 17–18; 9, 10. 11 и др.). По разделении еврейского царства на иудейское и израильское, чем более приближалось время пришествия Мессии, тем более открывались благоприятные обстоятельства, способствовавшие к подобным сообщениям избранного народа с народами языческими. Разумеем: плен ассирийский и рассеяние Израильтян по отдаленным странам востока между язычниками; потом седмидесятилетнее пребывание Иудеев в плену вавилонском, а наконец, по возвращении Иудеев из вавилонского плена, новые порабощения и рассеяния их по разным странам трех частей старого света66. Таким образом свет истинной веры от избранного народа мог распространяться различными путями и на другие народы, и мало-помалу приготовлять их к принятию Искупителя. А потому и сказал св. Афанасий: «не для одних Иудеев дан был закон, не для одних Иудеев посылаемы были Пророки; но хотя посылались они к Иудеям и терпели от Иудеев, однакож для всей вселенной служили священным училищем к познанию Бога и к устроению духовной жизни»67.

4) Перевод свящ. книг еврейских на греческий язык, сделанный слишком за два столетия до явления Мессии, и сделавшийся с тех пор доступным ученым язычникам. И древние учители Церкви, согласно с свидетельствами самих язычников68, решительно утверждали, что многие из языческих мудрецов и философов «пользовались книгами Моисеевыми, черпали из источника писаний пророческих»69. А знакомясь сами с религиозными верованиями и чаяниями Иудеев, эти мудрецы могли знакомить и других с теми же верованиями и чаяниями, и чрез то подготовлять их к уразумению имевшей вскоре открыться тайны спасения.

Должно присовокупить, что исчисленные средства приготовления язычников к принятию Искупителя не были для них бесплодны. И, во-первых, известно из св. Писания, что и вне избранного народа Божия не недоступно было людям спасение, по вере в грядущего Мессию, как подтверждают: сказания книги Бытия о Мелхиседеке (Быт. 15, 18 и след.), история Иофора, священника мадиамского, тестя Моисеева (Исх. гл. 2–4. 18), и история Иова авситидийского, изображенная в его книге. Припомним также историю Валаама, пророчествовавшего о Мессии (Числ. гл. 22–24); слова молитвы Соломоновой по освящении храма (3Цар. 8. 41. 42), из которых можно предполагать, что уже при Соломоне были поклонники истинного Бога Израилева и вне пределов Израиля; сказание о Неемане, сирийском военачальнике, с благоговением к Богу Израилеву искавшем помощи у Его пророка (4Цар. 5, 1 и след.), и сказание о пророке Ионе, который самим Богом был послан в нечестивый город, Ниневию, и своею проповедию обратил жителей к покаянию (Ион. гл. 1 и след.). Во-вторых, известно, что, когда настало время пришествия Мессии, Его ожидали не только Иудеи, но и языческие народы, и это ожидание издревле распространено было на всем востоке70. Наконец, известно, что Христос-Спаситель, во дни своего общественного служения, иногда встречал в язычниках такую веру, какой не обретал в самих Иудеях (Мат. 8. 10), и что проповедию Апостолов быстро насаждена была Христова Церковь во всех странах языческого мiра (1Петр. 1, 1Рим. 10, 18; 15, 19).

§ 130. Нравственное приложение догмата

1) Размышляя внимательно о необходимости Божественной помощи для восстановления падшего человечества, – о том, что человек-грешник сам собою не в силах ни удовлетворить за себя правде Божией, ни изгладить в себе греха, ни уничтожить гибельных последствий греха, научимся смирению: ибо все мы естеством чада гнева (Еф. 2, 3); все в беззакониях зачинаемся; во грехах рождаемся; все бедны, жалки, немощны, и равно имеем нужду в Божественной помощи для нашего возрождения и освящения, равно нуждаемся в ней для восстановления нас после каждого из наших личных грехопадений, которые так часты.

2) Представляя потом, как Господь Бог действительно явил свою высокую помощь для искупления падшего человечества, как это искупление еще от века было определено, как в нем участвовали все Лица Пресв. Троицы, и участвовали единственно по своей бесконечной благости и любви к нам грешным, научимся воздавать за столь великую любовь нашего Господа взаимною любовию: возлюбим его, яко той первее возлюбил есть нас (1Иоан. 4, 19), а вместе научимся памятовать и другое наставление Апостола: возлюбленнии, аще сице возлюбил есть нас Бог, и мы должны есмы друг друга любити (- 11).

3) Наконец, соображая благоговейною мыслию, какое необычайное средство избрал Бог для нашего искупления, почему воплотился для сего именно Сын Божий, почему Он пришел на землю уже в последок дний (Евр. 1, 2), и как к принятию Его приготовлял Триипостасный Иудеев и язычников в продолжение веков, научимся благоговеть пред Его бесконечною премудростию, и из глубины души восклицать с Апостолом: о глубина богатства и премудрости и разума Божия! Яко неиспытани судове его, и неизследовани путие его (Рим. 11, 33).

* * *

3

См. выше § 90: о следствиях падения наших прародителей.

4

«Человек и за собственные грехи не может дать Богу умилостивительной жертвы. Как же возможет сделать это за другого? А что же бы мог он приобрести в сем веке, столько стоящее, чтобы оно служило достаточным заменом за душу, по природе драгоценную, потому что она создана по образу Творца своего?… Брат не может искупить брата своего, и каждый человек – сам себя, потому что искупающий собою другого должен быть гораздо превосходнее содержимого во власти и уже рабствующего. Но и вообще человек не имеет такой власти пред Богом, чтобы умилостивлять Его за грешника: потому что и сам повинен греху» (св. Васил. вел. Бесед. на Пс. 48, в Тв. св. Отц. V, 358. 359 и след.).

5

Правосл. Испов. кафол. и Ап. Церкви восточн. ч. 1, отв. на вопр. 20; Васил. вел. о Св. Духе гл. 16, в Тв. св. Отц. VII, 289–290; Григор. богосл. слов. на Пятидесятн., там же VΙ, 16; Кирилл. иерус. оглас. поуч. XVII, п. 2, стр. 373; Иоанн. Дамаск. Точн. Изл. пр. веры кн. II, гл. 3, стр. 56.

6

«Надлежало быть одному из двух, говорит св. Прокл константинопольский, – или всем, вследствие приговора, подвергнуться смерти, потому что все согрешили; или принести, взамен, такую цену, за которую всякое осуждение было бы отменено. Но человек не мог спасти себя: потому что он-то и подлежал долгу за грех. Не мог спасти рода человеческого и Ангел: потому что был недостаточен к такой цене (ήπόρει γάρ τοιούτου λύτρου). Итак надлежало, чтобы безгрешный Бог умер за согрешивших: это только оставалось врачевство от зла» (In laud. S. Virg. Orat. 1).

7

«Какая тварь могла быть воссоединена с Творцом чрез тварь же? Или какая помощь могла быть оказана подобным от подобных, которые сами нуждаются в той же помощи? И след. как Слово, если бы оно было творение, могло бы разрешить приговор Божий и отпустить грех, когда это принадлежит собственно Богу, по слову Пророка: кто Бог, якоже ты, отъемляй беззакония и оставляяй нечестия (Мих. 7, 18)?… Как же могло случиться, чтобы твари освободили нас от грехов?» (Св. Афанас. вел. contr. Arian. orat. 11, n. 67). См. также далее примеч. 34 и самый текст, к которому оно относится.

8

«Никакая часть творения не могла послужить спасению творения, когда и сама нуждалась в спасении» (св. Афанас. contr. Arian. Orat. 11, n. 69). «После того, как чрез преступление люди подверглись порче природы и лишились благодати, чему другому надлежало быть, или кто потребен был для восстановления их, как не Бог-Слово, создавший в начале все из ничего?» (De incarnat. Verbi Dei n. 7).

9

См. выше – § 93: о следствиях прародительского греха в нас.

10

Бесед. XLVI.

11

Точн. Изл. прав. веры кн. III, гл. 1, стр. 136–137.

12

«Сын Божий благоволит стать и именоваться и сыном человеческим, не изменяя того, чем был (ибо Он человеколюбив), чтобы невместимому соделаться вместимым… Для сего соединяется несоединяемое: не только Бог с рождением во времени, ум с плотию, довременное с временем, неочертимое с мерою, но и рождение с девством, бесчестие с тем, что выше всякой чести, бесстрастное с страданием, бессмертное с тленным» (слов. на св. светы явл. Господь., в Тв. св. Отц. III, 263).

13

Ужели таковыя попечения о нас (Божии) приводят наше помышление к чему либо низкому? Или, напротив того, производят в нас удивление к великому могуществу и вместе к человеколюбию Спасающего, потому что Он и благоволил спострадати немощем нашим, и возмог снизойти до самой нашей немощи? Ибо превосходство крепости доказывают не столько небо, и земля, и обширность морей, и животные, живущие в водах и на суше, и растения, в звезды, и воздух, и времена года, и разнообразное украшение вселенной, сколько то, что невместимый Бог мог чрез плоть бесстрастно вступить в борьбу с смертию, чтобы собственным своим страданием даровать им бесстрастие» (о Св. Духе гл. 8, в Тв. св. Отц. VII, 257).

14

«Что естество всамощное могло снизойти до слабости человеческой природы, – это более показывает силу Божию, нежели многочисленные и изумительные чудеса, ибо творить что либо великое и превосходное как бы естественно всемогуществу Божию. Нисшествие же к тому, что презренно и уничиженно, есть некоторый преизбыток всемогущества, не находящего себе никаких преград даже в сверхъестественном» (Catech. сар. 24).

15

Tertull. contr. Marcion. 11, с. 3; Augustin. de civit. Dei X, c. 29; Leo M. de Nat. Serm. 1, et de Pass. Serm. III.

16

Contr. Arian. Orat. II, n. 68. И вслед за тем св. Отец развивает мысль, что, если бы Бог, по могуществу своему, одним словом разрешил клятву и простил людям грехи, то это, конечно, показало бы могущество Его, не было бы вредно людям. Они из этого научились бы грешить и вскоре пали бы снова: тогда опять надлежало бы их прощать, и не было бы конца таким прощениям, – а люди все становились бы хуже и хуже. Всегда согрешая, они всегда имели бы нужду в прощении, и никогда не были бы освобождены от грехов и их пагубных следствий.

17

Слов. 19, в Тв. св. Отц. II, 158. Св. Григорий нисский также утверждает, что Бог мог бы спасти нас одним своим изволением и словом (Orat. Саtech. сар. XV).

18

De Trinit. XIII, с. 13. В другом месте он же говорит: sunt stulti, qui dicunt: non poterat aliter Sapientia Dei homines liberare, nisi susciperet hominem, et nasceretur ex foemina, et a peccatoribus omnia illa pateretur?… Quibus dicimus: poterat omnino; sed si aliter faceret, similiter vestrae stultitiae displiceret (De agon. Christian. cap. 11).

19

Contr. Graec. Serm. IV, in Opp. T. IV, p. 578.

20

De nativit. Serm. II, cfr. Serm. LXIII, c. 1. Подобную же мысль выражает и другой папа, Григорий великий: Qui nos existere fecit ex nihilo, revocare etiam sine sua morte potuit a passione. Sed ut quanta esset virtus compassionis ostenderet, fieri pro nobis dignatus est, quod esse nos voluit (Moral. XX, c. 26)

21

Точн. Излож. прав. веры кн. III, гл. 18, стр. 199–200.

22

В доказательство этого довольно взять во внимание одно то, что о необходимости воплощения и смерти Сына Божия для спасения людей говорят те же самые учители Церкви, которые, как мы видели, ясно проповедуют, что Бог мог бы спасти человека и иначе, именно: св. Афанасий (de incarn. Dei n. 7; contr. Arian. Orat. III al. IV, n. 33); блаж. Августин (Serm. CLXXIV, al. VIII, de verb. Apostoli, n. 1) и св. Лев nana (Serm. L, al. 1, de pass. Domin. cap. 9). Снес. примеч. 16, 18 и 20.

23

Illam creaturam, quam virgo concepit et peperit, quamvis ad solam personam Filii pertinentem, tota Trinitas fecit: neque enim separabilia sunt opera Trinitatis (Augustin. Enchirid. c. XXVIII, n. 2; cfr. de Trinit. II, 5, n. 9; 10, n, 2).

24

«Воплощение Бога Слова бысть благоволением Бога Отца, осенением и действием Духа Святаго, и самого Слова соизволением» (св. Димитр. Ростов. сочин. 1, стр. 169).

25

Cfr. Augustin. contr. Serm. Arian. c. XV; Cyrill. Alex. Anath. IX, в Xp. Чт. 1841, 1, 60.

26

Точн. Излож. прав. веры кн. IV, гл. 4, стр. 225.

27

Слов. 39, в Тв. св. Отц. III, 263.

28

Non Pater carnem asaumpsit, neque Spiritus Sanctus, sed Filius tantum, ut qui erat in divinitate Dei Patris Filius, ipse fieret in homine hominis matris filius, ne filii nomen ad alterum transiret, qui non esset aeterna nativitate filius (De dogmat. eccles. c. II).

29

Fulgent. de fide ad Petrum c. II; Ferrand. (diacon.) Paraenes. ad Reginum comitem n. 12; Димитр. Pocmoв. сочин. ч. 1, стр. 52.

30

De incarnat. Dei n. 10; cfr. n. 7, 20.

31

Serm. LXI, с. II.

32

Chrysost. in Joann. homil, XVIIÏ Cyrill. Alex. Glaphyr. lib. 1; Augustin. inΡs. XXXII, En. III, n. 16.

33

Contr. haeres. V, cap. 1. Тоже говорит и св. Афанасий (de incarn. Dei n. 11).

34

De incarn. Dei n. 13. Далее в том же сочинении своем (n. 20) св. Отец кратко перечисляет все причины воплощения Сына Божия следующим образом: «никто другой, кроме самого Спасителя, в начале создавшего вселенную из ничего, не мог тленному естеству нашему даровать нетление, – никто, кроме Того, Который есть образ Отца, не мог восстановить образа Божия в людях, – никто, кроме Господа вашего И. Христа, Который есть самосущая жизнь, не мог смертную природу нашу возвести к бессмертию, – наконец, никто иной не мог сообщить людям познание об Отце и низложить идольское нечестие, кроме Слова, управляющего вселенною, кроме единого истинного и единородного Сына Отчего» (в Хр. Чт. 1838, II, 132–133).

35

См. выше – § 57: об участии всех Лиц Пресв. Троицы в деле творения, и затем § 100.

36

Athanas. de incamat. Dei n. 1; Gregor. Nyss. contr. Eunom. orat. XII; снес. примеч. 11. 13. 15.

37

In epist. ad Hebr. сар. 2.

38

Слово 38, на Богоявл., в Тв. св. Отц. III, 245.

39

Advers. haeres. IV, с. 14.

40

Da incarnat. Dei n. 4.

41

Слов. o Богослов. IV, в Тв. св. Отц. III, 79.

42

In·Genes, homil. III, n. 4, XXIII, n. 6.

43

О Св. Духе гл. 15, в Тв. св. Отц. VII, 282.

44

Serm. de verbis Domini VI. И в другом месте: si homo non periisset, Filius hominis non venisset (Serm. CLXXIV, n. 2; cfr. n. 8).

45

In 1 Reg. Exposit. IV, c. 1.

46

 Ἐγένετο... διά σωτηρίαν ανθρώπων υιός άθνρώπου. De Trinit. III, 4.

47

Quae est causa incarnationis, nisi ut caro, quae peccaverat, redimeretur? (De incarnat. cap. VI).

48

Ή ελευσις του Κυρίου πάσα διά τον άνθρωπον γεγένηται, τον τεθανατωμένον έν τάφω σκότους άριαρτίας... Homil. XXXIV.

49

Leo Serm. III de Pentec.; Tertull, de carn, Christi c. XIV; Glem. Alex. Paedag. III, 1; Origen. in Num. homil. XXIV, n. 1; Gregor. Nyss. Cathech. c. XV.

50

Вслед за пелагианеми (Cassian. de incarnat. Christi contr. Nestor. 1, c. 3), мнения этого держались многие из схоластиков (Alex. Halens. Р. III, qu. II, memb. 13; Alhert. M. Sent. IIΙ, dist, XX; art. 4; Dunc. Scot. Sent. IIIj dist, VII, quaest. 3; dist. XIX, qu. 1), калвинистов и социниан. Подробное опровержение самых их доказательств можно видеть в Богословии Феофана Прокоповича, vol. III, р. 205–217.

51

Слов. о Богосл. V, в Тв. св. Отц. III, 125.

52

Orat. in diem. Natal., in Opp. T. III, p. 341, Paris. 1638. Вслед за тем св. Отец продолжает: «когда из этого корня вышла вся сила греха, возросла в многоразличных видах, и раскрылась в волях людей, знаменитых своею порочностью во всех веках; тогда, как говорит Апостол, лета неведения презирая, Бог (Деян. 17, 30) пришел в последние дни... Тогда посредством плоти человеческой сокрушил многие главы змия...» (ibid. pag. 342). Ту же мысль раскрывают: св. Григорий Богослов (Тв. св. Отц. III, 294–295) и блаж. Феодорит (Contr. Graec. Serm. VI, in Opp. T. IV, p. 579).

53

Иn Jоаnn, Tract. XXXI, n. 5.

54

О Св. Духе гл. 14, в Тв. св. Отц. VII, 280–281. См. также св. Григор. Богосл. слов. на св. Пасху, в Тв. св. Отц. IV, 164–165.

55

Vid. apud Ethym. Zygaben. Panopl. Par. 1, Tit. 7, p. 142.

56

Св. Димитр. Pocmов. Сочин. ч. III, стр. 101, в Хр. Чт. 1842, IV, 395.

57

(57) См. о религии nатриархальной, Введ. в правосл. Богословие. A. М.

58

(58) Церковь издревле веровала, что Адам получил спасение, как видно из свидетельств Иринея (adv. haeres. III, c. 54), Тертуллиана (contr. Marcion, lib. II), Оригена (In Matth. homil, XXXIII) и других. Первый говорит об энкратитах, еретиках второго века: «отвергают они и спасение первозданного человека, что однакож измышлено ими вновь. Некто Тациант первый привнес это богохульное учение…, и сам от себя изобрел доказательства для опровержения учения о спасении Адама» (см. у Евсев. Церк. Истор. кн. IV, гл. 29, в русск. перев. стран. 242–243).

59

Все эти пророчества о Мессии, бывшие в период патриархальный и подзаконный, рассмотрены нами прежде. Введ. в прав. Бог. §§ 61. 77–89.

60

И блаж. Августин замечает: omnes itaque homines, sub lege constitutos, reos facit Lex, et ad hoc illis super caput est, ut ostendat peccata, non tollat... Conantes homines implere viribus suis, quod a lege praeceptum est, ipsa sua temeraria et praecipiti praesumptione ceciderunt...; et quoniam suis viribus implere non poterant legem, facti rei sub lege, imploraverunt Liberatoris auxilium; et reatus legis fecit aegritudinem superbis. Aegritudo superborum facta est confessio humilium: jam confitentur aegroti, quia aegrotant; veniet Medicus, et sanet aegrotos (In Joann. Tract. III, n. 2, p. 1397, in Patrolog. curs. compl. T. XXXV).

61

Каковы: Мелес самосский (apud Diogen. Laert. lib. IX, n. 24), Сократ (Xenoph. Memorab. lib. IV, et Platon. Dialog. «Alcibiades»), Платон (in Epimenide et de legib. lib. IX), Сенека (lib. 1, c. 6 de clementia), Ямвлих (in vita Pythagor. cap. 28).

62

Clem. Alex. Strom. 1, p. 282; Origen. Philocal. cap. XIII, p. 41–42.

63

Plato, Polit. p. 271, Opp. T. II, Paris. 1578; Virgil. Georg. lib. 1, v. 125, et Eclog. IV; Ovid. Metamorph. lib. 1, v. 89 et squ.; Plutarch. de Isid. et Osirid.; Strabo, lib. V, p. 250, Opp. T. II, Oxon. 1807. Cfr. Euseb. Praeparat. Evangel. 1, c. 8 et XII, c. 13.

64

Schwarz, de lapsu prim. generis hum. parentum, a paganis adumbrato, Altorf. 1730; Kleuker. Zendavest. T. I, p. 25 et III, p. 84 squ.; Windischman, Philosophia in progressu historiae mnndi, vol. 1, p. 1, Sect. 1, Bonnae 1827.

65

Schmidt, Redemption du genre humaine, annoncee par les traditions relig. de tous les peuples, trad. de 1’allemand par Henrion, Paris. 1827; Xp. Чт, 1839, III.

66

Начерт. Церковно-Библ. истории, стр. 440, Спб. 1827.

67

… πάσης δέ τής οικουμένης ήσαν διδασκάλιον ιερόν τής περί θεοϋ γνώσεως και τής κατα ψυχήν πολιτείας. De incarn. Dei n. 12, Opp. T. 1, p. 57, ed. Paris. 1698.

68

Vid. apud Clem. Alex. Strom. 1, c. 22; Euseb. Praeparat. Evang. VI, c. 6.

69

Justin. Cohort. ad Graec. cap. 14; cfr. Apolog. 1, c. 20; II, c. 13; Tertull. Apolog. c. 47; Clem. Alex. Strom. 1, c. 15. 21; Theophil. ad Antol. II, 37; Euseb. Praeparat. Evang. IX, 1; Augustin. de civit. Dei VIII, 12.

70

Как свидетельствуют: Тацит (Hist. lib. V, с. 13), Светоний (Vita Vespasiani, сар. 4), Иосиф Флавий (de bello Jud. Ш, с. 28; IV, с. 31) и Егезипп (de excidio Hierosol. V, с. 44).

Просмотров: 27


pdf Скачать страницу в виде PDF
Внимание! В PDF сохраняется только содержимое страницы! без оформления сайта!
После скачивания файла, вы сможете его распечатать.




Если вы нашли ошибку или опечатку в тексте страницы, пожалуйста, отправьте нам сообщение по ссылке ниже.

Отправить

Если на странице недоступен видеоконтент, попробуйте поискать его самостоятельно по ссылке - Том 2 / Часть 3

Вопрос-ответ

последние вопросы

Лена 2019-09-16 23:42:27

Здравствуйте отец Андрей! У меня к Вам такой вопрос-" Чем отличается бесовское воздействие (где-то даже искушение) ,от психологического воздействия (подчинения) ,и насколько эти понятия различимы и различимы ли вообще?"
Ответьте пожалуйста-вопрос очень важен.

Ответ:

Здравствуйте Елена. Бесовского воздействие это одно ,Психологическое подчинение,это что ? если это страх перед начальством, это одно, если это некое гипностическое состояние, это как раз и относится к бесовскому воздействию. Всё зависит от того, смотря что вы подразумеваете под психологическим воздействием.

Календарь:

Икона дня:
Пост:

Святые дня:

Евангельские чтения дня:



Новости:

  • 26.06.2018

    Началось строительство здания под детский центр, кто желает поучаствовать в этом бл...

    1269
  • 18.09.2019

    свт. Иоанн Златоуст - Беседы на второе послание к фессалоникийцам

    4
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Пред...

    2
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    5
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    2
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    3
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    2
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    3
  • 17.09.2019

    Беседы на первое послание к фессалоникийцам / свт. Иоанн ЗлатоустПредисловие / Бесе...

    2

все новости